ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Я бы сказала тебе, мой мальчик, что они живы и здоровы, – мягко улыбаясь, проговорила Женькина мама.

– А где же они? – хрипло спросил Вася и вдруг почувствовал, что он очень устал.

– Они сейчас в Средней Азии, на Памире. Видишь ли, Вася, когда с тобой случилось несчастье, твоей маме было очень тяжело здесь жить, и тогда она попросила отца переехать. Вот почему они живут теперь все время там. Но ты не беспокойся: мы с Евгением Алексеевичем уже дали знать в Москву нашим общим знакомым, а они свяжутся с твоими родителями. И тогда они приедут за тобой. Так что ты не волнуйся. Хорошо?

Нет, конечно, он не волновался. Он был в том блаженном, расслабленном состоянии, когда все вокруг кажется необычайно милым и приятным. В этом состоянии можно, улыбаясь, пить касторку, решать незаданные задачи или зубрить ненужное правило, можно быть абсолютно послушным и совершенно приятным человеком. Вася улыбался и почему-то твердил:

– Спасибо… Вот спасибо!

Большей радости он не испытывал еще ни разу в жизни.

Но, странно, чем глубже и понятней становилась эта радость, тем быстрее она уходила куда-то вглубь, в самое сердце, и уже спокойно думалось о том, что раз родители живы и здоровы, значит, все в порядке, значит, можно заняться теперь другими делами.

С этих минут все окружающее стало по-настоящему интересовать Васю. Жизнь не остановилась. Жизнь идет, и он должен занять в ней свое место. А это место прежде всего в школе. Он теперь ясно представлял себе все трудности, которые придется ему преодолевать. Учиться, наверно, он будет в старой школе, но уж, во всяком случае, с новыми учениками. Атак как он и раньше переезжал не раз, то представил, как важно сразу же, с первых дней, завоевать настоящий авторитет среди новых товарищей. Ну, на первых порах пригодится мамонт. Он, конечно, сыграет свою роль. Но этого мало. Надо еще и учиться! А вот чему теперь учат? Ведь как-никак, а пятьдесят лет прошло, целых полвека. Не мудрено порастерять кое-какие знания.

Вот почему, когда Вася пришел в себя и утихомирил свою радость, он заговорил с Леной о школьных делах.

Выяснилось, что в пятых классах проходят сейчас почти то же самое, что в Васино время – в шестых. Это заставило его насторожиться. Лена поняла это по-своему, хитро улыбнулась и очень серьезно предложила:

– Тебе обязательно нужно проверить свои знания. Ведь если ты забыл все на свете, тебя же могут перевести в четвертый класс, а то еще возьмут и посадят в третий.

Лена говорила без тени улыбки, и Вася так поверил ей, что даже покосился на несерьезного Женьку: неужели и в самом деле могут посадить рядом с такой мелюзгой? Вот будет позорище!

– Мне кажется, что тебе нужно сделать это немедленно, – продолжала Лена, и глаза у нее хитро поблескивали. – Знаешь, чтобы не волноваться. Верно? Пойдем ко мне в комнату.

Комнатка Лены оказалась маленькой и очень уютной. Кровать, столик для занятий, над ним – полочка для книг со стеклянными дверцами, стенные шкафчики для одежды, стулья, несколько картин…

На столе, слева от чернильницы, поблескивая никелем и пластмассой, стоял какой-то странный прибор, а рядом с ним – крошечная портативная пишущая машинка. Под полочкой для книг – матовый экран телевизора.

Лена усадила Васю за стол, достала новую тетрадь в клеточку:

– Давай проверим твои знания по арифметике, а потом уж по математике. – Она тоже села за стол и придвинула к себе странный прибор. – Ну-с, вначале – умножение. Помножь 3475 на 9821.

Вася склонился над тетрадью. Лена щелкнула выключателем, и на приборе загорелся розоватый экранчик. Потом она нажала на кнопки, на которых были написаны числа 3, 4, 7, 5 и затем 9, 8, 2, 1; через секунду на экранчике вспыхнуло слегка' пульсирующее розовато-зеленое число: 34127975. Вася ничего этого не видел. Он честно писал, считал и наконец сказал с некоторым торжеством:

– 34127975!

– Правильно, – спокойно сказала Лена. – Теперь проверим деление.

Вася решил все примеры, но, прежде чем он произносил результат, на розоватом экранчике прибора перед Леной уже светилась нужная цифра. Потом они перешли к относительным числам, потом попробовали алгебру, и Лена бесстрастно произносила:

– Правильно. Неправильно.

Вася наконец не выдержал:

– А откуда ты знаешь, что правильно, а что неправильно?

– А у меня есть проверяльщик, – ответила Лена и показала глазами на прибор.

На его кнопках были написаны цифры и десяток латинских букв; в стороне рядком стояли знаки, обозначавшие арифметические, алгебраические и тригонометрические действия и значения.

– На этом приборе можно решить любую задачу в несколько секунд – успевай только на кнопки нажимать. Понятно?

– Ну-у, – разочарованно и обиженно протянул Вася, – так вам, конечно, в школе и делать нечего – только на кнопки нажимай! За вас же машины думают.

– Да… как бы не так! Они только ответ дают. А решать-то все равно самим приходится, чтобы в тетрадях был виден весь ход решения. Видишь ли, в наших задачниках есть только примеры и задачи. А ответов на них нет. Как же мы делаем? Решаем задачу обычным путем, а потом проверяем ответ. А учителю сдаем письменную работу.

Теперь Вася разочаровался снова, но уже совсем по другому поводу.

– Ну, это неинтересно… – протянул он. – Зачем тогда нужны такие машины? Лучше ответы в задачниках печатать.

– Ой, Вася, какой ты странный! Но нам-то ведь нужно учиться работать на вычислительных машинах? Сейчас без них везде как без рук. И в школе у нас такие же машины, только больше размером. А в институтах – так там уж совсем сложные.

– Что ж выходит? Попадете вы в поле или в тайгу и без машины не сможете решить ни одной задачки, ни одного примера? Обязательно подавай вам машину? – почему-то начиная сердиться, спросил Вася.

Лена покосилась на него, вздохнула и постаралась ответить как можно мягче:

– Вот как раз поэтому мы и учимся всякую задачу и пример решать обычным путем. Как будто в поле, в тайге, – добавила Лена и слегка улыбнулась. – И только ответы проверяем на машине. Зато, когда мы будем работать на заводах или в совхозах, мы уже будем уметь пользоваться этими умными машинами. Они ведь очень экономят время. И потом, на них можно решать такие задачи, которые самому и за год не решить.

– Знаю, – недовольно ответил Вася. – Читал.

Конечно, Лена была права. Но Васе очень не хотелось попадать в четвертый, а тем более в третий класс только потому, что в школу наконец пришла техника. Разве он виноват в том, что в его время техники побаивались? И, сердясь на свою неудачную судьбу, он спросил:

– Ну, а какие еще машины вы изучаете?

– Мы учимся работать на пишущей машинке. Видишь, и у меня и у Женьки есть свои портативки. Но все равно тетради мы ведем от руки, уроки записываем тоже от руки. А когда нужно, учитель диктует, и мы печатаем на машинке.

– Так… – протянул Вася и иронически присвистнул. – Ну, а телевизоры у вас зачем? Чтобы не скучно заниматься было?

– Что ты! Это учебный телевизор. А для развлечения у нас в столовой стоит.

Нет, это уж слишком! Телевизор и тот приспособлен к школьным занятиям! Такой веселый и интересный аппарат – и вдруг уроки?

Но Лене уже надоело Васино недоверие. Она сказала:

– Послушай, но это, честное слово, нехорошо – ничему ты не веришь!.. А ты знаешь, что у нас, кроме школьных, есть еще и телеуроки.

– Это еще что такое? – удивился Вася.

Лена щелкнула ручкой в стене, и экранчик под полочкой засветился. Вскоре вырисовались цветные картины далекой Антарктики – зеленовато-белые величественные айсберги, фонтаны китов, колонии пингвинов в белых манишках. Потом открылась необозримая горная страна, покрытая слоем льда и снега.

– Это повторный дополнительный урок для шестых классов, – сказала Лена. – Вот на таких учебных телевизорах дают нам уроки. Ты не понимаешь? Ну, видишь ли… программа во всех школах одна и та же. И вот определенные станции передают пособия для уроков. На одной волне – для одних классов, на другой – для других. Я вот смотрю программу для пятого класса. Вот мы, например, изучаем по истории техники доменный процесс. Передача покажет и старые домницы, и более поздние, еще сохранившиеся сейчас домны, и заводы, на которых добывается металл без помощи домен. Так зубришь, зубришь – ничего все равно толком не поймешь. А посмотришь передачу, книжку прочтешь – и все в порядке: сразу на пятерку отвечаешь.

17
{"b":"277851","o":1}