ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Веселый Топор как будто ушел из этого мира — сидел, не шевелясь. Что творилось в его голове, мне было не ведомо, но через минуту он произнес:

— Черт с тобой. Все равно ты уже покойник. Если де Норт не найдет убийцу, он вызовет мага, а от гончей нижнего мира еще никто не уходил. Поэтому у нас и не убивают знатных. Гончая выследит кого угодно. Стоит маг, конечно, не дешево, но мэр, думаю, раскошелится под давление общественности. Тогда тебе и придет конец.

— Ты произнеси клятву, а о своей безопасности я позабочусь сам.

— Демоны с тобой, Пришлый. Я дам тебе клятву, если об этом не узнает ни одна живая душа.

— Об этом не беспокойся. Мне самому выгодна тайна нашего союза.

Все тонкости клятвы я выудил из своей сегодняшней гостьи, так что все подготовил. Достал из-за пазухи чашу и мех с водой. Налил воды в сосуд, разрезал предплечье и нацедил туда же немного крови, затем передал все Тореху. Проделав те же манипуляции, что и я, Веселый Топор заговорил:

— Как твое полное имя, Пришлый?

— Власов Руслан Иванович.

— Я, Торех по прозвищу Веселый Топор клянусь в верности на пять лет Власову Руслану Ивановичу по прозвищу Пришлый, — произнес Торех и, отпив из чаши, передал ее мне.

— Я, Власов Руслан Иванович по прозвищу Пришлый, принимаю клятву верности Тореха по прозвищу Веселый Топор, — я также сделал глоток.

— Вот и все, Торех, а ты боялся. Теперь рассказывай, зачем к тебе приходил де Норт?

— Как будто не знаешь? Тебя искал.

— Что спрашивал?

— Спрашивал, не приходил ли к нашим лекарям человек с дыркой в теле от арбалетного болта? Спрашивал, как выглядит человек наехавший на меня? Не продавал ли кто в хибарах добротный меч и мощный арбалет?

— Что ты ему рассказал?

— Сказал, что про меч и арбалет ничего не знаю, к лекарям никто не ходил. А описание того, кого я ищу, есть у всех. Я за его голову предложил десять золотых ноготков как-никак. Человек среднего роста в дешевом плаще — вот и все описание.

— Завтра ночью будет засада в «Пьяном карасе»?

— Да, наверняка, будет. Де Норт так просто не отступиться.

— Готовь десять золотых, завтра я приведу тебе разыскиваемого тобой человека. И помни, попасть живым к де Норту он не должен.

— Я уже жалею, что произнес эту клятву.

— Спокойно. Возможно, ты меня еще будешь благодарить за это. Завтра я спасу твою репутацию и заодно закрою дело ла Плажа, ну и десять золотых лишними не будут.

Глава 13

По моим прикидкам до рассвета было часа три — вполне успею навестить моих «друзей», надеюсь, они будут дома. До городской стены добрался минут за сорок, еще минут двадцать шлялся по местным развалинам, пока не нашел дом с двумя живыми людьми внутри. Некоторое время ходил вокруг маленького, покосившегося здания, в котором услышал биение двух пульсов — пытался разглядеть в щелях и окнах, что происходит внутри. Внутри все было тихо, мои враги спали как младенцы.

— А ну, подъем!!! — во всю глотку заорал я, выбив дверь ногой.

Они вскочили как ошпаренные. Один схватился за дубинку, второй вытянул откуда-то нож. Арбалет в моих руках дернулся, и мужик с дубинкой отлетел к стене — в его теле стало на одну дырку больше. Второй кинулся на меня с ножом. Я сделал небольшой шаг в сторону, уходя от выпада, следом ударил ручкой арбалета в четверть силы в голову нападавшего. Бандит выронил свое оружие и повалился на землю. Пока он приходил в себя, я перезарядил арбалет и сел напротив.

— Какого нижнего мира? Че за хрень? Кто ты такой? — посыпал вопросами оборванец, как только открыл глаза.

— Не узнаешь меня, Крыс? Или ты Урод?

— Я Крыс. Урод, вон у стены развалился, — ответил разбойник, не сводя взгляда с оружия в моих руках, — нехреновая у тя игрушка, Урода вон насквозь прошило!

— Если не ответишь на мои вопросы, я ей с радостью воспользуюсь. И первый мой вопрос: Узнаешь меня?

— Да я первый раз тя вижу. Че те надо? Ты че охотник за головами? Так я те достану больше ноготков, чем пообещал за наши шкуры мэр. Пусть сожрет меня хозяин нижнего мира, если это не так. За меня те много не дадут, я ведь так, на подхвате, но я знаю где трупак нашего главаря лежит, за него мэр отвалит пятьдесят серебряных ноготков. Без меня ты хрен его найдешь.

Надо же, как меняет внешность новая одежда, стрижка и чисто выбритый подбородок.

— Ты присмотрись внимательней, Крыс, может все-таки, припомнишь меня?

— Да не видал я тя раньше. Ты прикинь, пятьдесят серебряных ноготков на дороге не валяется. Там еще есть мертвецы из нашей банды, за них мэр тоже забашляет. Семь серебряных за каждого. Это охренительные деньги. А за меня ты один хрен больше семи не получишь.

— Я прекрасно знаю, где они лежат, Крыс. Ведь это я их убил. А теперь пришла твоя очередь, — произнес я, и зрачки моих глаз начали краснеть.

Я заметил: если немного ослабить контроль над жаждой, дать ей показать свое лицо, то мой взгляд, поистине, приводит людей в ужас. При этом зрачки становятся красными. Крыс начал отползать назад, но уперся спиной в стенку, глаза он выпучил от ужаса, рот подрагивал, лицо побелело.

— Не ожидал меня снова увидеть, Крыс? Вы не ждали, а мы приперлись, — произнес я насмешливым голосом, — да не трясись ты так, мне тебе еще пару вопросов надо задать. И самый важный из них: где лучник?

— Я, я, я не знннаю, — пролепетал он, заикаясь.

— Говори все, что о нем знаешь, и говори разборчиво. Пока что никто тебя не собирается забирать в нижний мир. И если расскажешь всю правду, возможно, я тебя туда и не заберу.

— Хрен знает, откуда появился этот гребаный лучник, знаю только, что он не обычный бандюган. Ахт сказал, чтоб мы за ним приглядывали и берегли его шкуру, пуще своей собственной.

— А кто может о нем знать? Кто-то же к вам его прикрепил.

— Ахт никому ничего не рассказывал. Собрал нас по здешним подворотням, предложил грабить на дороге караваны, если они без охраны или плохо охраняемые, ну и одиноких путников заодно.

— А почему вас стражники не могли поймать? Как то не похожи вы на неуловимых.

— Перед каждой облавой к нам приходил один хмырь и базарил с Ахтом, после этого Ахт всегда знал, где и как нас будут искать.

— Что за человек? Как выглядел?

— Хрен знает, что за хмырь, пусть сожрет меня хозяин нижнего мира, если брешу. Хмырь как хмырь. Шрам у него на роже, над правым глазом вроде бы был.

— Толку от тебя немного.

Я снял с себя плащ, кинул Крысу:

— Одевай, — приказал ему.

— Нахрена? — испугался он.

— Во многих знаниях — много горя. Одевай, тебе говорю.

Он трясущимися руками начал натягивать плащ.

Иди, перевяжи Урода, — приказал я, подтолкнув ногой нож Крыса, — на повязку можешь порезать его рубаху.

Перевязка трясущимися руками — дело непростое, но он справился.

— Теперь бери Урода. Пойдем погуляем.

Он с трудом взвалил на себя еле живого бандита. Пульс Урода бился, но еле-еле.

— Иди вперед, я за тобой. И не вздумай шутить, ты у меня под прицелом.

Мы отошли от первого места дислокации бандитов метров на пятьсот, там я присмотрел неплохой домик. Во всяком случае, он был не совсем развален.

— Заходи внутрь, — указал я на дом, — аккуратно положи Урода около стены.

Крыс положил свою ношу и уже начал разгибаться, как получил еще раз ручкой арбалета по голове. Заведя руки разбойника за спину, я привязал их к его же согнутым ногам, вместо веревки пришлось использовать пояс того же самого Крыса. Разрезав рубаху, смастерил кляп и заткнул ему рот. Тела бандитов прикрыл валяющимся тут повсюду хламом. Урод еле дышал, до утра он дотянуть не должен — арбалетный болт пробил ему правую сторону груди на ладонь ниже ключицы. Надеюсь, до завтрашнего вечера этих голубчиков тут не обнаружат. Места здесь глухие, даже жители хибар сюда не ходят. Нечего тут делать.

14
{"b":"278216","o":1}