ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы уже освоились, господи Рус? Вам тут нравится? — подошла ко мне Ламиса.

— Мне безумно у вас понравилось, — соврал я, — но, к сожалению, я вынужден покинуть этот гостеприимный дом. Завтра тяжелый день, а мне нужно выспаться.

— О-о-о… так жаль, — произнесла она, всплеснув руками, — мы же еще не узнали, как вы побили этих бандитов.

— В другой раз, — ответил я ей, пятясь назад.

— Ну что ж, раз вам так надо идти. В следующий раз вы не уйдете от нас без рассказа, — погрозила она мне пальчиком.

— Непременно, — бросил я, выходя спиной из зала.

Я брел по улице, чувство гадливости не оставляло меня. Во что может превратить людей власть, деньги и вседозволенность, особенно если эти люди для всего этого не приложили никаких усилий, а получили все от родителей? Я шел, погруженный в свои мысли, краем глаза заметил, как мне навстречу двигалась пара подвыпивших мужиков. Они шли, обнявшись и горланя какую-то похабную песенку, у каждого в руке бутылка. Улочка была узкая, пришлось прижаться к забору дома, чтоб с ними разойтись. Тут одного мужика качнуло, он завалился прямо на меня. Я машинально поймал его под мышки и тут же ощутил резкую боль в груди. Тут же оттолкнув тело, сделал шаг назад, прислонился спиной к забору и медленно сполз, держась руками за живот. Опустив глаза, увидел, как между пальцами рук медленно вытекает кровь.

— Выходит зря нас предупреждали о его опасности, — проговорил абсолютно трезвым голосом один из пьянчуг, разглядывая окровавленный нож в своих руках.

— Да, это было проще, чем раздавить блоху, — ответил второй.

— Ладно, нечего человека мучить, режь ему глотку, да пойдем.

— С удовольствием, — улыбнулся убийца с окровавленным ножом и наклонился ко мне.

Заставить себя оторвать руки от живота, было делом непростым, но перспектива остаться тут, лежать с перерезанным горлом, пугала меня гораздо больше, чем возможность истечь кровью. Руку убийцы я перехватил, когда лезвие было в миллиметре от горла. В глазах человека появилось легкое раздражение тут же сменившиеся отражением боли. Кинжал, весящий у меня на поясе, был довольно длинный и без проблем достал до сердца фальшивого алкаша — не зря же пришлось убрать с раны сразу две руки. Мертвец начал заваливаться на меня, но я откинул его в сторону, выдернув из тела свое оружие. Взгляд красных глаз обратился на второго, еще ничего не понявшего убийцу. Вновь пришла моя подруга жажда. Она была еще не настолько сильна, чтоб я перестал себя контролировать, но и терпеть ее я не собирался. Резкий подъем с корточек и взмах ножом.

— Како… — успел произнести второй пьяница, прежде чем забулькал перерезанным горлом.

Преодолев брезгливость и отвращение, я схватил человека за руки, не давая зажать кровоточащее горло и одновременно поддерживая на ногах, и припал к рубиновой жидкости. На трупах не должно быть рваных ран, если я не хочу облавы на вампиров. Оторвавшись от шеи, снова зажал рану на животе. Она болела, но кровь уже шла еле-еле. Посидев минут десять, обшарил покойников. Ни нашел ничего: ни ноготков, ни оберегов — у каждого было по ножу и все. Перетащив тела в близлежащие кусты, направился домой. Видок у меня наверно тот еще. Недавно купленные обновки все в крови, куртка обзавелась дыркой на животе. Так никаких денег не напасешься — каждую неделю себе одежду покупать. Через полчаса кое-как дошел до дома, мастер меня встречал.

— Да, видимо веселый был вечер, — произнес он, окинув меня взглядом.

— Некогда, мастер, нужно переодеться и к Веселому Топору, он наверно еще в таверне. Нужно избавиться от трупов, пока их никто не нашел, и выяснить, что это за люди.

— Ты уже нагулялся, давай выкладывай, что случилось. К Тореху я сам схожу, а ты спать ложись.

— Нет, мастер, я сам пойду. Все равно сейчас не уснуть мне — весь на взводе.

— Ложись, тебе говорю, вон вина хлестани для успокоения нервов, а светиться тебе лишний раз на улице нашего славного города не след.

— Но… — хотел было возразить я.

— Я, сказал, спать! — повысил голос Нурп. — Если я сказал, что все улажу, значит улажу.

— Ладно, мастер, как скажешь. Пойду опустошать твои винные погреба, — со вздохом, согласился я.

Глава 18

Проснулся я около обеда, голову ломило, словно в ней поселилось с полсотни бешеных шахтеров, постоянно долбящих своими кирками. Зачем вот я вчера разные сорта вина намешал? Крякнув, кое-как встал с кровати, и поплелся вниз.

— Как спалось? — поинтересовался сидящий за столом Нурп.

— Спалось-то отлично, вот проснуться было тяжело, — ответил я, держась за голову.

— Пить тоже с головой надо, если утром хочешь с ней остаться, — усмехнулся мастер.

— Уладил я вчерашнее дело, — продолжил он, — Торех сказал: были когда-то в городе эти людишки, да с год назад пропали куда-то. Тела он спрятал надежно, куда мне не сказал, да я и не спрашивал.

— Он не особо возмущался, что ты к нему с подобной просьбой пришел?

— Поворчал, конечно, но отказываться не стал. Очень ему не понравилось, что без его ведома тут людей убивать стали. Это вызов его власти.

— Ну, если не здешние это молодцы, то и искать их никто не станет.

— Ты наивный человек, Пришлый. Думаешь это грабители обычные? Это убийцы профессиональные, и пришли они за твоей тупой башкой. А если они не вернуться с ней, кто-то поймет что с ними что-то случилось и пошлет следующих. И будут их слать до тех пор, пока ему не принесут твою пустую голову.

— Чего это она пустая и тупая? — удивился я.

— Да потому что в ней ничего не задерживается. Чему вот я тебя учил? Я тебе что говорил? Воин всегда должен быть готовым к нападению, и не важно, где он находится и о чем думает. В каждом человеке ты должен видеть потенциального врага. А ты ходишь, ворон считаешь.

— Да если от каждого ожидать ножа в пузо, то и свихнуться можно! — возмутился я.

— Не свихнешься, если возведешь это умение до нужного уровня. Ты не должен ожидать нападения, ты должен быть готовым к нему. Для тебя отразить неожиданный удар должно быть так же естественно, как пустить воздух в сортире.

— Я все понял, мастер. Но рано или поздно все равно эти гады до меня доберутся, если они наемники. Мне надо найти заказчика. Но я даже не представляю, кто это может быть.

— Я-то уж тем более не знаю, кому могла понадобиться твоя шкура, Пришлый. Подумай над этим на досуге. Кстати, ты не забыл, что тебе надо идти к начальнику стражи за наградой? А то смотри, отдаст он ее кому-то еще. Давай, ешь и иди. Твои вещи я простирнул и заштопал, может, сыроваты еще, но других нет, потерпишь.

— Да не лезет мне ничего в глотку что-то. Я только водички напьюсь и пойду.

— Даже и не знаю, что это с тобой? — притворно удивился Нурп.

— Не издевайся, и так хреново. А за вещи спасибо.

Через полчаса я уже стучался в дом управления стражей. Открыл мне служивый с мечом наперевес.

— Вы к кому и как вас представить? — спросил он важно.

— Передай господину Карлу ла Изару де Урту: Пришлый явился за обещанной наградой.

— Обождите на лавке во дворе. Вас вызовут, — произнес стражник и скрылся за дверью.

Я оглянулся в поисках места, чтоб приземлиться. Возле здания, и вправду, находилось несколько скамеек, на которых разместилось еще человек двенадцать. Тоже кого-то или чего-то ждали. Выбрав свободной местечко, сел и прикрыл глаза — так голова болела немного меньше. Сидеть мне пришлось минут пятнадцать. Затем вышел тот же человек, что впустил меня во двор, и обратился ко мне:

— Господин Карл ла Изар де Урт примет вас. Пройдите на второй этаж в комнату номер двенадцать.

— Как скажешь, дорогой, — я встал и направился, куда послали.

Наверно все подобные учреждения одинаковы: двери, двери, двери и куча людей около них. Протолкавшись через народ, поднялся на второй этаж. Комната двенадцать находилась в самом конце коридора.

— Добрый день, — поздоровался, войдя без стука.

22
{"b":"278216","o":1}