ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Почему ты хотел нас зарезать? — спросил я, поигрывая его же ножом у него перед глазами.

— За твою голову обещана награда в шестьдесят серебряных ноготков, — ответил он, стараясь не смотреть в зрачки моих глаз.

— Кто назначил?

— Я не знаю. Вчера к нам пришел человек, описал тебя и сказал, что ты должен скоро наведаться в наш лагерь, и за твое убийство он заплатит шестьдесят серебряных ноготков.

— Ты его знаешь? Как он выглядел?

— Не знаю я его, запомнил только шрам над правым глазом.

— В лагере знают, когда мы должны прийти?

— Знают, что или завтра днем или к ночи. Они в курсе, что вы идете.

— Спасибо за информацию, — я занес нож для удара.

— Стойте! — взвизгнул лежащий, — там, на деревьях секреты, вы сами ни за что не увидите их, а я вам покажу, если мне жизнь оставите.

Я задумался.

— На каком расстоянии ты можешь учуять людей, — спросил мастер, молчавший все это время.

— Шагов тридцать, сорок.

— Выходит из гнезда нас могут увидеть раньше, чем ты их учуешь.

— Если пойдем ночью, то вряд ли, а вот он может нас выдать звуком, — ткнул я ножом в сторону съежившегося в углу убийцы.

— Это да, но он может провести нас той дорогой, где нас не ждут. И намного быстрее, чем пойдем мы. А нападать нам надо сегодня, пока они не подготовились.

— Может и может, но не верю я ему, есть в моих краях одна история про Сусанина…

— Историю про твоего Сусанина я не знаю, но по этой твари видно: жизнь ему дорога и из-за кого-то рисковать он ей не станет. Ведь так? — спросил мастер у обсуждаемого.

Тот закивал со скорость швейной машинки.

— Я все сделаю, как скажете. Проведу по тропам, через три часа будем на месте.

— Тогда собираемся и идем. Ночь коротка.

Через пять минут мы были экипированы и готовы. Пленника я развязал, оставив связанными только руки за спиной. Мы спустились вниз как старые друзья. Первым шел Нурп, за ним несостоявшийся убийца, справа от которого шел я. Под плащом я держал заряженный арбалет, на случай неожиданностей. Внизу уже все спали, и никто не видел, как тройка людей вышла в дождливую ночь.

Глава 20

Прогулки по ночному лесу в дождь то еще удовольствие. Я не знаю, как наш пленник находил путь в лесном мраке, но шел он уверенно. Когда я его спросил: «Как он находит дорогу в такой темноте?», он сослался на какие-то видимые только ему метки на деревьях. Будем надеяться, он нас не обманул и приведет, куда нам надо, иначе я за себя не отвечаю. На всякий случай я постоянно был наготове и прощупывал округу на наличие пульсов. Пока наличия людей я не обнаружил. Странное дело: я могу ощущать только пульсы людей — животных же не слышу.

По моим расчетам три часа мы уже шли точно. Таким грязным и мокрым я не был даже после трехдневного марша до таверны. Идти по лесу — это не по дороге топать.

— Долго нам еще тут грязь месить? — раздраженно прошептал я.

— Еще около часа и мы на месте, — ответил мне наш провожатый.

После этих слов мы двигались еще где-то полчаса, и вот я услышал пульс. Судя по всему, человек находился на дереве метрах в сорока. От него нас скрывал кустарник, темнота и дождь.

— Стойте! — крикнул я шепотом — кричать шепотом умеет каждый студент.

— Что случилось? — обеспокоенно повернулся ко мне несостоявшийся убийца.

— Далеко ли до первого «секрета»? — задал я вопрос.

— Да еще минут двадцать, не мень… — договорить он не успел. Мастер, стоявший при моем вопросе сзади парня, профессиональным движением зажал ему рот и перерезал глотку — мой знак он понял правильно.

— Ох, как я не люблю лгунов, — ответил я на молчаливый вопрос Нурпа, — «секрет» вон на том дереве.

— Надо привыкать к тому, что связанный враг бывает опаснее свободного. Он же вел нас прямо на «гнездо» лучника. Вот гад! — не упустил возможности поучить меня мастер.

— Часового надо снять, и снять надо его тихо. Мы же не знаем, какие у них условные сигналы, — начал очередной урок Нурп, — Действуем так: ты по кругу обходишь гнездо со стороны лагеря — оттуда он нападения ждать не должен, а я его в это время отвлеку тут. Как услышишь треск, вали гада. Понял?

— Понять то я понял, только где сторона лагеря? Я в лесу вообще не ориентируюсь, — потупился я.

— Вон к тому дереву по кругу отползешь, а от него к «гнезду», — со вздохом произнес мастер. — Начинаем считать. На счет двести ты должен быть готовым к броску.

Ползти по грязи было делом противным и очень выматывающим, но лучше рыть носом мокрую землю, чем получить стрелу в печень. Держа в руках арбалет, я медленно закапывался в грязь. Дождь скрывал лишний шум и ухудшал видимость. Тучи закрыли луну и звезды — темнота была, хоть глаз коли, но даже в таком кромешном мраке я мог разглядеть каждую деталь.

До двухсот я досчитать не успел. На счете сто девяносто два раздался громкий треск со стороны, откуда мы пришли. Не теряя времени, бросился к дереву с часовым, арбалет пришлось бросить, чтоб освободить руки. В момент, когда раздался треск, до дерева было еще метров десять. Моему прыжку позавидовал бы сам Бубка — я долетел до третьей ветки сразу. Выход силой, и еще один прыжок — зацепился за бревна «гнезда». Еще один выход, и я стою перед удивленно вытаращившим глаза часовым.

Бью ему ножом в живот и затыкаю рот свободной рукой, прежде чем человек смог что-то предпринять. Вместе с разбойником валимся на бревенчатый настил «гнезда». Человек подо мной пытается что-то мычать, а, может, кричать от боли, но я держу крепко, нож по-прежнему воткнут ему в живот.

— Где второй секрет? — спрашиваю я, уставившись ему в глаза своим фирменным алым взором, а чтоб вопрос звучал еще убедительней немного повернул кинжал.

Раздался приглушенный вой, раненый от страха и боли готовый на все протянул руку, указав направление. Мне большего и не надо. Дальше мучить бедолагу я не стал — второй удар пронзил сердце часового.

Осматривать и обыскивать труп времени не было. Когда придет смена неизвестно, поэтому действовать надо как можно быстрее. Спустился одним элегантным прыжком — высота в пять метров для меня теперь ничтожна.

— Ну, ты прямо акробат, — проговорил, подошедший мастер.

— Ото ж. Второй «секрет» вот там, — указал я рукой, — пойду, разведаю его точное место расположения — действуем по тому же плану.

— Надеюсь, этот секрет достаточно далеко, чтоб не услышать здешний шум, — пригладил мастер свои промокшие насквозь усы.

— Я тоже на это надеюсь, — бросил я и направился в сторону следующего противника.

Пришлось проползти метров пятьсот, прежде чем я услышал пульс. Определив место расположения «гнезда», отполз к мастеру, который двигался метров в пятидесяти за мной.

На этот раз мы сговорились, с какой скоростью будем считать, поэтому во время треска я находился аккурат под нужным деревом. Положив арбалет, я повторил предыдущий прыжок, но на этот раз он вышел не так удачно. Я немного не долетел, за нужную ветку мне удалось ухватиться лишь кончиками пальцев. Ветка была сырая, и провисел я буквально пару мгновений, затем пальцы соскользнули, и, ломая нижние ветки, я полетел спиной вниз.

Удар о землю выбил дух, на пару секунд я потерялся. Когда пришел в себя увидел лучника, высунувшегося из гнезда. Его оружие уже разгибалось после выстрела, а стрела уже летела мне в грудь. Резкий поворот в сторону позволил мне избежать встречи с оперенной вестницей смерти. Правой рукой я нащупал оставленный перед прыжком арбалет, произвел кувырок назад через голову, еще одна стрела воткнулось в то место, где я только что лежал — лучник тоже не терял времени. Как только я начал разгибаться, выстрелил. Арбалетный болт просвистел на расстоянии ладони от плеча разбойника. Попасть, не попал, но часовой дернулся, и третья стрела также не достигла цели, хотя и просвистела на расстоянии волоса от моего уха. Мысли закрутились в бешеном темпе, я растерялся, поэтому решил обдумать ситуацию за ближайшим деревом, куда и прыгнул, спрятавшись от обстрела.

25
{"b":"278216","o":1}