ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А лишнего меча у тебя случаем нету?

— Да вот как-то не догадался взять.

— Жаль. Но и за арбалет спасибо. Жди меня здесь. Пойду, поохочусь.

Вооружившись двумя арбалетами, я растворился в объятьях ночи. Сегодня будет славная охота.

Глава 27

Хмель давал о себе знать, и Карл уже клевал носом, впав в полудрему. Из этого блаженного состояния его вывел дикий крик. А точнее два диких крика подряд. Алкоголь вымело из головы за одно мгновение. Начальник стражи прекрасно знал, что означают эти вопли. Все стражники повскакивали и уже бежали к обрыву.

— Я его видел, он побежал туда, — раздался чей-то крик от яра, — давайте за ним, а то уйдет.

— Всем стоять!!! — надрывая горло, крикнул де Урт.

Дважды кричать необходимости не было — солдаты встали как вкопанные.

— Вы что совсем идиоты? — произнес ла Изар, подходя к собравшимся у обрыва стражникам, — как вы думаете, что тут произошло? Кто, по-вашему, убил этих людей?

— Неужели это Пришлый? Он же в обрыв спрыгнул. Неужели выжил, демоново отродье? — озвучил сержант мысли, мучавшие весь отряд.

— Других вариантов быть не может. А теперь вспомните, что он видит в темноте как кошка и у него в руках мощный арбалет. Вы еще хотите за ним погнаться?

— Что же нам делать!? Нам его не убить! Мы все тут подохнем! — закричал вдруг самый молодой из солдат.

— Это ты во всем виноват! — схватил он за грудки де Урта. — Ты ему нужен! — заорал он в лицо Карлу. — Ребята давайте отдадим начальника стражи, тогда демон нас пощадит.

Де Урт заметил, что в глазах людей появилась заинтересованность, и холодной волной на него накатил страх.

— Харинг, а ну прекратить панику! — крикнул лейтенант. — Вы же клятву верности давали, забыли чтоль? Если предадим господина де Урта, нам все равно хана.

— Уберите этого психа! — переборов временную слабость, приказал начальник стражи. — Мы пока еще в состоянии держать оружие, а значит, можем сражаться. Или вы хотите покорно подставить грудь под арбалетный болт какого-то там гаденыша? Лейтенант Баркос нам уже доказал, что его можно победить, если поймать. Но поймать его мы сможем только с рассветом. Нам надо продержаться до восхода солнца, тогда мы будем жить. А для того чтобы выжить этой ночью, нам нужно держаться вместе. Вы должны понимать, что Пришлому свидетели не нужны, и он убьет всех. А если мы разделимся, сделать ему это будет намного проще.

— А как же наши ребята на дне яра? Вдруг из них кто-то еще живой. И группа, отправленная проверить труп второго, до сих пор не вернулась. И похоронная команда тоже, — произнес сержант.

— Считаю, что все они уже мертвы. Проверять это ночью смертельно опасно. Нужно дождаться рассвета. Давайте приготовимся к обороне. Лейтенант, сколько у нас арбалетов?

— Осталось шесть.

— Разбейте по три арбалетчика и оставьте их наблюдать за окрестностями. Пусть стреляют при малейшем подозрении. Сколько у нас осталось шатров?

— Сюда принесли все вещи, так что как и в начале путешествия шатров у нас семь.

— Отлично. Пусть люди расставят их дугой возле обрыва. Да так чтобы они закрывали весь обзор. Шатры большие, на пять человек, должно хватить. Палатки пусть переставляют мечники, у арбалетчиков задание уже есть. Да пошевеливайтесь!

Не прошло и двадцати минут, как около обрыва уже был отгорожен пяточек земли примерно в тридцать квадратных метров. Некоторые шатры пришлось распороть: получилось нечто вроде ширмы.

— Все за шатры, будем ждать нашего гостя. Арбалетчикам быть наготове. И смотрите в оба, стрелять вам придется наугад.

***

— Д-а-а, зря я так долго с Нурпом лясы точил, — оглядел я готовый к обороне лагерь. Что ж теперь делать-то? Почему в этом мире не такие маленькие палаточки как в моем? Наделают тут шатров в человеческий рост, а мне вот теперь мучайся.

Но если они думают, что такой трюк меня остановит, они глубоко заблуждаются. Почесав затылок, чтобы собрать разбежавшиеся мысли, задумался минут на пять. Кроме как залезть на дерево и попробовать достать кого-нибудь с высоты, в голову ничего не пришло.

Сказано — сделано. Выбрав дубочек побольше, поплевав на руки, начал восхождение, по возможности стараясь не шуметь. Дополз почти до самой макушки. Присмотрев ветку поудобнее, уселся на нее и взглянул на лагерь с высоты. Кое-какие перспективы открывались. Несколько человек (самых дальних от пологов шатров) отсюда можно было достать. Решив истратить сначала болты трофейного арбалета, прицелился в голову стражника лежащего практически у обрыва. Сидя на ветке не особенно-то поснайперишь — неудобно жуть. Для того чтоб не качаться пришлось обнять ствол. Задержав дыхание, спустил курок. Треньк — стрела угодила служивому в шею. Хотя целился в голову, но это тоже неплохо. Хе, а говорят: «Первый блин всегда комом». Хотел разрядить и второй арбалет, но не успел его даже снять с пояса. Свист стрел: две воткнули в дерево, которое я обнимал, одна оцарапала ухо, одна оставила глубокую борозду на плече. Не став дожидаться второго залпа, начал экстренный спуск. Если бы я был человеком, точно где-нибудь сорвался бы и свернул себе шею. А так — отделался легким испугом, да десятком царапин и заноз. Нет, люди все-таки не зря говорят. Комом — значит комом. Да и во всех фильмах про снайперов вбивают в голову: выстрелил — меняй позицию.

Странно, но отряда, проверить удачность их залпа, они не послали. Осторожными стали, гады. Но как бы там ни было — у них минус один. И что теперь? Лезть на другое дерево? Не факт, что в следующий раз мне так же повезет. Могу и без глаза остаться. Интересно, все ли они там скучковались? Воспользовавшись своими способностями, прислушался: двенадцать пульсов. Все там, голубчики. Стоп… я же могу слышать их пульсы. Почему же мне не стрелять через парусину, на слух. Идея, конечно, не самая шикарная, но других пока нет. Прислушался: стучат, остается только в них выстрелить. Блин, чувствую себя «Хищником» из первой части, только вместо теплового зрения у меня слух. Главное чтоб на меня не нашлось Шварценеггера. Что-то последние время мне фильмы разные в голову лезут. По дому наверно соскучился, по телевизору с компьютером. Свой арбалет решил приберечь на потом, сначала используем боезапас Нурповского трофея. Напряжение слуха — выстрел. Выстрел — смена позиции.

Не знаю, сколько раз я попал и как серьезно ранил, но после третьего выстрела за шатрами засуетились. Выстрелил еще два раза. Прислушавшись в очередной раз, заметил, что пара пульсов начала отдаляться. Что за чудеса? С каждым выстрелом отдалялись все больше людей. Что за черт? За ширмой из палаток осталась едва половина. На восьмом выстреле до меня дошло: они лезут в обрыв. Забежал слева от лагеря, заглянул в обрыв: через кусты и деревца ничего не разглядеть. Справа тоже самое. Надо идти за ними, пока они не ушли.

— Нурп!!! — крикнул в лес.

Тут же, прошивая парусину шатров изнутри, в мою сторону полетели болты. Еле успел упасть на землю и откатится за дерево.

— Чего кричишь? — через минуту услышал я шепот.

— Они уходят через овраг. На тебе твой арбалет. Тут еще пять стрел. Стреляй по ним через палатки.

— Так, как же я попаду в кого-нибудь, если ничего не вижу? Хорошо хоть очертание палаток в темноте могу различить.

— Это не важно, старайся, чтоб стрелы просто воткнулись где-нибудь внутри огороженного пяточка. Пусть они думаю, что я еще здесь, а я пойду за другими.

Как я и рассчитывал, веревку, по которой меня затаскивали, они отвязать не удосужились. Может, надеялись на то, что их друзья еще выберутся из оврага, а, может, просто не хватило времени. Но факт остается фактом: теперь у меня есть возможность спуститься вниз. Подергал веревку, проверяя, крепко ли привязано. Вроде все хорошо — можно спускаться. А если можно, то терять время не стоит.

Ощущая себя волком из «Ну погоди!», осторожно полез вниз. Все внимание было сосредоточенно на спуске — альпинизмом никогда не увлекался, а сорваться с такой высоты мне совсем не улыбалось. Именно поэтому двух человек внизу услышал далеко не сразу. За мгновение до того, как они нажали на спуск своих арбалетов.

37
{"b":"278216","o":1}