ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Эй, Служивый! — окликнул я одного. — Не подскажешь как к «Дому крестьянина» пройти?

— Подскажу, чего ж не подсказать-то, — оживился один из солдат. Стоять вот так, целый день, наверно не самое веселое занятие, а тут шанс скоротать хотя бы пару минут.

— Сейчас проходишь через арку и идешь шагов пятьсот вдоль парка, — начал он объяснять, активно размахивая руками, — там здание длинное, двухэтажное, с вывеской на которой крестьянин, тянущий плуг намалеван — это и будет «Дом крестьянина». Да смотри, в парк лучше далеко не углубляйся, а то территория хоть и нейтральная, да бывает, и туда молодцы из хибар заходят. Прирежут там тебя, а нам потом расхлебывай, могут и в карательный рейд в ближайшие хибары направить, а там и пику в бок схватить недолго.

— Пусть хранят тебя твои боги, а чужие не трогают, — поблагодарил я стражника и направился сквозь арку.

Минут через двадцать я уже сидел в тесной коморке. Из всей мебели в ней присутствовали только кровать, стул и тумбочка. Пришло время пораскинуть мозгом и определится с дальнейшими действиями. Из троих бандитов рассмотреть нормально удалось только одного. С него-то и надо начинать поиск. По моим расчетам я опережал своих врагов примерно на сутки. Можно было бы подкараулить у ворот нужного мне человека, проследить за ним, при этом главное, чтоб он не засек меня. Затем дождаться когда он со своими корешами встретится, да и положить их там всех к едрене фене. С другой стороны, это бесполезно, ибо днем соваться в хибары (а у меня, почему-то было предчувствие, что мой знакомый пойдет именно туда) мне совсем не улыбается. Судя по всему, там людей режут как бройлерных цыплят, а без моих способностей я никто. Прикинув так и эдак, решил: сначала проведу разведку боем. Пойду ночью в хибары и осмотрюсь на месте.

Для своей вылазки приобрел у хозяина гостиницы плотный плащ с капюшоном (трактирщик приторговывал всякими походными причиндалами) и вышел в сгущающуюся тьму. Пройдя сквозь парк, очутился на территории хибар. Дома здесь стояли более бедные, менее ухоженные. Людей на вечерних улицах практически не было, а стражника я вообще ни одного не увидел. Но и не заметил явного беспредела: здесь также были магазины, также стояли жилые дома, один раз попалась какая-то таверна. Я уже начал подумывать, что до страшных этих хибар еще не дошел, как вдруг услышал:

— Эй, ты, в плаще! Ты с какой улицы!?

Взглянул из-под капюшона на компанию из четырех пацанят, не старше восемнадцати. Компания прохлаждалась около какого-то магазина и явно искала приключений.

— Да не местный я ребят, заблудился.

— Пришлый, чтоль!? — обрадовано воскликнул самый здоровый. — Вот что, пришлый, давай все, что есть в кармане, и иди куда шел, — начал подходить ко мне заводила. Его свита двинулась следом, обходя меня дугой.

— Ребят, да вы что!? Нету у меня ничего! Я же бедный крестьянин, — пробубнил я жалобным голосом, медленно отступая.

— А вот это мы сейчас и проверим, — быстро подскочил ко мне здоровяк и схватил за отворот плаща.

Его дружки уже обступили меня с трех сторон и ждали продолжения шоу. Ну что ж, будет им сейчас шоу!

— А ты мент чтоль!? Обыскивать!!! — проорал я в лицо ничего не понявшему парню и, схватив его за грудки, отшвырнул в сторону.

Заводила отправился в полет, приземлившись метра через два, а затем проскользил спиной по земле еще пару метров. В тот же момент я делаю шаг навстречу противнику, стоявшему справа: он только начинает замахиваться для удара — тычок кулаком в солнечное сплетение. Оставшаяся парочка бросилась на меня. Они двигались для моего восприятия примерно так, как люди двигаются при отработке ударов на тренировке по рукопашному бою.

Один получил кулаком в нос и теперь стоял в стороне, пытаясь остановить кровь. Второму повезло меньше: он катался по земле, держась за промежность. А вот нечего яйцами на мою ногу прыгать.

Пока я созерцал сию идиллию, уже очухавшийся главарь попытался проткнуть меня ножом со спины. Какая наивность! Делаю небольшое сворачивание корпуса, пропуская нож перед грудью. Хватаю кисть с пером левой рукой, выворачиваю ее на излом до хруста, правой беру неудачника за горло:

— Вот скажите мне молодой человек, кто вас учил грабить честных путников? Кто вас учил нападать вчетвером на одного? Зачем добрых людей обижаете? — начал свой разговор с пацаном.

— Ты за все ответишь, ты не знаешь, с кем связался, — прохрипел придушенный.

— А вот ты сейчас мне все и расскажешь. И с кем я связался, и как я буду отвечать, — прошипел я, выворачивая руку сильнее.

Парень закричал.

— Ты знаешь кто мой отец? Мой отец — сам Торех Веселый Топор. Он контролирует треть хибар! Он от тебя мокрого места не оставит! Ты покойник! — пищал он мне со слезами на глазах.

— Говори, где он обычно находится ночью? — вежливо попросил я, еще немного придушив парня, — хотелось бы мне с ним обсудить методы воспитания молодежи.

— Иди в таверну «Пьяный карась», если такой смелый. Прямо по улице шагов восемьсот, потом направо, через пару сотен шагов будет дом с вывеской, на которой карась и бутылка, — у парня уже начали закатываться глаза.

Ударив лбом в переносицу сыночку Веселого Топора, отшвырнул обмякшее тело. Путь мой теперь лежал в таверну «Пьяный карась». Я двинулся вдоль по улице, напоследок грозно зыркнув на поверженных противников. Недавнее хамье поспешило убраться с моего пути. Надеюсь, мой урок они запомнят надолго.

Глава 4

Таверна «Пьяный карась» оказалось местом довольно многолюдным, не смотря на обшарпанный вид. И все это многолюдье уставилось на меня, когда я вошел. Чай не красная девица, с чего это они? Видимо, новые люди сюда заходят не часто. Из трех свободных столиков выбрал самый дальний, удачно расположенный в тени. Заказал себе местное пиво, и пока официантка с довольно пышной грудью ходила за ним, успел оценить обстановку: народец здесь собрался довольно пестрый, но никого из них язык не поворачивался назвать честным человеком. К ним скорее подходило выражение: «Работники ножа и топора» — именно эти инструменты у большинства из них были видны за поясом. И, судя по тому, как некоторые бросали колючие взгляды в мою сторону, сегодняшнюю жертву они уже выбрали. Ну да ладно, авось друг друга за меня перережут. А если не перережут, то я помогу.

За кружечкой пива я попытался оценить свои действия. Все ли я правильно сделал? Сыночек Тореха теперь вряд ли сможет полноценно использовать правую кисть, а нос его дружка уже никогда не вернет себе греческий профиль. Остальные же через недельку, может, оклемаются, надо было им тоже чего-нибудь сломать для профилактики, чтоб не повадно было задирать прохожих. Кто-то скажет, что я обошелся с подростками слишком жестоко. Ну, а я на это отвечу: заповедь: «Ударили по одной щеке, подставь другую» — это не для меня. Выродков надо учить, и учить их надо как можно жестче, ибо подобные люди понимают только силу. Я и в прошлой жизни устал отводить глаза при встрече с наглыми уродами, дабы не спровоцировать их на конфликт. С меня хватит, пусть теперь они отводят глаза, ну а если хотят конфликта, они его получат. Кулаки сжались в приступе нахлынувшей ярости.

Немного успокоившись, сова взял в руке кружку с пивом (к моему удивлению довольно неплохим). Я уже начал сомневаться, правильно ли сделал, что залез в это волчье логово? А можно ли было поступить иначе? Тут я от злости на себя чуть не разбил себе о голову кружку. Что за идиот? Зачем вообще сунулся в город? Почему нельзя было подкараулить этих ублюдков на дороге? Ушел бы вперед дня на два пути, залег в кустах и ждал. Потом двинулся бы за ними, дождался ночи и порешил их там всех. Ну, может не всех, но хоть один точно прошел бы по дороге. Но, нет! Я же возомнил себя великим стратегом, великим мыслителем. Разработал офигительно крутой и хитроумный план действий. Сколько раз говорил себе: самое верное решение — самое простое. И не понадобилось бы рисковать собственной шкурой для выхода на этих мерзавцев. А теперь приходится расплачиваться за собственную глупость.

4
{"b":"278216","o":1}