ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я еще занимался самобичеванием, когда в таверну, баюкая поломанную руку, вбежал сын Веселого Топора. Он подскочил к крепко сбитому мужику, который сидел за большим столом в компании таких же верзил и что-то быстро заговорил ему на ухо. Тут взгляд гопника упал на мой столик, его глаза расширились, парень затараторил еще быстрее, тыча в мою сторону здоровой рукой. Через пару минут сбитый что-то рыкнул, махнул рукой, и инвалид ушел в сопровождении одного из сидевших за столом.

Торех Веселый Топор (а я подозревал, что крепкий мужик и был он) направился к моему столику. Надо подготовить все свое красноречие и обаяние — разговор предстоит не из легких.

— Ты зачем, отродье демонов, моего сына покалечил!? — проревел Топор, садясь за мой столик. Стул жалобно скрипнул под огромным весом здоровяка.

— Твой сын хам. Это был урок вежливости. Пусть благодарит богов, что жив остался и пусть молит их, что бы я его еще раз не встретил на своем пути.

— Это ты скоро будешь молить богов, чтоб они послали тебе быструю смерть. Если бы не договор о запрете драк в этой таверне, я б уже резал тебя живого на части и улыбался. — Он погладил рукой лезвие топора, торчащего у него из-за пояса.

— Теперь я понял от кого у твоего сынка эта наглость и хамство. А теперь послушай меня, — я схватил его руку, лежащую на столе, и с силой сжал. Лицо Тореха побледнело, глаза вылезли, он попытался вырвать руку, но безуспешно. Второй лапой мужик схватился за топор, но моя кисть легла сверху, благо столик был маленьким, и достать до его руки труда не составило, и грозное оружие осталось на месте.

— Я приду через день, — чеканя каждое слово, проговорил я, внимательно глядя в глаза собеседника. — И когда я приду, ты должен мне сказать, где я могу найти ублюдков, что грабили путников на северной дороге. Советую тебе разузнать об этом побольше. Потому что, если я от тебя не услышу вразумительного ответа, то вырву печень твоему сыну, а потом найду тебя и заставлю ее сожрать.

— Но, если их не будет в городе через день? Они, бывает, не появляются тут месяцами, — процедил он, сквозь плотно сжатые зубы.

— Уверяю тебя, кто-нибудь тут появится — это точно.

Я отпустил его руки, положил на стол серебряный ноготок и встал из-за стола.

— Ты кто вообще такой!? — схватил меня за рукав Торех.

Я вспомнил, как меня называли деревенские, да и тут пришлось услышать это в свой адрес:

— Можешь звать меня — Пришлый.

— Ты мертвец, Пришлый, — сверкнул глазами Веселый Топор.

— Пока еще живой мертвец, — вырвал я руку из его хватки и направился к выходу.

Глава 5

Выйдя на улицу, быстро перебежал дорогу, запрыгнул на забор, а с него на дерево, стоявшее во дворе дома напротив таверны. Едва устроился на ветке, как увидел выбегающих из «Пьяного карася» людей: человек восемь выскочили из дверей, внимательно осмотрели улочку и, разбившись по парам, направились в разные стороны. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтоб догадаться, кого они ищут. Надо показать этому Топору серьезность моих намерений. Я направился за парочкой, идущей в противоположном направлении от моей гостиницы. Надо полностью исключить возможность того, что кто-то свяжет меня дневного, со мной ночным. Пока это могут сделать лишь три человека, но с ними я скоро разберусь. Надеюсь, капюшон этой ночью достаточно надежно скрыл мое лицо, тем более, что до носа оно было обвязано платком. Платок к тому же изменил мой голос, плащ же хорошо скрывает фигуру и манеру движения.

Парочка завернула за угол. Спрыгнув с древа, я крадучись направился за ними. Мне не нужно было их видеть — я прислушивался к себе и мог слышать биение крови в их венах не меньше чем за двадцать метров. Откуда-то изнутри медленно начала подниматься жажда, предвкушая добычу. Я чувствовал себя охотником, чувствовал скорую кровь, и мне это нравилось.

— Да нет, Заточка, нету его тут, мы б его уже нагнали, если б он пошел в эту сторону.

— Босс сказал пройтись до конца Сапожной улицы и только тогда поворачивать, если не найдем. А до конца Сапожной еще два квартала.

— Да че зря ноги топтать? Один хрен уже не встретим этого хмыря. Откель он только такой взялся на наши головы?

Двое бандитов переговаривались в пяти метрах от моего укрытия. Я сидел в палисаднике, и ночь отлично меня скрывала от чужих глаз. Лучшего момента было не найти. Неожиданное нападение — половина победы.

Стараясь не издавать лишних звуков, вынул ножи. Убивать исподтишка — это конечно подло и низко, но и мои противники не благородные рыцари, тем более что их двое. Одним прыжком перепрыгнув метровый заборчик палисадника, оказался прямо перед неудачниками. У Заточки только начали расширяться глаза от удивления, а я уже со всего маху всадил ему правый нож в грудь по самую рукоять — все-таки силы у меня немеренно. Хотел так же проткнуть и второго, но все-таки я правша, а не обеерукий, так что удар получился корявый и неточный, да и не такой резкий и быстрый. Собеседник Заточки успел отклониться назад — нож до него не достал, зато достала моя нога — это был маховый правой ногой — при своих новых способностях я стал с легкостью реализовывать почти все, что видел в фильмах, и чему меня учили в секции в пятнадцать лет. Нога угодила бандиту по левой руке — эта зараза даже успел согнуть ее для блока. Удар был настолько сильный, что моего врага отбросило метра на два в сторону. Видно, он не испытывал рвения исполнить приказ босса любой ценой: прокатившись по земле, мужик вскочил и бросился наутек. Но уйти ему я позволить не мог. Перекинув нож в правую руку, я стартанул следом. Метров через двадцать нагнал бегуна и без долгих разговоров всадил ему нож между лопаток. Бандит пробежал еще метров пять, прежде чем понял, что уже умер.

Сначала хотел одного оставить в живых, дабы он передал мое послание Веселому Топору. Ну, типа того, что и с ним такое будет, если попробует мне перечить. Но в конце решил: и без слов будет понятно, что я хотел ему передать, а страх от неизвестного и молчаливого противника куда больше, чем от разговорчивого. Меньше слов, больше дела — надо придерживаться этого принципа. Ножи, пожалуй, вынимать не стоит — всаженные по рукоятку в человеческое тело, они, поистине, должны вызвать уважение у моих врагов. А вот обыскать трупы и разжиться парой другой ноготков — это дело, хоть и противное, но необходимое. Я не настолько богат, чтоб отказываться от халявного бабла.

В гостиницу возвращался осторожно, прислушиваясь к малейшему шороху и биению пульсов. При малейшем подозрении на присутствие человека прятался и ждал. Никто не должен видеть, как я покидаю хибары. В гостиницу прибыл за полчаса до восхода солнца. В номер залез через предварительно открытое окно. Спрятав плащ в тумбочку, лег на кровать. Теперь осталось только ждать. С этой мыслью и провалился в сон.

Глава 6

Проснулся около обеда — за эти дни сильно вымотался и морально, и физически, так что хорошо выспаться на какой, никакой, а постели — это дело приятное и пользительное. Мою русскую, любящую халяву душу, конечно, немного огорчала мысль о пропущенном завтраке, включенном в стоимость. Но ничего: «неприятность эту мы переживем», как пелось в одной песенке. Но обед пропускать нельзя — это точно.

Спустившись, сразу получил свою бесплатную хавку. Да уж: «щи да каша — пища наша» — мяса было едва ли пару волокон. Ну а что я хотел от включенного в стоимость номера обеда? Ладно, не до жиру. Сел за крайний столик, спиной к стенке, лицом к двери. Сразу скажу: это не из-за того, что я такой офигительно предусмотрительный и должен всегда контролировать окна и двери, просто не люблю сидеть в центре и спиной к двери — привычка у меня такая, чувствую себя не комфортно. В центральном зале на данный момент, поглощали свой обед еще человек десять. Сидели они тремя компаниями, тихо переговариваясь между собой. Питаясь, а другого слова к употреблению этой, с позволения сказать, еды, подобрать сложно, прислушивался, о чем говорят окружающие. Не от того что я такой любопытный, просто от скуки.

5
{"b":"278216","o":1}