ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 8

Забор был глухой — рассмотреть через него что-либо было невозможно. Для разведки местности подпрыгнул и, уцепившись руками за край, высунул голову. Во дворе стояли два здания: одно двухэтажное, пестрое, с каким-то нелепыми украшениями на стенах и окнах, другое чем-то похожее на бараки. Света нигде не наблюдалось — наверно все спали. Так, а это что за звук? Звук журчащей воды раздался буквально в метре от меня. Изогнув голову, удалось разглядеть источник — один из знакомых мне охранников.

Видимо, бедолага вышел по малой нужде. Такого шанса упускать нельзя. Рывок и, одним махом перепрыгнув забор, я оказался прямо за спиной писающего мальчика. Он что-то услышал и начал поворачивать голову, при этом мужик даже не соизволил прерваться. В таких ситуациях оглядываться надо моментально. Помогу, пожалуй, мужичку усвоить этот урок: левая рука на затылок, правая под подбородок, резкий поворот головы неудачника. Хруст шейных позвонков в ночной тишине прозвучал как удар хлыста. Интересно, успел ли он разглядеть своего убийцу? Подхватив обмякшее тело, аккуратненько положил его под кустик, у которого оно недавно стояло.

Теперь определимся с количеством людей в домах. Я обратился к своему дару: в бараках был слышен пульс восьми человек, в доме пяти — двое на первом, трое на втором. В бараки идти нет смысла. Нужно обдумать, как можно тихо проникнуть в дом. Напомнив себе, что самое верное решение — самое простое, сначала я подергал за ручку, а когда дверь не открылась, постучал.

— Ну что, Ушлый, сделал свое мокрое дело? — раздалось из-за двери.

Дверь распахнулась. В проходе стоял мой подраненный приятель и, щурясь со свету, всматривался в проем. Быстрый взмах ножом, и он мне уже улыбался вспоротым горлом. Охранник схватил себя за шею, пытаясь зажать рану, но с такими ранами не живу. Максиму он сможет продлить себе существование на полминуты. Мужик пытался что-то крикнуть, но изо рта вырывался лишь хрип, и толчками выплескивалась кровь.

— Что у вас тут происходит? — дверь одной из комнат распахнулась, и оттуда выглянул мой третий друг.

Пока новый участник представления во всем не разобрался, я прыгнул вперед и ударил ему в грудь ножом. Раздался скрежет металла, нож, соскользнув с нагрудника (нагрудник был не цельнометаллическим, скорее он напоминал мелкопластинчатую бригантину) и ушел за спину мужика. За ножом на мужика полетел и я. Инерция — она и в параллельном мире инерция. Не теряя времени, удар вторым клинком в лицо — этот гад успел отдернуть голову, и лезвие ему только щеку разрезало. Встретились мы в дверном проеме: грудь в грудь, глаза в глаза. От этой встречи охранник влетел в комнату и начал вынимать меч, одновременно пытаясь крикнуть. Его крик был сбит ударом ноги в солнечное сплетение — не очень-то покричишь, если из тебя весь воздух выбьют. Широко раскрыв рот на вдохе, он попытался срубить мою голову мечом. Выпустив из левой руки нож, я схватил его за кисть, удерживающую меч, тем самым блокируя удар. Следующее мое движение: удар под дых кулаком правой руки, с зажатым кинжалом. И сразу еще удар, и третий. Затем завершающий апперкот, и охранник отлетает с ножом в подбородке, так и не произнеся ничего кроме хрипов.

Надеюсь, я никого не разбудил. Вынул из мертвеца нож, подобрал второй и поднялся на второй этаж. Там обнаружил три двери. Прислушавшись, определил: за одной было два человека, за другой один. В третий комнате не было никого, про нее можно забыть. Сначала, пожалуй, разберусь с двумя.

Я аккуратно открыл дверь. За ней обнаружилась маленькая комнатка, похожая на тюремную камеру. По бокам стояли две кровати, на которых спало по человеку. Я начал внимательно всматриваться в лица спящих — какие-то незнакомые мне мужики. Видно, господин де Пристол привык, чтоб его приказание исполнялись как можно быстрее, и держит на этаже прислугу. Тут спящие начали приподнимать головы. Еще чуть-чуть и шуму не избежать. Пинок ногой в голову одному, рукояткой по макушке второму. И еще разок рукояткой ножа по голове первого — удара ноги чтобы его отключить не хватило. Удары приходилось сдерживать, иначе можно было легко отправить работяг на тот свет, а я еще все-таки не настолько озверел, чтобы гасить всех подряд. Пришлось задержаться и связать их, заткнув рты кляпом для верности. Это только в фильмах вырубленные лежат по полдня.

Вот и пришло время десерта. От нетерпения у меня дрожали руки. Жажда, притупленная выплесками адреналина от близости жертвы, возвратилась с новой силой. Нет, пожалуй, я не убью его сразу. Уже представляя удивленное и испуганное лицо этого пижона, когда я разбужу его ударом ножей в ноги, тихонечко открыл дверь.

Я даже успел увидеть его, даже успел мысленно помянуть всем известную маму и немного дернуться в сторону, и только поэтому арбалетный болт попал мне не в сердце, а в правую сторону груди, что там за органы не знаю — я не анатом, но больно было чертовски.

***

Господин Дерзек ла Плаж де Пристол всего полчаса назад вернулся со званого вечера, который сегодня устраивала госпожа Ламиса ла Хук де Ур. Он разделся и лег в кровать.

— Все-таки надо было позвать с собой эту столичную штучку, Сариту, — подумал он, устраиваясь поудобнее, — не должна была она мне отказать. Тогда бы сейчас не пришлось лежать одному. Да и кроме нее на этом вечере хватало женщин. Подходи и бери любую — поразвлечься с ним мало кто отказывался, не урод какой-нибудь, а молод и красив. А нравы в знатном обществе свободные, не то что у смердов. Дерзек несколько раз пытался поразвлечься с особо понравившимися ему смердками, но те почему-то почти всегда отказывались, как будто он предлагал им что-то страшное. Приходилось, иной раз, силой брать. Так сопротивлялись как дикие кошки, хорошо хоть охранники помогали держать, а то бы могли и лицо все исцарапать. А ведь он и ноготков им предлагал немало. Странные все-таки эти смерды, убудет чтоль с них?

Господин ла Плаж уже почти уснул, как услышал какой-то странный шум на первом этаже.

— Опять, наверно, эти тупые охранники между собой передрались, — зло сплюнул молодой человек.

Шум быстро стих, однако какое-то смутное беспокойство все равно терзало Дерзека. Он уже хотел продолжить свои попытки заснуть, как шум раздался уже на втором этаже.

— Береженого свои боги берегут, а чужие не трогают, — подумал де Пристол и снял весящий на стене арбалет.

Это была чрезвычайно мощная машинка, а стрелять из него можно было даже одной рукой — настолько он миниатюрный. Старая техника, таких уже не делают — секрет изготовления потерян. Достался арбалет ему от деда, его можно было держать заряженным хоть вечно, и тетива не ослабнет. Заряжался малыш одним движением рычага, находящегося сбоку. Хитрый механизм давал возможность легко взвести его даже ребенку, следовало только несколько раз с силой дернуть рычаг. На зарядку оружия Дерзек не потратил и полминуты.

Молодой человек не сводил взгляда с двери. Дерзек словно загипнотизированный смотрел, как она медленно открывается. Спохватился де Пристол только тогда, когда дверь полностью распахнулась, и в проеме появился силуэт человека. Раздался звук спускаемой тетивы — никогда к нему никто не заходил без стука. Болт прошил человека насквозь и воткнулся в стену где-то в коридоре. Незнакомец пошатнулся, сделал шаг наад и упал в коридоре. Да… древние мастера знали свое дело, арбалет был изготовлен так, что с ним не страшно было выйти и против латника, а прошить незащищенное доспехами тело ему все равно, что продырявить лист бумаги.

— Посмотрим, что за незваный гость ко мне явился, — проговорил сам себе Дерзек и, взяв со столика рядом с кроватью свечку и огниво, двинулся к выходу.

Осветив коридор зажженной по дороге свечой, парень увидел неподвижно лежащее тело. Мертвец был одет в плащ, в котором обычно ходят крестьяне, лицо незваного гостя скрывал надвинутый до самых глаз капюшон. Неподалеку от тела лежали два ножа. Руки де Пристола затряслись, он же был на полшага от смерти. Этот гад пришел, чтобы его убить. Но кто он?

8
{"b":"278216","o":1}