ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дерзек присел над трупом и отодвинул капюшон: лицо человека было замотанно какой-то тряпкой по самые глаза. Сдвинув тряпку до шеи, ла Плаж в недоумении уставился на физиономию недавно встреченного им в парке смерда. Удивлению его не было предела. Де Пристол сам видел, как этому недоумку проткнули обе ноги. Как он мог попасть сюда? Может, просто похож? Он начал всматриваться внимательней, и тут глаза мертвеца распахнулись. Такого ужаса господину Дерзеку ла Плаж де Пристолу не приходилось испытывать никогда: через красные зрачки широко открытых глаз на него смотрел сам нижний мир.

Глава 9

Я в тупом недоумении смотрел на деревянный потолок и не мог понять, где нахожусь. Мне понадобилось минут пять, чтобы более-менее прийти в себя и начать соображать. Оказалась: сижу в коридоре второго этажа дома господина Дерзека. Помню, поднялся на второй этаж, помню, заглянул в его комнату, а дальше темнота. Вроде бы видел летящий в меня арбалетный болт, но точно сказать не могу. Только тут обратил внимание на лежащее рядом со мной тело. Сфокусировав взгляд на трупе, опознал хозяина дома. Горло мертвеца было разодрано, глаза вытаращены от ужаса, кровь из рваной раны на шее едва сочилась. Судя по всему, это я стал причиной преждевременной кончины де Пристола. А соленый вкус во рту позволил отбросить последние сомнения. Смущало одно — ничего об этом не помню. Впервые жажда взяла надо мной верх настолько, что контролировала мое тело. А если бы ко мне подошел не мой мучитель, а женщина или, о боги… ребенок? Вот тут-то меня и проняло, на меня волной накатил страх. Надо заканчивать корчить из себя Зорро.

Только сейчас я начал думать о сегодняшней ночи, насколько глупой была вся моя затея. Пошел незнамо куда и незнамо зачем. Можно же было выждать удобного момента и сделать все по-тихому. Можно, конечно, оправдывать себя и говорить: «мне туманила мозг жажда». Но то, что я сглупил — это очевидно. Вряд ли здешние власти оставят без внимания убийство знатного человека у себя дома. За мной будет охотиться весь город, особенно если найдут труп с разорванным горлом. Простые люди могут смотреть на убийство знатного выродка с одобрением, но если узнают обстоятельства его смерти, тогда на меня объявят охоту все — вампиров никто не любит.

Правая сторона тела все еще плохо меня слушалась — для полной регенерации прошло слишком мало времени, но время не ждет, надо срочно заметать следы, пока никто не нагрянул. Пришлось вставать и идти в спальню покойного. Убираться, конечно, надо, но уходить без трофеев глупо, тем более у меня нет чистой одежды — вся изорвана и в крови, а купить среди ночи ее уже негде. Благо Дерзек был со мной одной комплекции и роста: такой же худощавый и не особо высокий. Сдернув с кровати простынь, начал копаться в шкафах и кидать на нее все, что приглянется. В тумбочке, около кровати обнаружил мешочек с ноготками, причем с довольно приличным количеством. Наверняка, тут где-то должен находиться тайник с основной денежной массой, но искать его нет времени.

Закончив с грабежом, завязал простынь на манер мешка, закинул за спину арбалет (уж очень понравилась мне эта игрушка), болты к нему также прихватил. Взвалил обескровленное тело ла Плажа и направился к лестнице.

Внизу пришлось задержаться и взять меч, который привязал за спиной рядом с арбалетом. Подойдя к забору, скинул труп и подтянулся на руках, осмотрел окрестности: все был чисто. Перевалив покойника через забор, быстро перепрыгнул на ту сторону. Снова закинул мертвеца на хребет и прислушался: бьющихся пульсов рядом не услышал.

Этот поход для меня слился в сплошные остановки и прислушивания к окружающей тишине. При малейшем подозрении на присутствие кого-либо приходилось прятаться или убегать, благо народу на улицах почти не было. Близилось утро, и даже стража уже ленилась патрулировать улицы. И вот, наконец, я достиг цели своего похода — это была речка, протекающая в хибарах. Видел ее в прошлое мое посещение этого замечательного уголка города.

Скинул де Пристола на землю, постоял пару минут, охватив моими способностями окрестности: все было тихо. Мне предстояло очень неприятное, но необходимое дело. Я занес меч для удара, попытавшись мысленно отгородиться от действительности и представить, что рублю дрова. Голова Дерзека отделилась от туловища лишь после второго удара.

Развязав простынь, отобрал одежду попроще, остальное барахло оставил в мешке — взять надо было как можно больше, типа для продажи. Пусть сыскари шарят на черных рынках. Насобирав вдоль берега камней, накидал их в мешок, туда же пошла и голова де Пристола. Размахнувшись, кинул мешок в воду, пытаясь попасть на середину.

Где-то я слышал, что тело человека не тонет в воде из-за накопленного в легких воздуха. На всякий случай еще раз проверил округу на наличие живых людей и приступил к делу. Разрубив грудную клетку, наложил туда оставшихся камней и, чтоб не вываливались, перемотал это все предусмотрительно оставленным плащом. Можно, конечно, и просто привязать к камню, но больших камней, как назло, поблизости не было. Пришлось совершить заплыв, чтоб тело оказалась на середине реки. Теперь если и всплывет, то только через пару дней, когда начнется разложение. Главное: если даже найдут тело, то без головы никто точно не скажет чье оно, а мало ли тел всплывает в этой речушке. Если даже труп опознают, то отсутствие в нем половины крови будет вполне объяснимо, и про вампиров никто кричать не будет.

Выйдя из воды, сразу переоделся. Старую одежду можно выкидывать — она чуть ли не насквозь пропиталась кровью, но лучше сделать это в другом месте, дабы оставить меньше следов. Кто знает, какие тут методы расследования?

Пришлось прогуляться по хибарам чуть ли не до крепостной стены, при этом стараясь никому не попасться на глаза. Там оставил старую одежду, кое-как прикопав в кустах. К гостинице вышел уже на рассвете. Забраться в комнату через окно я уже не мог — сверх силы меня покинули, а с человеческими буду туда до вечера залезать. Замотав в ворох одежды меч и арбалет, вошел в дверь. Повезло — в главном зале никого не было, и никто бы ни смог сказать, откуда я пришел. Поднялся к себе в комнату, положил меч и арбалет под кровать и лег в надежде провалиться в сон.

Но сон не шел. В голове роились мысли. В кого я превращаюсь? Режу людей как свиней — без жалости, без раздумий. Больше всего меня пугало то, что мне это нравится. А сегодня вообще пришлось человека расчленить. Да раньше меня выворачивало от одного вида крови, а сейчас разделываю людей как мясник тушу теленка. С этим надо что-то делать, иначе превращусь в маньяка — буду кромсать всех подряд.

Мне даже уже не хотелось убивать этих бандитов с большой дороги. Мой мстительный пыл охладила сегодняшняя ночь. Но убить их надо не только из мести — они единственные кто может связать меня дневного со всеми ночными убийствами. Они могут узнать меня.

Провалявшись около часа в бесплодных попытках уснуть, спустился вниз. Кто-то гремел на кухне — наверно хозяин уже встал.

— Эй, хозяин! — окликнул я его.

— Что хочет, уважаемый, этим ранним утром? — высунулась его заспанная физиономия из-за двери.

— Вина мне неси. Самого крепкого, что у тебя есть, — перед глазами стояли картинки ночных событий, и нужно было избавиться от них, а я знал только один достаточно надежный способ для этого.

— Сколько вина хочет, уважаемый?

— Неси бутылки четыре, — бутылки в этом мире были где-то по пол литра, я решил взять с запасом.

— Сию минуту, уважаемый, — мужик скрылся где-то на кухне.

Через пару минут на столе, за который я присел для ожидания, уже стояло четыре бутылки вина.

— Принеси еще чего-нибудь на закуску, а то с обеда вчерашнего ничего не ел, — человеческие силы тоже требуют подпитки.

— Через пять минут будет готова яичница с салом и мясом.

— Хорошо, сколько с меня?

— Сорок медных ноготков.

— Держи.

9
{"b":"278216","o":1}