ЛитМир - Электронная Библиотека

За подобные определения упорно держатся только учителя, нуждающиеся в рекламе, и невежественные ученики (как же, льстит самолюбию). То, что много веков подряд было самым важным на свете умением, ибо от него зависело, как долго ты проживешь, сейчас стало игрой, развлечением, соревнованием. Но жизнь в нашем несовершенном мире далеко не игра и не спорт. В ней по-прежнему плохо соблюдают все правила, за исключением одного: кто-то обязательно становится жертвой. Для меня важно (полагаю, что и для вас тоже) чтобы после схватки на земле оставались лежать другие, но не я.

Конечно, кое-кто может мне возразить: мол, я беру крайние случаи — убийства, разбой, злостное хулиганство, и не учитываю значение огнестрельного, газового, электрошокового оружия, делающего ненужным хитроумные приемы мордобоя. Отвечу тем, кто так думает, следующим образом: почитайте криминальную хронику в любой местной газете. Впечатление такое, словно возобновилась древняя война всех против всех. Людей избивают, режут, душат, топят, насилуют, калечат, уродуют, грабят где угодно, в том числе прямо в собственных квартирах. Что-то при этом о самообороне с оружием не слышно. Мало у кого есть хотя бы хороший нож, не говоря уже об электрошокере. К тому же нельзя гарантировать, что он будет у вас всегда при себе, круглые сутки, в любом месте. А вот искусство самозащиты включает в себя умение превращать в оружие любые предметы, оказавшиеся под рукой.

Сегодня никто из нас не застрахован от встречи с подонками общества. Столкновение с ними может произойти в любом месте — на улице и в магазине, в кафе и в салоне общественного транспорта, на пляже и в подъезде жилого дома. Современные «крутые» — это, как правило, молодые мужчины, юноши либо подростки, одурманенные алкоголем или наркотиками, побуждаемые низменными инстинктами. Обычно они налетают стаей и не знают пощады к своим жертвам. В этом смысле жизнь у нас почти не изменилась за последние триста лет. По-прежнему надо уметь в одиночку противостоять шайке негодяев, вооруженных холодным, а иной раз и огнестрельным оружием. По-прежнему в такой схватке нет и не может быть никаких компромиссов: либо вы победите, либо вас изувечат или убьют.

Для того, чтобы остаться невредимым в подобной ситуации, тем более — чтобы выжить, хороши любые средства, любые приемы, любые хитрости. Меньше всего имеет значение, красиво вы действуете в бою или коряво, работаете «по школе» или каким-то диким способом, ведете себя по-рыцарски или «подло». Важен только результат и его цена. Все остальное — пустая болтовня. Исходя из сказанного, можно дать определение: Самозащита — это использование человеком любых приемов и действий, помогающих ему сохранить самоуважение, свои права, имущество, здоровье и жизнь в ситуациях реального, а не условного нападения.

Взяв это определение в качестве критерия, нетрудно разделить все существующие сегодня единоборства, и западные, и восточные, на две основные группы — игровые и прикладные. В свою очередь, среди единоборств игрового направления можно выделить чисто условные, фактически ставшие разновидностями военизированной гимнастики, и спортивные. Объединяет их между собой то, что любая игра основана на традициях и на соблюдении тех или иных правил.

Единоборства прикладного направления правил не признают, на традиции тоже не склонны обращать внимание, там главное — эффективность. Однако эффективность можно понимать по-разному. Например, в одних случаях требуется взять противника живым и невредимым, в других — как можно быстрее и надежнее вывести его из строя. Соответственно, прикладные единоборства целесообразно разделить на стили ограниченного боя и тотального.

Коротко рассмотрим суть тех и других. Начнем с условных стилей. Их больше всего, и каждый год появляются все новые и новые. Практически все они либо восточного происхождения (например, японский Сётокан, китайский Чан-цюань), либо подражают Востоку (например, американское Кэнпо-каратэ или украинское Кэмпо-дзюцу). Но хотя их называют школами самозащиты, боевого каратэ или кунфу, фамильного джиу-джитсу, по сути дела там только играют в боевые искусства. Внешняя эффектность давно стала в таких стилях главным свидетельством мастерства. «Чистота» техники и строгое соблюдение канонов школы — вот что здесь ценится превыше всего.

Адепты подобных стилей сосредоточились на практике формальных упражнений, составляющей основу основ тренировочного процесса. Для получения очередной степени (внешним признаком которой является пояс определенного цвета) они должны, в первую очередь, четко и красиво («правильно») продемонстрировать очередную форму, очередные связки условного боя «с тенью». Да к тому же в искусственном ритме, заданном устным счетом или звуками барабана. А то, что наиболее важно для подготовки к реальному бою — спарринг в жесткий контакт в «рваном» ритме — либо вообще отвергается, либо играет самую незначительную роль.

У американцев есть хорошее слово «стилист». Так называют они тех энтузиастов, которые стремятся овладеть техникой, созданной основоположниками различных стилей, точно в том самом виде, в каком она существовала десятки, и даже сотни лет назад. Их не смущает, что социальные, психологические и материальные условия жизни непрерывно меняются. За сорок-пятьдесят лет все становится совершенно иным: одежда, оружие, характер преступности. Что уж говорить о двух или трех веках. Я бы сравнил таких «стилистов», подвизающихся в «условно-боевых» школах, с чудаками, гордо марширующими по улицам в старинных мундирах и с кремневыми ружьями, на радость детворе. Они солдаты? Да, только бутафорские. Можно ли сегодня убить человека из кремневого ружья? Конечно. Но куда ему до автомата Калашникова!

Это еще не все. В классических формальных упражнениях многие приемы предназначены для противодействия давно исчезнувшим видам холодного оружия, давно забытой тактике нападения. Последовательность их движений основана на священной нумерологии (мистической взаимосвязи чисел). «Стилисты» старательно повторяют эту архаику. А как же, ведь они считают, что таким образом семимильными шагами движутся по пути физического и духовного совершенствования. Не спорю, замысловатые «па» подобной гимнастики дают хорошую нагрузку всем частям тела. Повторишь раз тридцать какую-нибудь «ката» и чувствуешь, что глаза уже вылезают на лоб. Но вот что касается психики…

Зачем нам, европейцам, пытаться стать китайцами или японцами по духу? Драться от этого лучше не станешь, а вот свихнуться умом вполне можно. Все хорошо в свое время и на своем месте — такова абсолютная истина.

Заканчивая характеристику условных «боевых искусств» (каковыми являются многие из распространенных сегодня стилей «восточных» и псевдовосточных единоборств) сравню их по основным параметрам с реальной самозащитой:

Условная самозащита:

1. Цель— физическое и духовное совершенство через овладение «энергетикой» тела.

Реальная самозащита:

1. Цель — достижение наивысшей боеспособности через атлетизм и выработку автоматизма движений.

Условная самозащита:

2. Эстетически выразительный показ условной техники боя «с тенью» и с партнером.

Реальная самозащита:

2. Отработка приемов болевого, шокового и травмирующего воздействия.

Условная самозащита:

3. Усложнение техники за счет ее специализации, «акробатики», многоэлементности

Реальная самозащита:

3. Упрощение техники по принципу «минимум сложности — максимум эффективности».

Условная самозащита:

4. Ограниченность тактических действий из-за неуклонного соблюдения принципов, норм и шаблонов школы

Реальная самозащита:

4. Максимальное расширение тактики за счет всевозможных хитростей и уловок, приспособления к специфике ситуаций.

3
{"b":"279","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Жена поневоле
Хочешь выжить – стреляй первым
Мужская книга. Руководство для успешного мужчины
Союз капитана Форпатрила
Второй шанс
Удар отточенным пером
Рандеву с покойником
На первый взгляд
Хрупкие жизни. Истории кардиохирурга о профессии, где нет места сомнениям и страху