ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Горбела затрясло, от лихорадки или ярости, Джейм не знала. Как бы то ни было, он выглядел опасным и для себя и для других.

Бесёнок тявкал на Гари, которого окружала едва слышно шипящая дымка крошечных, скачущих объектов. Затем бесёнок вдруг уселся на пол и принялся неистово чесать — голову или хвост, оставалось неясным.

Её глаза встретились с глазами Гари.

В этот момент Джейм увидела происходящее предельно чётко: Коман, Рандир, Каинрон и Норф, номинально, враги, и в тоже время, члены группы шаниров Сокольничего. Кроме того, она поняла, что собирается делать Гари.

— Наверх, — сказала она Горбелу и Дуру. — Наружу, — Тени.

Схватив в охапку Жура, она присоединилась к Тени на деревянном настиле галереи и захлопнула за ними дверь, как раз, когда Гари спустил с поводка свою кипящую орду.

— Засады, насекомые и общий дурдом — похоже, мы, повторяем ночь отбора в виде фарса, — сказала Тень, заталкивая подёргивающийся хвост Эдди под рубашку, чтобы улучшить хватку змеи. Её собственный захват слегка дрожал. — По крайней мере, ещё никто не успел проделать в Коменданте дырку.

По тому, как Рандир потирала свою руку, Джейм заключила, что она чувствовала, как в ней смещаются кости. Такое случалось с ней и прежде, по крайней мере дважды за прошедший сезон. Джейм была свидетелем подобного феномена и раньше, при обстоятельствах, которые, как она надеялась, очень и очень отличались от нынешних. Поддавшись импульсу, она прикоснулась к плечу Рандир.

— Тень. Не делай никаких поспешных выводов или опрометчивых шагов. Этому должно быть своё объяснение.

Та повернула к ней каменные глаза.

— Я уверена, что есть. Вопрос в том, смогу ли я жить с этим? А между тем, твоя Пятёрка пытается привлечь твоё внимание.

Шиповник на дальней стороне квадрата снова замахала рукой.

— Прошу прощения, — Сказала Джейм, и стала прокладывать себе дорогу через сражающиеся орды, уворачиваясь при этом от неистово летающих во все стороны грязевых комков. И в самом деле, фарс. Глянув наверх, она увидела Коменданта, стоящего на балконе Комнаты Карт. Именно туда разным командам и полагалось доставлять свои военные трофеи.

Шиповник вручила ей флаг Рандир. — Высокомерные ублюдки едва озаботились спрятать его или выставить достойную охрану.

Джейм запихала его в свою куртку, которая теперь была готова взорваться.

— Помоги мне подняться.

Шиповник сложила свои большие руки чашкой. Ох, боже мой. Хорошо. Она поставила ногу на предлагаемый подъёмник и её швырнуло вверх. Балкон и стена пронеслись мимо. Она вполне могла разминуться с проходом. Внезапно на её пути оказался Комендант и она врезалась прямо в него. Когда они пришли в себя уже внутри комнаты, она обнаружила, что оставила один чёткий отпечаток грязного сапога на его животе и ещё один на его уже побитом лице.

В Комнате Карт собрались все наблюдатели, включая Торисена и Харна на заднем фоне. Последний выглядел больным, но определённо потихоньку поправляющимся.

Джейм, один за другим, вытащила из своей куртки все четыре флага.

Шило с кривой ухмылкой оглядела знамя Рандир, а затем саму Джейм. — А что-нибудь ещё у тебя там есть?

— К сожалению, нет, — сказала Джейм, грустно разглядывая свою ставшую плоской грудь. — Ох, кроме этого. — Она вытащила шарф Тиммона. — Кому-нибудь нужно выпустить его из нашей кухни, пока он не додумался до того, чтобы вскарабкаться вверх по дымоходу.

Комендант подсчитал очки. — Это будет двести шестьдесят очков за захваченные флаги, сто тридцать за сохранение своих, и один шарф командира, стоящий девяносто. Итого четыреста восемьдесят.

— Ардеты почти полностью вынесли Даниоров, — запротестовал один наблюдатель.

— Все вместе, флаг, командир и кадеты, Даниоры стоят только девяносто одно очко. Правда, мы не учитываем всех десятников, пятёрок и обычных кадетов, но разве вы видите что-то, сравнимое с этим по очкам?

Последовало некоторое ворчание, но никакого реального протеста.

— Очень хорошо, — сказал Комендант. — Команда Норф победила. Прошу прощения, я должен объявить это сообществу кадетов.

Несколько мгновений спустя он вернулся обратно, стирая грязь с лица своим шарфом. — Они определенно чересчур разошлись, чтобы воспринять эту новость должным образом. Я проинформирую их позже. А между тем, не будет ли кто-нибудь столь любезен, чтобы пойти и освободить Лордана Ардета из его жуткого заточения на кухне Норфов?

Эпилог

63-й день зимы
I

— … и тогда мы отправились вызволять Лордана Ардета из кухни, — рассказывал Торисен, — он был чёрным от сажи с головы до пят. Джейм оказалась права: он попытался вскарабкаться по дымоходу, но тот оказался слишком узким и горячим. Он выглядел так, как будто был готов её удушить — да и кто из нас порой не был? — но тут она предложила ему морковку и он разразился смехом.

— Морковку?

Это была поздняя ночь шестьдесят третьего числа Зимы, почти что рассвет шестьдесят четвёртого. Торисен и Марк были в Палате Совета, кендар ждал, пока последний лист стекла не охладится достаточно, чтобы с ним стало можно работать.

— Я полагаю, что они впервые как следует познакомились на кухне Ардетов, ну что за место, и в виду отсутствия ужина Тиммон хрустел сырыми овощами. Я никак не могу составить о нём однозначного мнения. Он так же прогнил, как и его отец, или для него всё ещё есть надежда? Джейм тоже, похоже, не уверена. В моём присутствии он был слегка застенчив, но потом он сказал, что теперь понимает, почему он спутал меня с Джейм, и настала моя очередь отступить в смущении.

Марк глянул на щетину своего собеседника, которая пока что выглядела так, как будто он перестал умываться.

— Так вот почему вы бросили бриться.

— Точно. Ох, но тебе стоило видеть Коменданта заляпанного грязью по самые брови! Все кадеты внизу, должно быть, бросили в него одновременно. И ему подбили оба глаза. Я так понимаю, что сначала ему заехал локтем Харн, а потом Джейм — ногой. И тем не менее, он так и не смог помешать её падению. Я вот думаю, а сможет ли он или хоть кто-нибудь ещё пережить время обучения моей сестры в Тентире.

— Как Ран Харн?

— Отсыпается. Хорошо что училище делает перерыв в занятиях сразу после Зимней Войны, так что мы смогли забрать его на время домой. Он определённо поглотил слишком много этой подлой дряни из незабудки, так что она до сих пор вызывает у него кошмары наяву. — Он сделал паузу, вспоминая то, что рассказала ему Джейм о дородном кендаре, рыдающем над своим мёртвым отцом.

— А теперь помоги мне, парень. Возьми этот нож и проведи им прямо через моё запястье. Хорошо. А теперь посиди со мной в последний раз и подожди. Всё в порядке.

На что это должно быть похоже, так сильно любить своего отца? Сам он едва мог представить такое, но сильно переживал из-за глубокой боли своего друга. Некоторые раны только покрывались коростой, никогда не исцеляясь до конца.

— Я мог бы убить этого жалкого Серода, — сказал он, — но Джейм заверила меня, что это не его вина.

Марк перевернул песочные часы на подоконнике и надел свой защитный капюшон.

— А правда, что она уезжает на рассвете?

— Осталось два дня до Зимнего Солнцестояния. Как мне рассказал Комендант, она каким-то образом оказалась втянута в дела с мерикитами в качестве Любимчика Земляной Женщины, что бы это ни значило.

Большой кендар замер, затем, нахмурившись, медленно натянул перчатку.

— Тебе это не нравится, — заметил Торисен, наблюдая за ним.

— Нет, и не только потому, что мерикиты вырезали всю мою семью, по-видимому, из-за простого недоразумения. Они также верят, что если они не добьются успеха в ритуалах зимнего солнцестояния, то зима может никогда не закончиться.

Торисен рассмеялся.

— Ну, ты, конечно, не воспринимаешь это слишком серьёзно.

Марк протиснул пальцы в кожу, затем натянул вторую рукавицу. Трое, но его руки были просто громадными.

84
{"b":"279151","o":1}