ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Итак, как можно объяснить заявленную пропорцию потерь на 1942 г. в 13:1 при соотношении населения в 2:3 в пользу СССР? Ведь тогда в СССР люди закончились бы быстрее, чем война! Наверно, объяснение здесь одно – ничем не ограниченная фантазия автора.

Кстати, утверждение Бешанова о том, что 1942 год был самым кровавым, тоже сомнительно. Это верно, что в 1941 году потери СССР составили 27,8 % от потерь за всю войну, а в 1942 – 28,2 %. Только следует отметить, что в 1941 году война длилась только полгода против всего 1942 года. Из приблизительного равенства цифр потерь 1941 и 1942 годов следует, что «мгновенная плотность» потерь[109] снизилась в два раза!

На 1943 год пришлось уже 20,5 % потерь. На 1944 год – 15,6 %, а на 1945 год – 7,5 % от общих потерь.

Налицо динамика сокращения потерь при приблизительно постоянной численности действующей армии. Т. е. наше командование и войска быстро научились воевать и бить врага как числом, так и умением.

Итак, попробуем определить, сколько же погибло военнослужащих обеих сторон за время Великой отечественной войны.

Для Германии эта цифра легко устанавливается – 6,5–7 млн. человек, исходя из 10 % погибших военнослужащих.

СССР при таком же раскладе мог потерять максимум 19–20 млн. Но уж никак не 31 млн.!

Конечно, союзники внесли свой вклад, выбив порядка 25 % немецких войск. Только эти потери компенсировались наличием у Германии союзников, действующих против СССР.

А теперь посмотрите кадры германской кинохроники 1945 г. В армию хватают всех подряд. Формируют фольксштурм, дивизии истребителей танков и т. д. Даже мальчишек и женщин учат стрелять из «Панцершреков». Вывод очевиден – в Германии катастрофически не хватает людей!

Так что Германия и её союзники, вероятнее всего, потеряли порядка 6,5–7 млн. человек на Восточном фронте.

Нужно также не забывать, что Германия активно использовала рабский труд и экономику покорённых стран и могла высвободить для нужд армии относительно гораздо больше людских ресурсов, чем СССР. Правда, СССР оказывали материальную помощь[110] союзники, так что влияние этих двух факторов нивелируется.

Конечно, остаётся вариант, что немцы испугались валящей на неё орды русских, заваливающих окопы трупами, испугались и массово сдались в плен. Только такое развитие событий кажется смешным и отнюдь не служит делу возвеличивания фашистской армии. Что же они за герои тогда, если немцы взяли и сдались, не исчерпав всех возможностей к сопротивлению?

А что в СССР? Где повальная мобилизация? Времена народного ополчения минули в прошлое после битвы за Москву и Сталинградской битвы. Вместо них действует нормально сформированная и укомплектованная армия. Никто не хватает подростков, женщин, стариков и не суёт им в руки ППШ. Стремительно растёт военное производство.

Кстати, любопытный факт: в бюджете СССР на 1945 г. военные расходы были отодвинуты на второй план. Приоритет получили «мирные» расходы. Германия находилась на последнем издыхании, в то время, как СССР далеко не исчерпал своих ресурсов.

Таким образом, официальная цифра потерь вооружённых сил СССР в 8,8 млн. человек представляется наиболее реальной. Во всяком случае, зарубежные авторы, в отличие от наших «счетоводов», не подвергают её сомнению.

Что мы имеем? 6,5 млн. солдат вермахта (и его союзников), погибших на Восточном фронте, и 8,8 млн. советских солдат, погибших на войне. Пропорция 14: 10 в пользу немцев. Что-то не похоже на 15: 1 по Бешанову! Учитываем здесь партизан, пусть будет 2: 3 в пользу Германии.

Следует отметить интересный факт. В плен к немцам попало порядка 4–4,5 млн. советских солдат и минимум из них погибла в плену. В советском же плену был отмечен только один случай массовой гибели вражеских солдат в плену – после Сталинградской битвы. Такие потери были связаны не с целенаправленной жестокостью в отношении к пленным, а в том, что советское командование не ожидало такого их количества.

Таким образом, из цифры 8,8 млн. следует отнять ещё порядка 2,3 млн. человек, погибших не на поле боя, а от зверского обращения с ними. Согласитесь, варварство по отношению к пленным никак не может считаться показателем боевых качеств армии. Остаётся 6,5 млн. человек, погибших в боях.

Из немецких пленных (и союзников Германии) назад не вернулось порядка 500 тыс. человек. Отнимаем из цифры 6,5 млн. 500 тыс. человек, не вернувшихся из плена. Остаётся 6 млн.

Итоговая пропорция 11: 10 в пользу немцев. Вот только эти цифры ну очень сильно не похожи на «заваливание трупами» и бездарность командования.

Даже при полном истощении людских ресурсов обоих противников соотношение потерь не могло превысить 2: 5. Но Германия выдохлась-то первой! Если я даже за уши притяну ещё какие-то факторы на сторону Германии, то всё равно получится ну 1: 2 в её пользу. До 1: 15 никак не дотягивает.

Ещё один интересный момент – это методика подсчёта. Чтобы не быть голословным, возьму данные о потерях танков в Курской битве. Сейчас общепринятой цифрой является такая: безвозвратные потери СССР в танках – 6000 ед., а Германии – 1500 ед. Пропорция 1: 4. Сразу делается вывод – вот какие были у нас идиоты, опять навалили трупов вокруг.

Хорошо, давайте посмотрим на исходный расклад сил противников. СССР имел в составе Воронежского и Центрального фронтов 1336 тыс. чел., 19100 орудий и миномётов, 3444 танка и САУ, 2172 самолёта. За ними был развёрнут Степной фронт в составе 573 тыс. чел., 7401 орудия и миномёта, 1551 танк и САУ.[111] Итого: 1909 тыс. чел., 26500 орудий, 4995 танков. Германия смогла выставить 900 тыс. человек, 2700 танков, около 10 тыс. орудий.[112]

Итак, сразу возникает неувязка: в войсках трёх советских фронтов было менее 5000 танков и САУ. Как они смогли потерять 6000 ед., да ещё и безвозвратно? Ладно, были пополнения, но всё равно, такое невозможно в принципе. Ведь Германия, имея изначально 2700 танков, потеряла 1500. У неё осталось ещё 1200 танков в районе Курска и, без сомнения, были и пополнения.

Не ясно, как Красная армия, оставшись с минусовым остатком по бронетехнике, смогла тогда разгромить противника, отбросить его вплоть до Днепра, и это притом, что противник имел положительный баланс?

Но помимо безвозвратных потерь, есть ещё и временно выбывшая из строя техника. А это до 2/3 всех потерь, т. е. в два раза больше безвозвратных потерь. Получается полная чушь. Потерять 18 тыс. танков, имея перед началом битвы всего-то 5 тыс., немыслимо.

Остаётся другое объяснение, представляющееся мне наиболее рациональным. Со стороны Красной армии взята цифра всех потерь бронетанковой техники (и названа «безвозвратные потери»), а со стороны Германии – только безвозвратные потери. Если моё предположение верно, то тогда СССР потерял порядка 2000 танков безвозвратно, и 4000 танков временно вышли из строя и были отправлены на ремонт. Тогда и данные потерь Германии тоже неплохо согласовываются – 1500 безвозвратно утраченных единиц и порядка 3000 временно вышедших из строя. Превышение общего числа потерь над наличием в строю перед началом битвы объясняется высоким уровнем работы немецких ремонтных баз. То, что у СССР потери оказались больше, объясняется тем, что Красная армия в ходе этой битвы наступала гораздо дольше, чем немецкая.

Ещё один аргумент в «пользу» германского командования, которым столь охотно оперируют «ниспровергатели». Дескать, фашисты попёрлись в бой, имея в два раза меньше сил, и едва не победили! Кто как, а лично я вижу полнейшую деградацию уровня развития немецкого командования.

1) Наступление на противника, имеющего двукратный численный перевес, представляется военным идиотизмом.

2) Наступление на противника, заранее подготовившегося к преднамеренной обороне и имеющего численный перевес, является совершенной глупостью.

вернуться

109

Т. е. потери за день, неделю и т. д. в сравнении с аналогичным отрезком времени 1941 года.

вернуться

110

Знаменитые полярные конвои

вернуться

111

А. М. Василевский. Дело всей жизни. М. Издательство политической литературы, 1989 г. Т. II. Стр. 25

вернуться

112

Там же, стр. 14

15
{"b":"28","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Князь Пустоты. Книга третья. Тысячекратная Мысль
Теория противоположностей
Дитё. Страж
Дикий
Самогипноз. Как раскрыть свой потенциал, используя скрытые возможности разума
Коронная башня. Роза и шип (сборник)
Поющая для дракона. Пламя в твоих руках
Все в твоей голове. Экстремальные испытания возможностей человеческого тела и разума