ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты не обидишься, если вместо встречного признания я попрошусь спать? — Прошептала, боясь своими приземлёнными потребностями уничтожить созданную вокруг себя атмосферу. Не скажу, что стала больше понимать Диму и его поступки, но теперь была спокойна. Просто спокойна, зная, что всё это не просто так. — Хочу домой. — Пояснила, понимая, что Дима растерялся от моих слов. — К нам домой. В свою комнату. В свою постель. — Стала чередой выпускать ключевые фразы, но Дима не реагировал, только потом, когда я подняла голову, выпрямилась и дотронулась до его лица ладонью. — Дим, не пугай меня…

— Господи, я думал, ты пошлёшь меня ко всем чертям с этим бредом. — Закатил он глаза, не зная, что делать, рассмеяться или расплакаться, а я, с чувством выполненного достоинство, задрала нос.

— Вот ещё! Можно подумать, мне каждый день мужчины в любви признаются!

— Ах, только поэтому?! — Всё же улыбнулся он, проворачивая ключ замка зажигания.

— Не только. Но большего я тебе не скажу.

— Я люблю тебя, малыш. — Спокойно и, казалось бы, безэмоционально, на лету, произнёс он, но теперь я знала, что для Димы значит эта простая фраза из трёх слов.

Ехали мы молча и усиленно раздумывая над произошедшим. Я над тем, что мой муж, оказывается, не бандит. Он сказал, что дизайнер. Дима и дизайнер. Да это больше на бред похоже, чем на правду. Для меня эта каста людей была отдельной от мира сего. Люди утончённые, с непереносимостью пошлости во вкусах, со своим чётким взглядом на мир. Изящные и совершенные в своём умении делать этот мир прекраснее. И тут Дима. Глыба. Или, наоборот, ледокол. С разрисованным телом и, судя по всему, с истерзанной душой. Он всё говорил о каких-то сложностях, трудностях. Странно, что ещё не добавлял через слово «когда-нибудь ты меня поймёшь…». А я бы и рада понять, но не могу сориентироваться, в каком мире мы находимся, что никак не получается состыковаться.

Дом за окном обрадовал, в тёплой и уютной постели думается намного лучше, да и уснуть всегда можно, чтобы сделать хоть какую-нибудь попытку расслабиться. Только неловко как-то получалось: он тут передо мной душу наизнанку, а я в свою комнату и дверь на замок… Наверно нужно было что-то сказать, объяснить, но вот уже виднелась последняя ступенька, а нужные слова никак не находились.

— Дим? — Окликнула я, а он повернулся с понимающей улыбкой. Той самой, которая меня так удивляет и убеждает в том, что муж знает всё лучше меня самой.

— Не нужно насиловать мозг, Галь. Я вижу, что ты думаешь над тем, что я сказал, а это, поверь, гораздо больше, чем могут дать любые слова.

— Спасибо.

Он вскинул руки, шумно хлопая себя по бокам, когда они опустились. И так захотелось обнять его. Именно сейчас. Именно в момент вот этой слабости, на смену которой уже через секунду придёт его решительность и, возможно, жёсткость. Мой нерешительный выпад вперёд, казалось, рассматривался под микроскопом, но когда я приблизилась настолько, что различать его взгляды уже не могла, почувствовала встречные объятия. В отличие от моих — крепкие, надёжные, как и всё, что у меня связано с этим мужчиной.

Думать больше не хотелось, поэтому я только проверила, всё ли в порядке с моими творениями, улыбнулась, увидев необходимое, а уже после этого откинулась на подушку, которая теперь отдавала чем-то родным, уютным. Вдруг подумалось, что так должен пахнуть дом. Место, в котором тебе хорошо.

Глава 6

— Галь, я понимаю, что ты вчера устала, но опаздывать второй день подряд будет занадто. — Услышала я за дверью своей комнаты после короткого предупредительного стука.

Простонала, пытаясь открыть глаза, простонала, когда их уже открыла и поняла, что Штирлиц близок к опозданию, как к самому настоящему провалу.

— Уже встала. — Простонала громче, так, чтобы и Дима услышал.

— Надеюсь, я не от оргазма тебя оторвал. — Тут же прилетел ответ, и запустить подушкой в дверь не казалось такой уж безумной идеей.

Приняв душ, обойдясь макияжем по минимуму, я из комнаты вышла. Дима, как и в прошлый раз, ждал меня у дверей. Пожелал доброго утра, дождался ответа, а потом невозмутимо спустился на кухню, на которой снова остывала чашечка кофе. Теперь к ней присоединился бутерброд.

— Надеюсь, ты помнишь, что я говорил о завтраках? — Улыбнулся он, пока я этот завтрак и поглощала.

Не особо ударяясь в воспоминания, я головой кивнула, поблагодарила, а уже в прихожей, обуваясь, прикрыла рот, пытаясь заглушить громкое «Ах-х!»

— Ну, теперь я уверен, что вспомнила. Поехали, — подтолкнул муж под попу, — я опаздываю, не хотелось бы нестись сломя голову.

Уже сидя в машине, не желая отвлекать Диму от управления, я всё же вставила свои пять копеек.

— Я не представляю, как так получилось. — Вроде бы и извинилась, а чувствовала себя после этого такой дурой, что продолжать не хотелось. Дима, словно прочёл эти мысли, хмыкнул и неодобрительно головой кивнул.

— Говорят, что если заводить будильник, то вставать по утрам получается куда удачнее. Ты о таком изобретении человечества слышала?

— Я просто никак привыкнуть не могу. Так что о будильнике не думаю совершенно.

На это Дима промолчал, а вот я с интересом посмотрела на него. На гордый профиль, на волосы, которые развеваются от дуновения ветра из приоткрытого окна. В который раз отметила, что мой муж красивый. Интересный, незаурядный, но красивый это в первую очередь. Я вот всё думала, чем же выделила его из толпы в тот самый первый раз. И пусть он был выше остальных, пусть одет дорого и со вкусом, пусть его взгляд убивал меня наповал, но он был особенный! Может, это и называется любовь с первого взгляда?..

— А может мне нравится просыпаться под твой голос? — Казалось, неожиданно для нас двоих выдала я и Дима улыбнулся. Естественно. Не так, когда хочет завести меня в тупик своей улыбкой.

— Я учту, но хотелось бы всё-таки увидеть положенный мне утренний кофе.

— А мне приятно пить кофе, который ты приготовил для меня. — Пропустила я мимо ушей его пожелание.

— Это был кофе, который я приготовил для себя.

— Тогда мне вдвойне приятнее его пить. Дим, а почему ты не используешь кондиционер?

— Для волос?

— Нет, автомобильный, — смутилась я, даже интересно стало, а для волос использует или нет?..

— Потому что это вредно для здоровья. На сегодняшний день погода позволяет от него отказаться. А ты думала из жадности? — Он хитро прищурился, а я снова смутилась. Вот, вроде когда пошлости говорит, не так краснею, как простой разговор на отвлечённую тему. Но эти его многозначительные взгляды…

— А ещё от тебя не пахнет сигаретами. Почему?

— А почему от меня должно пахнуть сигаретами, если я не курю? — Поставил он меня в тупик, уже сворачивал в сторону издательства.

— Не знаю, может, потому что ты куришь? — Подтолкнула я его к правильной версии, Дима засмеялся.

— Нет, не курю.

— Но ты при мне курил!

— Не помню такого. — Продолжал он смеяться, а я любовалась. Наверно так начинается влюблённость. Только у меня она продолжается. Момент, когда всё в любимом человеке прекрасно. От этих мыслей я покраснела ещё гуще.

— Когда мы из клуба вышли, ты закурил. — Напомнила, чтобы окончательно убедиться в своей правоте. Тогда Дима действительно припомнил и оттого нахмурился.

— Последняя сигарета. Знаешь, так делают, когда бросают. Освобождают пачку, оставляя в ней только одну сигарету на крайний случай. Вот это была моя последняя. Но можешь не беспокоиться, больше не курю.

— А от тебя и раньше не пахло… — Присмотрелась я, как меняется его выражение лица. Дима пожал плечами.

— Я недолго курил пару лет назад. Не пристрастился, но вот идея про последнюю сигарету понравилась. Был в этом какой-то смысл.

— А что ещё я о тебе не знаю?

— О-о, дорогая, проще перечислить то, что ты обо мне знаешь.

— Но ведь ты обо мне знаешь больше. — Вроде как упрекнула я, а Дима притормозил, припарковавшись у центрального входа. Развернулся ко мне всем корпусом, не смотря на мешающийся ремень безопасности.

42
{"b":"280136","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца