ЛитМир - Электронная Библиотека

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Час спустя Нэт ехал по дороге, ведущей в «Дабл-Эйч». На его лице сияла широкая улыбка: еще бы, ведь на пассажирском сиденье сидела Тори Шеридан. Он решил, что ничего страшного не случится, если позволит себе провести с ней немного времени. Нужно лишь держать дистанцию. Через пару недель Тори уедет, и все встанет на свои места. Зачем усложнять себе жизнь? Достаточно не обращать внимания на шорты Тори и ее розовую блузку, которая так выгодно подчеркивала ее соблазнительную грудь.

Нэт съехал с главной дороги на дорогу, выложенную гравием. Он снизил скорость и аккуратно объезжал ухабы и выбоины.

— Прошу прощения, — произнес он и повернулся к Тори, которая сидела, вцепившись в дверную ручку.

— Куда мы едем?

— Осталось примерно четверть мили. Извини за плохую дорогу.

— Она того стоит, — улыбнулась Тори. — Здесь ; очень красиво.

Нэт посмотрел в окно, за которым простиралась пустыня. Кое-где виднелись кактусы и мескитовые деревья. Вдалеке возвышались горы. На терракотовых скалах, покрытых зелеными кустарниками, играли солнечные блики.

— Меня эта красота уже не удивляет. Я привык к ней, потому что здесь вырос.

— Мне кажется, к этому невозможно привыкнуть. Каждый раз красота природы открывается по-новому, — ответила Тори. — Я выросла в шумном и загазованном городе. Сан-Франциско тоже красивый город, но здесь у меня просто захватывает дух.

— Я рад, что тебе здесь нравится.

Остаток пути они проехали молча. Тори заметила надпись на арке, под которую они въехали.

Она не разобрала, что там написано, но со слов Сэма догадалась, что это то самое ранчо, которое когда-то принадлежало Хантерам. Вначале глазам Тори предстали покосившиеся заборы, выцветший красный сарай и подсобные помещения, который когда-то были белыми.

Наконец Нэт остановился у двухэтажного деревянного заброшенного дома. Окна разбиты, ставни покосились, перила на крыльце сломаны…

— Дом, мой любимый дом, — произнес Нэт.

Тори искоса посмотрела на Нэта.

— Это твой дом?

— Он принадлежал Хантерам более сотни лет.

Когда умер мой отец, дом у нас отобрали.

Тори отчетливо слышала глубокую печаль в его голосе.

— Мне очень жаль.

— В середине июля состоится аукцион, где дом будет выставлен на продажу. Я намерен его вернуть. И очень надеюсь, что окажусь единственным желающим его купить.

— Значит, ты будешь фермером?

Нэт кивнул.

— Это у меня в крови. Но, к сожалению, я пока не могу посвящать хозяйству все свое время.

Сначала дом нужно привести в порядок.

Тори взялась за ручку дверцы, собираясь выйти.

— Можно здесь погулять? — спросила она.

— Только не уходи слишком далеко. — Нэт посмотрел на ее обнаженные ноги. — Я не хочу, чтобы ты стала жертвой крыс.

Тори резко остановилась.

— А они большие?

Нэт важно выпятил грудь.

— Не беспокойся. Я всегда готов прийти к тебе на помощь.

Нэт надел на голову ковбойскую шляпу и протянул Тори белую соломенную шляпку.

— Надень это. Я не хочу, чтобы жаркое полуденное солнце обожгло твой хорошенький носик.

— Спасибо, — поблагодарила Тори и, выбравшись из машины, направилась к дому.

— Эй, будь осторожна! Пол кое-где мог провалиться. Доски наверняка уже сгнили.

Нэт ненавидел того парня, который купил «Дабл-Эйч» и привел дом в запустение. Но скоро все изменится!

— Сейчас здесь особо нечего смотреть, — сказал Нэт. — Дай мне полгода, и я верну дому первозданный вид. Шейн поможет мне со строительными работами.

Тори посмотрела на ранчо.

— Да, — протянула она. — Теперь уже дома не строят так, как раньше, на века. Я бы хотела зайти внутрь.

Нэт усмехнулся и достал из кармана джинсов ключ.

— Для тебя — все что хочешь.

— Ты шутишь? Откуда у тебя ключ? Ведь этот дом еще тебе не принадлежит.

Нэт пожал плечами.

— Джон Петерсон, сотрудник банка, разрешал мне пару раз сюда прийти. Он так же хочет продать этот дом, как я его купить. Так что не переживай, я не собираюсь взламывать дверь.

Тори никогда в жизни не встречала такого честного мужчины.

Нэт открыл дверь и пригласил Тори войти.

Девушка перешагнула порог и словно попала в другой мир. Каждый сантиметр был покрыт толстым слоем грязи, но никакая грязь не могла скрыть былой красоты интерьера.

— Здесь просто потрясающе! — воскликнула Тори. Она прошла в гостиную с огромным каменным камином. Воображение тут же нарисовало ей картину: маленький Нэт, Шейн и Эмили весело играют на ковре у камина, в котором горит яркий огонь. А на каминной полке в ряд стоят фотографии Хантеров.

— Осторожнее, — предупредил Нэт. — Не испачкайся.

Тори прошла в столовую. Окна с двойными ставнями занимали всю стену, делая комнату светлой и яркой. В центре висела старинная медная люстра.

Это был настоящий дом, то, чего у Тори никогда не было. Она выросла в особняке, но никогда не чувствовала себя хозяйкой. Глаза Тори наполнились слезами, и она поспешила пройти на кухню, стараясь взять себя в руки. Ей очень не хотелось, чтобы Нэт заметил ее грусть.

Нэт не поспевал за Тори. Ее энтузиазм поражал его. Он огляделся по сторонам, стараясь не пропустить ни единой детали. Удивительно, но дом был в достаточно хорошем состоянии. Следовало покрасить его снаружи и отремонтировать крышу. С ней были серьезные проблемы: она протекала, но ничего такого, чего нельзя было бы решить.

Нэт последовал за Тори на кухню. Она понуро стояла у окна.

— Что случилось? — спросил ее Нэт.

Девушка резко повернулась.

— Ничего.

Он взял в ладони лицо девушки и увидел застывшие слезы в ее глазах.

— А все-таки?

— Прости, просто я подумала о своем детстве и о том, как сложилась моя жизнь.

— Ну, все не так плохо. У тебя есть дом, скоро починят твою машину, — принялся утешать Тори Нэт, втайне желая остаться на пару минут наедине с тем типом, который причинил ей столько страданий. — И у тебя есть друзья, — продолжал он. — Не стоит думать об этом негодяе. Он этого недостоин.

На самом деле Тори даже не вспомнила о своем бывшем женихе.

— Я не думала о Джеде, — смутившись, призналась Тори. — Просто представила себе жизнь твоей семьи в этом доме. — Она посмотрела на Нэта. — Я имею в виду, что у тебя, наверное, осталось столько теплых воспоминаний, связанных с детством.

— Да, но, как и большинство из нас, я не ценил того, что имел. И понял это слишком поздно, уже после смерти отца.

Тори помолчала, а потом тихо произнесла:

— Моя мама умерла, когда мне было семь лет.

И у меня нет ни братьев, ни сестер.

— Мне очень жаль. Тори, — сказал Нэт и обнял ее.

Тори не сопротивлялась. Ей было так хорошо в его крепких объятиях. Этот мужчина определенно положительно влиял на нее.

Тори положила руки ему на грудь и попыталась отстраниться, но, почувствовав его учащенное сердцебиение, передумала и пристально посмотрела ему в глаза. Вот этого ей совсем не следовало делать. Острое желание пронзило все ее тело.

— Я так тебе завидую. Не только из-за твоей семьи, но и потому, что ты точно знаешь, чего хочешь от жизни. А я — нет.

Нэт слегка отступил назад, но не выпустил Тори из объятий.

— Тебе нужно время, Тори. Я не знаю, что произошло между тобой и этим Джедом, я знаю только то, что он причинил тебе боль. Знай, что в этом городе всегда найдутся люди, на которых ты можешь положиться. — Он взял ее лицо в свои ладони и посерьезнел. — И у тебя есть я, — прошептал он и опустил голову. — У тебя есть я, повторил он.

Все сопротивление Тори вдруг испарилось.

Она приоткрыла губы в ожидании поцелуя, но тут за спиной послышался мужской голос. Тори как раз вовремя отпрянула от Нэта — на кухню вошел Шейн.

Он встал между Тори и Нэтом и, засунув руки в карманы, усмехнулся:

— Чем это вы тут занимаетесь?

Нэт всегда считал Шейна назойливым и бесцеремонным, любителем появляться не вовремя.

13
{"b":"28161","o":1}