ЛитМир - Электронная Библиотека

Нэт был поглощен ходом аукциона, и Тори незаметно отошла от него. В этот момент она увидела своего отца, стоявшего у забора. Тори решительно направилась к нему.

— Что ты здесь делаешь?

— Покупаю недвижимость, — бесстрастно ответил он.

— Ты мог бы купить что-нибудь другое! — воскликнула Тори.

— Мне нравится это место.

Аукционист снова занес молоток.

Отец посмотрел на Тори.

— Ты можешь его остановить. Возвращайся домой.

— Я же сказала, что не хочу.

Нэт вновь поднял цену.

— Пожалуйста, прекрати все это, — попросила Тори отца. — Тебе ведь и дела нет до этого дома, а Нэт мечтает вернуть семейное ранчо.

— А я хочу вернуть свою дочь, — стоял на своем Джей Си.

Тори знала, что Нокс выполняет инструкции отца и остановит аукцион по первому его требованию. Если он продолжит заламывать цену, Нэт никогда не сможет вернуть свой дом. Тори не могла позволить, чтобы это случилось.

Нокс уже почти выиграл торги, когда Тори схватила за руку своего отца.

— Я вернусь, только останови Нокса.

Джей Си немного колебался, но все-таки подал знак Ноксу, чтобы тот прекратил торги. Через минуту аукционист торжественно объявил Нэта владельцем «Дабл-Эйч».

Но какой ценой он его получил! И какой ценой заплатила Тори!

Принимая поздравления, Нэт направился к столику аукциониста. Он не мог понять, счастлив он или нет. Цена за ранчо оказалась слишком высокой, и Нэт не был уверен, что банк даст ему кредит.

Еще ему было очень любопытно, кто же был его соперником по торгам. Закончив с формальностями, Нэт огляделся и увидел Тори: она стояла рядом с каким-то пожилым мужчиной. Он понятия не имел, кто это, и решительно направился к ним, чтобы выяснить, с кем она разговаривает.

— Тори, — позвал Нэт, приблизившись.

Девушка нервно улыбнулась.

— Поздравляю, Нэт. Ты вернул себе и своей семье «Дабл-Эйч».

— Да, мне придется заплатить немного дороже, чем я думал, но это того стоит. — Нэт посмотрел на незнакомца. — Добрый день. Я Нэт Хантер, — представился он и протянул руку.

— Джей Си Шеридан, отец Виктории.

Нэт весь внутренне напрягся. Итак, за ней приехал отец. Нэт пожал ему руку.

— Рад познакомиться, сэр. Думаю, вы не предполагали найти свою дочь на аукционе.

Шеридан неопределенно пожал плечами.

— Я слышал о том, что в городе состоится аукцион, вот пришел посмотреть. Но в первую очередь я здесь, чтобы увезти домой свою дочь.

— А разве не Тори будет решать, ехать ей домой или остаться здесь? — холодно поинтересовался Нэт.

Шеридан натянуто улыбнулся.

— Она наконец взялась за ум.

Тори повернулась к Джей Си.

— Отец, пожалуйста, оставь нас наедине.

Шеридан смерил Нэта презрительным взглядом и, кивнув, направился к своей машине.

Нэт посмотрел на Тори.

— У твоего отца тяжелый характер, — тихо проговорил он.

Тори не могла посмотреть ему в глаза.

— Я работала его помощницей последние два года и знаю всю подноготную компании.

— Пусть он научит кого-нибудь другого, — настаивал Нэт. — Я думал, ты хочешь остаться здесь.

— Мне нужно вернуться… ненадолго. На шесть месяцев. А потом приеду. Спасибо тебе за все, что ты для меня сделал.

Нэту совершенно не хотелось принимать от нее благодарность.

— Значит, для тебя это была всего лишь игра: покорить сердце шерифа провинциального городка? — с горечью произнес он.

Глаза Тори наполнились слезами. Она хотела дотронуться до него, но Нэт отдернул руку.

— Нэт, пожалуйста, все не так, как ты думаешь. Я на самом деле была искренна с тобой.

Это было невыносимо.

— Желаю тебе всего хорошего, Тори. И если ты снова когда-нибудь застрянешь на трассе, сразу позови своего папочку и избавь нас от такого количества проблем.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

На следующий день к полудню Тори уже собрала вещи. Она хотела забрать как можно больше, но чемодан у нее был только один. Девушка посмотрела на прикроватную тумбу, где раньше стояла фигурка ангела, подаренная ей Нэтом. Она отдала статуэтку Одри на выставку, которую та организовала в своей галерее. По возвращении в Сан-Франциско она обязательно позвонит Одри и попросит вернуть ей ангелочка, потому что это была единственная вещь, которая осталась у нее на память о Нэте.

Проглотив слезы, Тори отдала чемодан водителю отца и в последний раз оглядела крошечную квартиру, которая была ее домом все эти пять недель. Наконец закрыла дверь и спустилась в кафе.

Она вошла через заднюю дверь и увидела Сэма, который готовил на кухне ужин для вечерних посетителей. Сэм посмотрел на Тори. Долгое время оба хранили молчание.

— Значит, ты и в самом деле уезжаешь, — наконец вымолвил он.

Тори кивнула и протянула ему ключ от квартиры.

— Я просто хотела вернуть вот это, — сказала она.

Сэм так и не взял ключ, и Тори положила его на стойку.

— Сэм, я даже не знаю, как выразить свою благодарность за то, что вы все для меня сделали.

Сэм покачал головой.

— Это Нэт о тебе позаботился. Он уговорил меня дать тебе работу и жилье, он попросил Эрни отремонтировать твою машину в долг. А мне просто повезло, что я согласился. Я получил замечательную официантку и отличного друга. Он пристально посмотрел на нее. — Я буду скучать по тебе.

— Сэм, прошу тебя. Мне и так тяжело. Но все именно так, как и должно быть.

— Ты сама все усложнила, Тори. Кто мешал тебе вернуться в Сан-Франциско гораздо раньше?

Тори не могла сказать ему всю правду.

— Я хочу этого сейчас, — солгала она. — Хизер Джонсон поработает за меня до конца лета, пока не начнутся занятия. Я должна идти, Сэм.

Прежде чем она успела уйти, Сэм обнял ее и прижал к себе своими огромными руками.

— Ты особенная девушка. Тори Шеридан. Надеюсь, когда-нибудь ты поймешь это.

Тори крепко обняла Сэма. Она успела полюбить его за это время.

— Я никогда тебя не забуду, — прошептала она. Скажи Нэту… скажи ему: «до свидания». — Тори развернулась и выбежала из кафе, чувствуя себя глубоко несчастной. Только что ее мир рухнул.

Всю следующую неделю Нэт жил словно в прострации. Он пытался сосредоточиться на работе, только работа была способна хоть ненадолго отвлечь его от мыслей о Тори. Большую часть свободного времени Нэт проводил в мастерской.

Он был готов занять себя чем угодно, лишь бы не думать о Тори.

Нэта угнетала еще одна проблема: банк отказался предоставить ему кредит, и следовало сказать об этом семье.

Нэт поехал в дом своей матери. Он нашел ее на кухне за готовкой ужина. Шейн и Эмили уже сидели за столом — идеальный момент, чтобы сообщить новость.

— Банк не может предоставить мне нужную сумму, — сказал Нэт.

— О, Нэт! — воскликнула Бетти. — Это ужасно.

Но не беспокойся, у меня есть кое-какие сбережения.

— Нет, мама, я не могу позволить тебе этого сделать.

— Нэт, ты вложил много денег в мой бизнес.

Ты знаешь, я всегда готов тебе помочь, но наличных денег у меня нет, извини, — сказал Шейн.

— Нет, Шейн. Я одолжил тебе деньги только с тем условием, что ты вернешь мне их, когда твоя компания начнет приносить прибыль.

Нэт разочарованно вздохнул. Он был так близок к своей цели.

— Ничего не поделаешь. Все равно мне пришлось бы ремонтировать дом, и я не знаю, сколько лет заняла бы реконструкция и, тем более, во сколько она бы мне обошлась.

— Ты не должен сдаваться, сын, — сказала Бетти. Зазвонил телефон, и она взяла трубку. — Алло. Да, я знаю, кто вы. — Бетти улыбнулась. — Да, он здесь. — Бетти протянула трубку Нэту. — Это Одри Брайтон из галереи «Сисайд».

Нэт нахмурился — он не знал никого по имени Одри, — но трубку взял.

— Шериф Хантер, — представился он.

— На самом деле мне нужен Нэт Хантер, мастер резьбы по дереву.

— Это тоже я.

— Для меня большая честь говорить с вами, Нэт. Я Одри Брайтон. В моей галерее выставлены шесть ваших работ. Они просто уникальны.

21
{"b":"28161","o":1}