ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Выходит на балкон. Жудра выталкивает туда Дарью. Сам выскакивает через окно, взбирается опять на дерево и исчезает. Люба остается в столовой, у балконной двери.

Сосулин (вышедшей на балкон Дарье – шепотом). Наконец-то! Это – вы?

Дарья (тихо). Ну, я.

Сосулин. Я вас не вижу, но все равно: ваш голос все время звучит во мне… Да, да, во мне. У меня есть четыре строчки – вот:

Твой голос – голос восстаний,
Кровь бунтует во мне, кипит.
Революции день настанет –
Ты будешь моей Лилит…

Лилит-Лилит-Лилит! (На коленях.)

Дарья. Ой, да встань! Что это ты – что это ты… спятил?

Сосулин. Повтори, повтори еще! Боже мой… ты сказала мне «ты» – да?

Дарья. Ну, да: сказала.

Сосулин. Милая… ты-ты-ты! Ты не знала – ты не знала! А я давно не спускаю с тебя глаз – я слежу за каждым твоим движением… Что же ты молчишь? Милая, милая… что же ты молчишь? Ну, скажи: ведь ты согласна… Да? Да?

Дарья. Чево согласна-то?

Сосулин. Ну, конечно – быть моей женой… ты согласна, да?

Дарья. Да ну ладно, что ля…

Сосулин. Ты… Ты! (Обнимает Дарью – Люба задыхается от неслышного смеха.)

Люба (выходит на балкон). Ну, поздравляю вас, Сосулин, поздравляю. Я так за вас рада.

Сосулин. Кто это? Что такое? Где… где мои очки? Где очки?

Двери зала открываются, из зала входит Чупятов.

Люба. Товарищ Чупятов! Товарищ Чупятов! Подите сюда… скорей!

Чупятов. В чем дело?

Люба. Поздравьте их: он только что ей сделал предложение.

Чупятов. Но-о? (Сосулину.) Это, брат, здорово! Вот теперь вижу – ты действительно не на словах только. А то ведь нынче всяких много: строят из себя этакого… пролетарского, а сам шелковым платочком нос зажимает…

Сосулин (торопливо прячет платок). Где… где мои очки?

Люба. Вот… они на столе были, вы их под салфетку засунули.

Сосулин (надев очки, в ужасе смотрит на Дарью). Вы? Я… я… нет! Это же…

Чупятов. Ну, нечего, нечего конфузиться. Поздравляю. Это, брат, здорово!

Дарья (обнимает Сосулина). Ах ты… цыплок ты эдакий!

Чупятов. Вот это – да: это – поглядеть приятно! (Дарье.) Вас… как звать-то?

Дарья. Дарьей кличут.

Люба. Она у нас пятый год живет…

Чупятов. Так, так… Она – что же у вас: вроде…

Малафей Ионыч (подбегает). Это… это, товарищ Чупятов… э-э… моя тетя.

Чупятов. Но-о? А я думал…

Малафей Ионыч. Она… тётя, можно-скать, от сохи… от сохи – да. Она в деревне жила…

Дарья. Ну, кому – тетя, а кому…

Чупятов. А я думал – прислуга.

Малафей Ионыч. Нет, что вы, что вы, товарищ Чупятов, я не… не эксплоатирую… Она, конечно, помогает, то, се… но это, как говорится, для семейного удовольствия… А только она – тетя, ей-Богу, тетя! Тетя милая, что же ты ничего не скажешь?

Люба. Это она – с радости: замуж выходит. Вот товарищ Сосулин ей предложение сделал.

Превосходный, Каптолина Пална, Унтер Иваныч, доктор и Илья подходят.

Малафей Ионыч. Пре… предложение? Ей?

Каптолина Пална. Кому? Дашк… (Осеклась. Малафей Ионыч ее ущипнул.)

Превосходный. Кто? Товарищ Сосулин? Нет! Глупство!

Сосулин (умоляюще). Люба – вы же знаете… Вы же видели, как всё это…

Люба. Ну, да: конечно, видела – потому и говорю.

Чупятов. Да уж чего там: дело решенное, поздравляйте.

Переходит с балкона в столовую, за ним – остальные.

Малафей Ионыч. Спасибо, товарищ Чупятов! (Дарье.) Поздравляю, тетя дорогая – поздравляю!

Дарья. Тетя? Ну, насчет тети – это мы еще поговорим! Ты мне сперва…

Малафей Ионыч (перебивая). Это мы – потом, тетя, это мы потом… Поздравляю, поздравляю… Госп… товарищи! Поздравляйте! Капа! Капа!

Каптолина Пална. Вот-ще! Чтоб я…

Малафей Ионыч (тихо). Улыбайся, улыбайся, дура! Поздравляй! Ну?

Каптолина Пална. Поздравляю.

Превосходный. Ну, да: и я – тоже.

Сосулин (поздравляющим). Но позвольте… я… это же очки! Господа… это же… это же фантастика!

Илья. Привыкайте, привыкайте, ничего!

Голос за окном (не то птичий, не то еще какой-то). Уи! Уи! Уи!

Илья выглядывает за окно.

Унтер Иваныч (Сосулину). Моя жена – то же, как ваш – колоссаль. Я очень рад.

Малафей Ионыч (пожимая руки). Спасибо, спасибо. Все-таки знаете, тетя… С глубокого детства… она мне по матери…

Дарья. Кто? Я? Ты это что на меня… Да чтоб я…

Малафей Ионыч (перебивает). Тетя… тетя милая – еще раз! Ну – все, все поздравили?

Илья. Нет, еще не все… (Выглянув в окно.) Уи!

Голос за окном. Уи! Уи!

Африканский гость быстро входит в столовую. Это – антропоид, однако по всем видимостям не нынче – завтра он станет антропос-человек. На нем трусики, рыжие туфли, воротничок, галстук; остальное заменяет шерсть.

Каптолина Пална (вцеплясь в Превосходного). Ой! Ой! Ой!

Дарья. Ну и мырдишша!

Малафей Ионыч, Превосходный, Унтер Иваныч, Сосулин – онемели.

Доктор. Уважаемые товарищи! Честь имею вам представить Африканского гостя.

Занавес

Час третий

Балкон, три дерева. Дверь с балкона в столовую закрыта. Сквозь стекло видно: все – около Африканского гостя. Малафей Ионыч кланяется, приглашая его к столу, вдруг Африканский гость перескакивает через него и вылетает на балкон, за ним – Илья.

Африканский гость что-то бормочет невнятно, нагнувшись к Илье.

Илья. Так, так, так… Понимаю: вам жарко. Так чтобы здесь – на балконе… Еще что?

Африканский гость продолжает тихо бормотать что-то Илье.

Илья. Что? Клочок бумажки? Вот, ч-черт… Нету! (Высунувшемуся в дверь Малафею Ионычу.) Да уйдите вы!

Малафей Ионыч. Как – уйдите? Я – можно сказать – хозяин… Я не могу – я волнуюсь…

Илья. Да ему надо… ну, понимаете? Кусочка бумажки у вас нету?

Малафей Ионыч. Бумажки? Сию-сию-сию минуту! (Открывая двери.) Граждане… Бумажки им требуется кусочек… понимаете? Нашему дорогому гостю – бумажечки!

Сосулин. Вот… с моими стихами.

Превосходный. Ау меня – даже ничем не пачканная.

Малафей Ионыч (передавая Илье бумагу). Может, мне… вроде… помочь им? Так это я могу, с удовольствием!

Илья. Да уйдите вы! Ну как вы можете помочь?

Захлопывает дверь, передает Африканскому гостю карандаш. Африканский гость сбегает с балкона вниз, там пишет записку. На балкон выходит Каптолина Пална, Превосходный, Малафей Ионыч и доктор.

Малафей Ионыч. Ну, что, что? Где он?

Илья. А вон там – в кустиках.

Малафей Ионыч. Спасибо, Илья Петрович, спасибо! Мы на кустике табличку повесим, что, мол, здесь такого-то числа и года наш дорогой Африканский гость…

Илья. Это уж вы – завтра, а сейчас вот что: он просил, чтобы ужин здесь, на балконе.

Малафей Ионыч. Госп… да хоть на крыше! Сейчас, сейчас, сейчас… (Убегает в столовую.)

Превосходный. А почему – на балконе?

Илья. А он, понимаете, у себя там привык на воздухе. Он говорит, что в комнате долго не может.

Превосходный. То есть как это – «говорит»?

Доктор. Ну, вот – опять двадцать пять! Я же вам объяснял, что англичане их язык уже открыли.

103
{"b":"281756","o":1}