ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Саишша

Ночь прошла спокойно. По крайней мере, для меня, хи-хи… Решив еще больше осложнить жизнь своему «охраннику», я завязалась тренировочным узлом, потянулась и протяжно зашипела-засвистела.

Наар подскочил, как ужаленный! Нет, честно, это надо видеть! Глаза квадратные, волосы дыбом, меч наизготовку…

И тут он увидел меня. А чегой-то он застыл как истукан? А, я еще из позиции «Узел» не вышла! Ну, что ж, развязываемся…

Так, а теперь какую-нибудь выходку:

— Покорми меня-я…

— А… Сейчас…

Ну наконец-то он из ступора вышел! Что он, интересно, такого увидел? Я есть хочу!

Наконец-то! Дождалась! С голоду помереть можно, честно! Стоп, а что я буду есть, когда сбегу? А, у лешего попрошу.

— На, держи, — протягивает миску. — Почему у тебя чешуя потускнела?

— Умираю, — равнодушно. Только бы не переиграть, только бы не переиграть! Как удачно, что у меня началась линька, не придется прикидываться больной.

— Что?! Почему? — он действительно такой наивный или прикидывается? По-моему, все кристально ясно!

— А ты действительно считаешь, что я предпочту смерти участие в ваших игрищах?!

— Откуда ты знаешь, куда мы тебя везем? Но это не важно, важно то, что ты скоро умрешь! Так, сиди здесь, я скоро вернусь!

Когда я выглянула за занавеску, мне в лицо сразу уперлось копье. Ла-адно, не хотите выпускать — не надо!

Норд

Весь взвинченный, я шел к Капитану. Как все-таки жаль, что мы так мало знаем о шассках! И как мне теперь оправдываться, если она в процессе копыта отбросит?

— Капитан! Там шасска говорит, что помирает. Что делать?

— А почему ты у меня это спрашиваешь? У шасски спроси! — ой, не проведете вы меня! Поперек начальства лезть, это ж меня быстро на место поставят!

— Ну так вы же давно шасс ловите, а я только недавно увидел их, значит сначала нужно у вас спросить.

— Ну, ладно… Пойдем телепортами и скоро будем в столице. Надеюсь, к этому времени змеелюдка не умрет, — как-то не нравится мне этот задумчивый взгляд, как бы беды не случилось.

Возвратившись в фургон, я застал шасску за потрошением своего вещ-мешка.

— Эй, ты чего творишь?! Это мое!

— А что мне, по-твоему, с голоду помереть надо, да? Я тебя о чем просила? Еды принести! И где она, эта еда? Того, что ты мне принес, мне мало! Я так с голоду помру! — да она меня просто из себя выводит! И довольно успешно, кстати говоря.

— Будешь без еды весь день сидеть. Чтоб не повадно было!

Она насмешливо фыркнула и уползла в угол. Вместе с моей сумкой! А у меня там…

— Вещи верни!

— Подавис-сь! — бросила, сволочь такая! Еле поймал!

Уселся около входа, стал смотреть на шасску. Гадина, всю ночь спать не давала! То смотрит так, будто душу вытягивает, то светом своим мешает. Я из-за нее полночи не спал!

А утром что устроила? Это риторический вопрос, но сам себе я отвечу — гадость! Только проснулся от ее шипения, как тут же, «вид», что называется! Одежды ведь они не носят! Но ведь красивая, змея…

Я воспользовался случаем и пригляделся к ней получше. Н-а, насчет красоты я немного ошибся. Лицо у нее действительно красивое. Однако теперь я смог заметить ее болезненную худобу и выступающие ребра. А так же почти полное отсутствие груди. Однако по отношению к другим змеелюдам, которых я сегодня видел, она была красоткой, потому что их облик был еще более нечеловеческий.

И еще я заметил, что у нее накачанные мышцы, как будто она училась драться. А я, знаете, не сторонник мнения, что женщина может быть воином. Боец — это мужчина, а женщина должна сидеть тихо у камина.

Хм, эта явно никогда не стала бы сидеть у очага в дома, скорее она заставила бы мужа делать женскую работу. Впрочем, она все равно скоро умрет, и в этом я помочь ей не могу.

Кстати, другие шасски в большинстве своем разбежались. Остались только те, которые по размерам еще меньше, чем эта. Дудочник по дороге рассказал, что самыми «проблемными» как раз были именно женщины. Мужчины же в основном так и не могли вырваться из-под колдовской мелодии. Однако их «подруги» непременно вытаскивали своих кавалеров. Несколько шасск женского пола осаждали дудочника, заставляя его прекратить мелодию, а остальные нещадно били мужчин по разным частям тела.

Впрочем, это зависит от того, какого уровня дудочник — если ему хватает воздуха вести мелодию почти непрерывно, то шасски будут покорнее ягненка — по крайней мере, мне так рассказывали ветераны инквизиции.

Саишша

Тахешесс, Тахешесс, Тахешесс! Надо же было так схватить себя за хвост![7] Да не просто схватить, а со всей дури дернуть!

Зачем сказала, что умираю? Надо было в кусты попроситься, тогда бы прокатило. Теперь без еды останусь, да еще и охрану наверняка удвоят… Что же делать, что же делать? В голову ничего не приходит. А может, посмотреть через второе веко? Вдруг лазейку найду?

С-с-с!!! ****, ***, *** эти браслеты! Посмотрела, что называется! Глаза так обожгло, что мало не покажется!

Может расковырять сам браслет? Попробуем…

Ни-че-го! Абсолютно! Браслеты при попытке их расковырять жгут руки каленым железом.

О, мы въехали в какой-то город. Спросим, как называется и подумаем над своим положением…

Город называется Вифт. Дурацкое имя, не то, что наши пещеры, вот у них-то звучные названия: Даан'Азар, Саиш'Сейаш, Мессар'То, Госс'Висшь…

Стоп, потянуло магией… Ха, выходит, ваши браслеты не всемогущи, и чутье заблокировать мне не смогли!

Итак… Магия, разумеется светлая. Там еще что-то с перемещениями, но я не разберу. И мы к ней приближаемся, значит это портал!

Тахешесс, ****, ****, ***!? ****, ***, *****!!!

Что же делать, что же делать!? Выскочу наружу — заколят копьями, по ту сторону портала — тоже самое. Что делать!?

Эй, боги, помогите мне! Я потом каждому из вас жертвы принесу, только помогите мне выбраться отсюда живой и невредимой!

С-с-с! Как больно-то! Они там что, совсем хвосты не отпускают? Могли бы знать, что на нас плохо влияют телепорты!

Впрочем, о чем я говорю! Охотникам глубоко наплевать, как себя чувствуют шассы. Лишь бы довезти живыми и относительно целыми…

Та-ак… судя по цокоту копыт лошадей, везущих фургон, мы уже где-то в крупном городе.

— Мы где?

— В столице.

Я впала в ступор. В голове крутилась мысль: «Вот и все… Вот и все…»

Не знаю, сколько я так просидела, но очнулась, когда меня затолкнули в камеру.

Так, прекращаем саможаление! Этим я себе не помогу! Браслетов и цепочки нет… Значит камера обита митриллом. Но проверить нужно. Так, небольшой поисковик…

По нервам резануло болью, я сразу рассеяла заклинание. Я не дура и все поняла. Похоже, что все-таки придется «позабавить» Верховного Инквизитора…

Свернувшись клубком, я забылась тяжелым сном…

Норд

Когда мы отвели шасску в камеру, меня сразу вызвал Верховный Инквизитор. Команда куда-то пропала, поэтому пришлось идти одному.

Кабинет Инквизитора был оформлен в мрачных тонах, призванный давить на собеседника.

Да и сам Верховный Инквизитор был довольно-таки неприятным и даже несколько… пугающим.

Это был высокий худощавый человек, на лице которого всегда отражалось только равнодушие. С приходом его власти церемониальные одежды приобрели мрачные цвета, и в них Инквизитор смотрелся еще более пугающе.

Войдя, я преклонил колено и застыл, не смея говорить. По этикету, открывать рот можно только тогда, когда заговорит Верховный Инквизитор.

— Я наслышан, что вы поймали редкой красоты шассу, — прозвучал сухой надтреснутый голос. — Какого цвета ее чешуя?

— Зеленого, ваше Святейшество, — ни малейшей тени непочтительности, будь иначе — наказание последует незамедлительно.

вернуться

7

Схватить себя за хвост — то же самое, что и сглупить, опростоволоситься. Происхождение объясняется глупостью действия — мол, схватить то можно, да зачем?

3
{"b":"281822","o":1}