ЛитМир - Электронная Библиотека

За короткое время голос Черного доктора поднялся до визга, едва повинуясь хозяину. Но сейчас он вдруг замолчал; губы его все еще шевелились; лицо смертельно побледнело. Палец, которым он указывал на Дала, затрясся и поник. Он схватился за грудь, дыша с превеликим трудом, и, зашатавшись, рухнул обратно в кресло.

- Что-то случилось, - голос его стал квакающим. - Не могу вздохнуть.

Несколько мгновений Дал с ужасом глядел на него, а потом бросился на другой конец комнаты и вдавил большим пальцем кнопку сигнала тревоги.

Глава 13

ИСПЫТАНИЕ

Красный доктор Дал Тимгар нисколько не сомневался, что здесь трудностей с диагностикой не возникнет. Черный доктор обмяк в кресле, хватая ртом воздух; его лицо исказилось болью; он едва дышал. В комнату влетели Тигр и Джек, и Дал видел: они тут же поняли, что произошло.

- Коронарная катастрофа, - мрачно сказал Джек.

Дал кивнул.

- Вопрос лишь в том, насколько серьезная.

- Тащите сюда кардиограф. Скоро увидим.

Но для того, чтобы распознать природу заболевания, электрокардиографа не требовалось. Все трое врачей довольно часто видели подобную клиническую картину - внезапная, обширная закупорка кровеносных сосудов, питающих сердечную мышцу, столь распространенная среди существ с центральным типом кровообращения; трагическая случайность того рода, которые могут вызвать невосполнимое снижение трудоспособности или внезапную смерть в течение каких-то минут.

Тигр ввел лекарство, облегчающее боль, и начал давать кислород, чтобы помочь затрудненному дыханию, но цвет кожных покровов пожилого доктора не улучшился. Он был слишком слаб, чтобы говорить; Хьюго Таннер лишь беспомощно ловил ртом воздух, когда они перенесли его на кровать. Потом Джек взял кардиограмму и покачал головой.

- Надо бы сообщить на Землю-Больницу, да побыстрее, - тихо сказал он. - Он просто немного дольше, чем нужно, ждал этой пересадки сердца, вот и все. Тяжелый случай. Скажите им, что нам здесь нужен хирург как можно быстрее, иначе в распоряжении Черной службы окажется мертвый врач.

С другого конца комнаты донесся какой-то звук, и Черный доктор слабо махнул Тигру.

- Кардиограмму, - задохнулся он. - Дайте взглянуть.

- Вам тут смотреть не на что, - сказал Тигр, - вам не следует волноваться.

- Дайте мне на нее взглянуть, - Доктор Таннер взял узкую полоску бумаги и быстро просмотрел. Потом уронил ее на кровать и безнадежно откинул голову. - Слишком поздно, - сказал он так тихо, что они его едва расслышали. - Теперь не успеть.

Тигр измерил ему давление, выслушал сердце.

- Потребуется лишь несколько часов, чтобы дождаться помощи, - сказал он. - А сейчас отдохните, поспите. Времени вполне достаточно.

Он присоединился к Далу и Джеку в коридоре.

- Боюсь, на этот раз старик прав, - сказал он. - Повреждение серьезное, а сил, чтобы продержаться долго, у него нет. Может, он и дотянет до прибытия сюда хирурга и операционной бригады, но я сомневаюсь. Лучше нам послать словечко.

Немного погодя он отложил наушники.

- Ближайшей хирургической бригаде потребуется шесть часов, чтобы добраться сюда, - сказал он. - Может, пять с половиной, если как следует поторопятся. Но когда они увидят вон ту кардиограмму на экране, им останется лишь поднять руки. Ему требуется пересадка сердца, и не меньше; даже если мы дотянем его до прибытия хирургической бригады, вероятность того, что он перенесет операцию, составляет тысячу к одному.

- Ну что ж, он на это напрашивался, - сказал Джек. - Его пытались затащить в больницу для пересадки сердца не один год. Каждый знал, что одна из вспышек ярости рано или поздно его доконает.

- Может, он будет держаться лучше, чем мы думаем, - сказал Дал. - Давайте посмотрим и подождем.

Но Черному доктору лучше не становилось. С каждой минутой он слабел, все с большим трудом дыша, а между тем его артериальное давление медленно сползало все ниже. Через полчаса возобновилась боль; Тигр еще раз снял ЭКГ, пока Дал измерял венозное давление и уточнял глубину шока.

Закончив, Дал ощутил на себе взгляд Черного доктора.

- Все будет нормально, - сказал хирург. - Дождаться помощи времени хватит.

Черный доктор слабо покачал головой.

- Времени нет, - отозвался он. - Не смогу дождаться. Дал разглядел страх в глазах старика. Губы доктора Таннера снова зашевелились, словно он хотел сказать что-то еще, но потом лицо его стало жестче, и он беспомощно отвернулся. Дал обошел постель и взглянул на новую ленту, сравнивая ее с первой.

- Что скажешь, Тигр?

- Ничего хорошего. Ему ни за что не протянуть пяти часов.

- А если прямо сейчас?

Тигр покачал головой.

- Риск операции слишком велик.

- Но с каждой минутой он становится все больше, так?

- Так.

- Тогда, я думаю, нам следует прекратить выжидать, - сказал Дал. - У нас есть искусственное сердце, пригодное к пересадке, да?

- Конечно.

- Хорошо. В таком случае подготовь его, - Казалось, говорит кто-то другой. - Тебе придется поработать ассистентом, Тигр. Мы подключим его к аппарату “сердце-легкие”, и, если к тому времени помощь не подоспеет, попытаемся довести пересадку до конца. Джек, будешь давать наркоз, и работенка тебе предстоит мудреная. Постарайся использовать местную анестезию, где только сможешь, и заранее подготовь аппарат искусственного кровообращения. У нас будет лишь несколько секунд на пересадку. А теперь давайте-ка пошевеливаться.

Тигр воззрился на него.

- Ты уверен, что хочешь это сделать?

- В жизни не хотел ничего меньше этого, - пылко ответил Дал. - А ты думаешь, он доживет до прибытия больничного корабля?

- Нет.

- Тогда, мне кажется, выбора у меня не остается. Вам двоим беспокоиться не стоит. Это теперь - хирургическая задача, и я возьму на себя всю ответственность.

Черный доктор наблюдал за ними, и Дал знал, что он слышал разговор. Теперь старик беспомощно лежал, вышли готовить операционную. Джек подобрал анестетики, проверил и перепроверил сложный аппарат искусственного кровообращения, который мог взамен сердца и легких поддерживать кровообращение и дыхание, пока сердце будет отключено от магистральных сосудов. Готовый к пересадке кардиопротез вырастили в лабораториях Земли-Больницы из зародышевой ткани; Тигр перенес его из морозильной камеры в специально для этой цели сконструированную ванночку с теплым солевым раствором, чтобы довести его до нормальной температуры.

Пока шли эти приготовления, Черный доктор лежал и смотрел, все еще в сознании настолько, чтобы понимать, что происходит, время от времени пытаясь в знак несогласия покапать головой, но не достигая цели. Наконец Дал подошел к его постели.

- Не бойтесь, - ласково сказал он старику. - Пытаться отложить операцию до прибытия корабля с Земли-Больницы небезопасно. Каждая минута ожидания работает против нас. Я думаю, что справлюсь с пересадкой, если начну сейчас. Знаю, вам это не нравится, но я - главный Красный доктор на этом корабле. Если придется вам приказать, я это сделаю.

Черный доктор немного полежал тихо, не спуская глаз с Дала. Потом страх, кажется, покинул его лицо; исчез и гнев. С величайшим усилием он кивнул.

- Ладно, сынок, - едва слышно сказал он. - Делай, как считаешь нужным.

Дал знал с той самой минуть, когда принял решение сделать операцию, что взялся за дело едва ли не безнадежное.

Немного - если вообще что-то - говорилось, пока трое врачей работали у операционного стола. Над головой в крошечной корабельной операционной ярко горела бестеневая лампа; раздавались лишь хрип наркозного аппарата, треск хирургических зажимов и тихое дыхание самих врачей, пока они отчаянно трудились наперегонки со временем.

Дал чувствовал себя, как во сне, работая, подобно автомату, совершая механические движения, казавшиеся совершенно не касавшимися живого больного, лежавшего на операционном столе. За годы учебы ему приходилось ассистировать сотням трансплантаций сердца; он сам сделал несколько десятков пересадок, когда опытные хирурги ассистировали ему, направляя его до тех пор, пока последовательность необходимых шагов не стала устойчивым навыком. На Земле-Больнице, с доступными благоприятными, бесподобными медицинскими возможностями и с прекрасно подготовленными бригадами хирургов, анестезиологов, медсестер замена старого, изношенного сердца новым, здоровым стала обычным делом. Она подвергала больного угрозе не большей, чем простая аппендэктомия три века назад.

34
{"b":"28249","o":1}