ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
На пятьдесят оттенков темнее
Perfect you: как превратить жизнь в сказку
Вечный. Черный легион
Шестой Дозор
#Твой любимый инстаграм
#Зановородиться. Невероятная история любви
О Стивене Хокинге, Чёрной Дыре и Подземных Мышах
Пенсионер. История первая. Дом в глуши
Урок седьмой: Опасность кровного наследия
A
A

Через три дня, после демонстрации нового образца прибора, Хьюно почему-то решил выяснить где находятся пришельцы. Фантомы докладывали, что после обработки их лагеря Случником двое из них погибли, а остальные улетели. Фантомам можно было верить — раб Браслета не может врать императору. Но у Хьюно было какое-то предчувствие, не дающее ему спать. Фантомы не соврали — пришельцы действительно не были на Эльхейре, они были на Фидо. В их лагере были какие-то разногласия, в сути которых Хьюно не мог разобраться, но доложил о них императору. Взволнованный император сделал второй комплект аппаратуры и лично принял участие во втором сеансе связи. И тут произошло невероятное — одновременно император и Хьюно встали, подошли друг к другу и…. Следующие полчаса они с ожесточением обменивались оплеухами, превратив лица в сплошной кровоподтек. А затем достаточно чёткий мысленный голос (бродийский понимали оба) произнес: «Я ещё не то могу вас заставить делать, мальчики!».

Император и Хьюно переглянулись. А голос Энтони, впервые проведшего сеанс гипноза в таких необычных условиях, еще долго был слышен — император торговался над каждым пунктом нового союзнического договора. Но участники переговоров, пощупав друг друга во время первого сеанса, быстро договорились во время двух следующих. Секретное соглашение состоялось. После четвёртого сеанса над городом раздался хлопок посадочного парашюта, и его белый купол, слегка порозовевший в лучах восходящего Эльдорана, медленно спустился прямо на центральную площадь Кратама.

Глава 65

После посадки на Фидо положение ничуть не изменилось — Энтони постоянно приходилось чувствовать негласный бойкот со стороны остальных. Кроме этой чисто житейской неприятности его заботили и другие проблемы. Он занимался поисками кремнесодержащих пород в частности и общегеологической разведкой в целом, созданием кремнеевидных элементов для солнечной батареи (чему предшествовали опыты по воспроизводству этой древней технологии) и борьбой со злокачественными образованиями у членов экипажа (впрочем, борьба протекала достаточно гладко — после прекращения воздействия Случника новые злокачественные клетки не появлялись). А с остальными крепкие организмы пилотов справились почти без помощи Энтони и Марии-Луизы. С компьюторами дело обстояло сложнее, но всё же постепенно все неполадки и сбои прекратились. Но вот молчаливое давление на Энтони росло с каждым днем, что не могло не беспокоить его. «Занимаются дележкой машинного времени вместо того, чтобы сделать хоть что-то для увеличения производства», — думал Энтони, возясь с технологией производства кремневых элементов.

Пока существовала реальная угроза смерти от злокачественных новообразований, Тони почти всегда без труда удавалось выбивать машинное время и энергию для своих опытов в любом количестве. Но уже недалёк тот день, когда такое положение вещей изменится. А планы Энтони между тем отнюдь не имели тенденции к сокращению. Сейчас большая часть энергии шла на изготовление всё новых и новых панелей солнечных батарей. Все окрестности были покрыты ими. Йоко не успевала размещать их, а колонисты мыли, когда Энтони настоял на том, что бы они тоже приняли участие в их размещении и ремонте. Кроме того, у него были и другие проблемы. В плавильных печах шли опыты по изготовлению жаропрочной керамики, а установки поатамного синтеза, поглощая море энергии, выдавали на-гора миллиграммы лекарств для борьбы с микроорганизмами, которые попали в тела пришельцев из-за небрежного отношения к ношению скафандров.

В колонии едва не поднялся бунт, когда Энтони осуществил еще одну свою аферу — слегка отремонтированный истребитель Манштейнов вышел в автоматическом режиме на орбиту искусственного спутника Фидо, запустил зонд якобы для исследования атмосферы Эльхейры, а затем (через три недели автономного полёта) вернулся в лагерь на Фидо. Громадные сапфиры, выращенные в невесомости, позволили Энтони перезаписать всю информацию с дискет и создать свой собственный банк данных. Подключиться к нему не было никакой возможности: вся информация была надёжно зашифрована с помощью трёх систем шифровки одновременно. И считать её мог бы только хозяин. А ещё через три дня во время мощной вспышки на Эльдоране большая часть информации на магнитных дисках оказалась испорченной, и только сапфировые элементы Энтони выдержали повышенную радиационную нагрузку. Из бортовых компьютеров свою индивидуальность сохранили только Мария-Луиза, Дональд и Чарли. И то только благодаря тому, что большая часть содержащихся на них программ была дублирована на сапфировых элементах, которым вспышки не страшны. Обучение же компьютеров имперских кораблей было признано нецелесообразным — Энтони отказался от этой работы, а сами пилоты только зря корпели над клавиатурой.

Глава 66

Зидар и Хьюно почти ежедневно выходили на связь с Энтони и рассказывали о проделанной работе и возникших проблемах. Грандиозные работы требовали от союзников полной самоотдачи. За несколько месяцев нужно было пройти путь, на который человечеству потребовалось около трёхсот лет. Энтони отлично понимал, что, передавая технологии конца ХХ века, он совершает согласно законам Содружества тягчайшее преступление. Но некоторые факты и догадки заставляли его пойти даже на это. А пока Энтони подписал секретные договоры о перемирии со всеми соседями, и значительная часть армии была задействована на стройках. Страна покрылась сетью мощнейших ГЭС, построенных в высокогорных районах. По всей территории появились заводы, выпускающие секретную продукцию (зачастую её назначение не было понятно даже производителям). Мощная эскадра вышла в океан с задачей находиться в районе с координатами… и вылавливать все предметы, находящиеся на поверхности. А однажды столицу основательно тряхнуло — совсем недалеко, в пустыне Гаге, находился центр странного землетрясения. Аппаратура со спутника исправно докладывала об этих фактах в колонию на Фидо, но Мария-Луиза затирала большую часть информации после того, как Энтони знакомился с ней.

Глава 67

Олег Браславский за свои неполные тридцать лет успел многое повидать в жизни. Он был далёк от восторженного отношения к политике нового правительства Рохана, однако честно продолжал выполнять свой долг. В достижении своих целей он использовал лишь те методы, которые считал достойными себя. Личное обаяние и умение располагать к себе людей помогали ему всегда решить любую проблему, не поступаясь своими принципами. В настоящее время он располагал информацией о том, что Энтони Кузьмин совершил несколько тягчайших преступлений. Хитростью и коварством он узурпировал реальную власть в колонии, избавился от Германа, с помощью рентгеновского лазера сымитировал вспышку на Эльдорадо, уничтожившую память компьютеров. Сейчас он вёл переговоры с императором Дарийской империи, используя секретный излучатель. Императору были переданы оборудование и приборы, технологии и компьютеры для наблюдения за реализацией проектов. Даже невооружённым глазом было видно, как изменилась территория империи за последнее время. Налицо была ну просто явная передача технологии.

Нужно было собрать общее собрание и призвать преступника к ответу. Но тут-то и начинались странности: Олег не мог заставить себя сказать ни одного слова против Энтони. Но нет непреодолимых препятствий — дневник Олега, «забытый» на видном месте, дал возможность всем колонистам, кроме Энтони, Юко и Эполы, ознакомиться с соображениями Олега. Через восемь часов Энтони проснулся от стука в иллюминатор поисковика. «За окном» стоял Юко в скафандре. Дверь шлюза открылась, и за связанным Юко ввалились вооружённые имперцы. Энтони сдался на милость победителям, но не счёл игру законченной. Наглый ультиматум был предъявлен тут же. Он пообещал взорвать весь лагерь и стереть информацию отовсюду. Держался Энтони настолько естественно, что никто не мог предположить, что он, как всегда, блефует. Через четыре часа шестеро наиболее недовольных порядками в лагере покинули его на трёх истребителях. Энтони честно выполнил условия договора — конденсаторы улетевших были заряжены полностью, они были обеспечены информацией о синтезе лекарств против местных микроорганизмов. Через некоторое время Энтони отстрелялся по головному истребителю, успевшему к тому времени удалиться на тридцать тысяч километров от Фидо, из рентгеновского лазера (не развившего во время этой демонстрации могущества и сотой доли своей мощности) и вежливо попросил не вмешиваться во внутренние дела Дарийской империи.

29
{"b":"283065","o":1}