ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С каждым шагом он все дальше уходил от преследователей; их крики и ружейные выстрелы становились все глуше, пока не затихли совсем.

Лишь после этого он остановился на минуту, чтобы перевести и выбрать дорогу в густой чаще леса.

Совсем стемнело, и на остров опустилась теплая тропическая ночь. Луна, сверкавшая на безоблачном небе, рассеивала по лесу голубоватые лучи.

– Итак, – сказал пират, выбирая себе путь по звездам, – за спиной у меня англичане; впереди, к западу – море. Если двинуться в этом направлении, то можно напороться на засаду: они наверняка думают перехватить меня там. Лучше свернуть к югу и добраться до моря в другом месте, тогда они потеряют мой след.

Не теряя времени, он снова углубился в лес. Пробираться здесь среди густых зарослей можно было лишь с величайшим трудом. Он обходил кусты, перелезал через поваленные стволы, переходил вброд ручьи и протоки.

– Ничего, что ноги промокли, – сказал он себе. – Зато сбил собак со следа. Теперь можно и отдохнуть немного, не боясь, что меня обнаружат.

Он влез по ветвям на большое раскидистое дерево и задремал, прислонившись к стволу.

Прошло полчаса, как вдруг легкий шум заставил его встрепенуться. Медленно, стараясь не дышать, он раздвинул ветви и, посмотрел вниз.

Два солдата с ружьями на изготовку боязливо шли по тропинке, озираясь то направо, то налево.

– Враги! – прошептал он. – Неужели они следовали за мной по пятам?

Солдаты, которые, казалось, искали следы Сандокана, пройдя еще несколько метров, остановились под тем самым деревом, на котором прятался он.

– Не знаю, как ты, Джон, – сказал один из них робким голосом, – а я боюсь в этом темнеющем лесу.

– Я тоже, Джеймс, – отвечал другой. – Этот человек хуже тигра, он способен на все. Ты видел, как он уложил капрала?

– Ужасно! Никогда не забуду этого, Джон. Это не человек, а какой-то демон, способный всех искрошить в куски. Как ты думаешь, нам удастся поймать его?

– Сомневаюсь, хотя баронет Вильям и обещал пятьдесят фунтов стерлингов за его голову. Пока мы гонимся за ним на запад, он, может, свернул уже на север или юг.

– Но что же нам делать?

– Сначала пойдем к берегу, а там увидим.

– Подождем здесь сержанта Виллиса.

– Мы подождем его на берегу.

И солдаты, взяв снова ружья на изготовку, опасливо озираясь, скрылись в ночной темноте.

– Ну что ж, – сказал Сандокан, спрыгивая на землю, – теперь я знаю, куда мне идти.

И, неслышно ступая, он двинулся в южном направлении, рассчитывая за ночь пройти километров двадцать. А там, на берегу, видно будет.

Он шел больше часа, перестав даже думать о погоне, когда внезапно раздался резкий голос:

– Стой, или я стреляю!

Глава XI

Джиро-Батол

Не дрогнув, словно ничего особенного он не услышал, Сандокан обернулся, сжимая саблю.

Шагах в шести стоял пехотинец в форме сержанта, взяв его на прицел. Суровый вид и резкий тон этого вояки не оставляли сомнений в серьезности его намерений.

Не двигаясь, Сандокан смотрел на него глазами, которые точно фосфоресцировали. Потом он коротко рассмеялся.

– Чему вы смеетесь? – спросил сержант, приведенный в замешательство его поведением.

– Смеюсь тому, что ты хотел меня напугать. Ты знаешь, кто я?

– Главарь пиратов Момпрачема.

– А ты в этом вполне уверен, Виллис? – спросил Сандокан, и голос его прозвучал как-то странно.

– Виллис! – воскликнул сержант, охваченный невыразимым ужасом. – Откуда вы знаете мое имя?

– Нет ничего такого, чего бы не знал человек, убежавший из преисподней, – сказал Сандокан, усмехаясь.

– Из преисподней? – испуганно переспросил сержант. – Что вы имеете в виду?

– Я имею в виду то, что стоит у тебя за спиной! – зловещим тоном воскликнул Сандокан.

Сержант, напуганный его словами, инстинктивно обернулся, и в тот же миг, как тигр из засады, пират кинулся и повалил его на землю.

– Пощадите! Пощадите! – залепетал бедный сержант, видя направленное ему в грудь острие сабли.

– Так и быть, дарю тебе жизнь, – сказал Сандокан. – Но только в том случае, если верно ответишь на все мои вопросы. Берегись, если напутаешь или соврешь.

– Хорошо, – согласился сержант.

– В какую сторону направился основной ваш отряд?

– К западному берегу.

– Сколько в нем человек?

– Не могу сказать: это будет измена.

– Ты прав, – согласился легко Сандокан. – Можешь не говорить. За это я тебя даже уважаю.

Сержант посмотрел на него с изумлением.

– Удивительно! – сказал он ему. – Я думал, вы разбойник, пират, а вы человек благородный.

– Одно другому не мешает, – пробормотал Сандокан. – А ну-ка, снимай свою форму!

– Для чего? Зачем она вам?

– Я тоже хочу хоть немного побыть сержантом. Есть солдаты-индийцы среди тех, что гонятся за мной?

– Да, сипаи.

– Хорошо. Раздевайся, и без фокусов, если хочешь, чтобы мы остались добрыми друзьями.

Сержант неохотно, но повиновался. Сандокан кое-как натянул его форму, опоясался ремнем, надел патронташ, напялил на голову его шапку. Потом взял и перекинул за спину карабин.

– А теперь я на всякий случай свяжу тебя, – сказал он сержанту.

– Вы хотите оставить меня на съедение тиграм?

– Не бойся, – утешил его пират. – Они сейчас не голодные.

Крепкими руками он схватил и связал беднягу и, пожелав ему спокойной ночи, быстро двинулся прочь.

– Поспешим, – сказал он себе. – Нужно сегодня же ночью добраться до берега. В этом костюме мне будет проще скрываться, проще сесть на какое-нибудь торговое судно. Сначала на Ромадес, а оттуда уже просто добраться до Момпрачема, и тогда… Тогда я вернусь, но уже не один!

И он ускорил шаги, стремясь выбирать в лесу путь покороче.

Он шел всю ночь, то лесом, то какими-то полями, взбирался на пригорки, обходил стороной селения.

На восходе солнца он спрятался в чаще леса у ручья, чтобы немного отдохнуть и поспать.

Он выпил несколько глотков виски из фляжки сержанта Виллиса, съел несколько бананов, которые собрал в лесу, потом положил голову на связку травы и глубоко заснул, не беспокоясь, что его здесь обнаружат.

Сколько он спал? Не больше трех-четырех часов, поскольку солнце, когда проснулся, стояло еще высоко. Он уже собирался подняться, чтобы продолжить путь, когда неподалеку раздался ружейный выстрел и сразу за ним – быстрый галоп лошади.

– Неужели меня обнаружили? – прошептал он, снова притаившись за кустом.

Он выставил вперед карабин, осторожно раздвинул листья и посмотрел на поляну перед собой.

Сначала он не увидел ничего, только слышал топот копыт, который быстро к нему приближался. Он решил было, что это охотник гонится по следу зверя, но скоро понял, что ошибся: гнались за человеком.

Мгновение спустя какой-то малаец, судя по цвету кожи, огромными прыжками выскочил на поляну и бросился к зарослям бананов.

Это был коренастый полуголый человек, не имевший на себе ничего, кроме набедренной повязки и какой-то старой шляпы на голове. В правой руке он держал суковатую палку, в левой – крис со змеевидным лезвием.

Бежал он так быстро, что у Сандокана не хватило времени как следует рассмотреть его. Только появился – и тут же исчез в чаще бананов за гигантскими листьями.

«В руке у него крис, – озадаченно подумал Сандокан. – Значит, он малаец. Но кто же он такой?»

И вдруг его осенило.

«А что если это один из моих людей? – спросил он себя. – Может, Янес уже высадил кого-нибудь здесь? Он ведь знает, что я отправился на Лабуан».

Пират собирался уже вылезти из чащи, чтобы найти беглеца, когда на краю леса появился всадник.

Это был кавалерист из полка Бенгалии. Лицо у него было злое, он ругался и бешено дергал поводья.

Спешившись возле зарослей бананов, он привязал лошадь к дереву и стал внимательно вглядываться в чащу.

– Черт побери! – воскликнул кавалерист в сердцах. – Не провалился же он сквозь землю!.. Где-то он спрятался тут, и со второго раза я по нему уже не промажу. Если бы проклятая лошадь не споткнулась, этого пирата уже не было бы в живых.

14
{"b":"283492","o":1}