ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он сел на поваленный ствол дерева, обхватил голову руками и погрузился в глубокие думы.

Янес оставил его на берегу, а сам отправился бродить между скал, пытаясь отыскать что-нибудь на завтрак.

Побродив так с четверть часа, он вернулся на берег, неся в руках несколько больших устриц. Развести огонь и открыть их было для него делом нескольких минут.

– Давай перекусим, – сказал он Сандокану. – Неизвестно, когда нам достанется обед.

Завтрак был изысканный. Устрицы содержали такую мягкую и нежную мякоть, что оба уплетали их с большим аппетитом.

Покончив с этим обильным блюдом, Янес приготовился разлечься под величественным деревом, которое возвышалось на берегу, чтобы спокойно выкурить пару сигарет, но Сандокан жестом указал ему на лес.

– Вилла, возможно, далеко, – сказал он ему.

– Ты не знаешь точно, где она находится?

– Смутно, поскольку пересек эти места в бреду.

– Дьявол!

– О! Не бойся, Янес. Я смогу узнать тропинку, которая ведет в парк.

– Пошли, раз ты этого хочешь, но все-таки не делай глупостей.

– Я буду осмотрителен, Янес.

– Еще одно слово, дружище.

– Что такое?

– Надеюсь, ты подождешь ночи, чтобы войти в парк?

– Да, Янес.

– Ты мне это обещаешь?

– Даю слово.

– Тогда пошли.

Они прошли немного вдоль реки, потом решительно свернули в большой лес.

Казалось, ураган особенно бесновался в этой части острова. Многочисленные деревья, поваленные ветром, валялись на земле; некоторые вполунаклон, поддерживаемые лианами, другие рухнули совсем. Повсюду разметанные и вырванные кусты, груды листьев и веток, среди которых пищали обезьяны. Несмотря на все эти многочисленные препятствия Сандокан не сбавлял шаг.

Он продолжал идти до заката, без колебания выбирая дорогу.

Спустился вечер, когда неожиданно он остановился перед широкой тропой.

– Что ты увидел? – спросил португалец.

– Мы около виллы, – сдавленным голосом отвечал Сандокан. – Эта тропинка ведет в парк.

– Черт побери! Какая удача, дружище! Пошли дальше, но берегись совершить какое-нибудь безрассудство.

Сандокан не стал даже ждать, пока он закончит фразу. Взяв карабин на изготовку, он ринулся по тропинке с такой скоростью, что португалец едва поспевал за ним.

«Марианна! Любовь моя!.. – шептал он, все ускоряя шаги. – Я здесь, я рядом с тобой!..»

В этот момент он опрокинул бы целый полк, если бы тот встал на его пути. Он не боялся никого: сама смерть не заставила бы его отступить.

Он бежал, чувствуя себя объятым огнем. Он летел, забыв про всякую осторожность, яростно рубя лианы, ломая и отбрасывая ветки кустов, одним прыжком перескакивая через препятствия, которые преграждали ему путь.

– Эй, сумасшедший, – ругался Янес, тяжело топавший за его спиной. – Не гони! Дай передохнуть. Остановись же ты, тысяча чертей!..

– На виллу!.. На виллу!.. – отвечал, не оборачиваясь, пират.

Он остановился только у самой ограды парка, да и то лишь чтобы подождать товарища, а не из осторожности или усталости.

– Уф! – воскликнул португалец, догнав его. – Ты думаешь, я лошадь, что заставляешь меня так бежать? Не пори горячку хоть теперь – ты ведь не знаешь, кто может прятаться за этим забором.

– Я не боюсь англичан, – ответил Сандокан, который был во власти живейшего возбуждения.

– Я знаю, но, если ты дашь себя убить, ты никогда больше не увидишь свою Марианну.

– Но я не могу торчать здесь, мне нужно быстрее повидаться с ней.

– Спокойно, дружище. Слушайся меня и увидишь, что все устроится наилучшим образом.

Янес сделал ему знак молчать и с ловкостью кошки взобрался на забор, внимательно глядя в парк.

– Мне кажется, здесь нет часового, – сказал он. – Тогда войдем.

Он спрыгнул с другой стороны, Сандокан сделал то же самое, и оба в молчании углубились в парк, прячась за кустами и клумбами, устремив глаза на дом, который сумрачно вырисовывался в темноте.

Они были уже на расстоянии ружейного выстрела, когда Сандокан неожиданно остановился, выставив вперед карабин.

– Стой, Янес, – прошептал он.

– Что ты увидел?

– Людей, которые стоят перед домом.

– Неужели это лорд с Марианной?

Сандокан, у которого яростно стучало сердце, впился в них глазами, пытаясь издалека рассмотреть.

– Проклятие! – пробормотал он. – Солдаты!..

– Ах вот как! Дело осложняется, – проворчал португалец. – Что они делают?

– Если здесь солдаты, значит, Марианна еще на вилле.

– Мне тоже так кажется.

– Так что давай атакуем их.

– Ты с ума сошел!.. Хочешь, чтоб нас пристрелили? Нас двое, а там, может быть, целый взвод.

– Но я хочу ее видеть! – вскричал Сандокан, глядя на португальца глазами сумасшедшего.

– Успокойся, дружище, – крепко схватил его за руку Янес. – Успокойся, скоро ты ее увидишь.

– Каким образом?

– У меня есть план. Ложись тут рядом и наберись терпения. Я беру это на себя.

– А солдаты?

– Черт возьми! Надеюсь, они пойдут спать.

– Ты прав, Янес, подождем!

Они улеглись за густым кустом, но так, чтобы не терять из виду солдат, и ждали подходящего момента.

Прошло два, три, четыре часа, тянувшиеся для Сандокана, как четыре века. Наконец солдаты вошли в виллу, с шумом захлопнув дверь.

Сандокан сделал движение, чтобы броситься вперед, но португалец удержал его.

– Не спеши. Скажи мне лучше, что ты собираешься предпринять сейчас.

– Увидеть ее.

– И ты думаешь, это легко?.. Ты нашел подходящий способ для этого?

– Нет, но…

– Твоя возлюбленная знает, что ты здесь?..

– Нет, конечно.

– Значит, нужно сначала предупредить ее. Как видишь, мой бедный друг, этой ночью ничего сделать нельзя.

– Я могу добраться до ее окна, – сказал Сандокан.

– Ты что, не видел того солдата, который спрятался за углом павильона?

– Но что же мне делать? Я сгораю от нетерпения!..

– Ты знаешь, в какой части парка обычно гуляет Марианна?

– Она каждый день вышивает в китайской беседке.

– Прекрасно. Где она находится?

– Здесь рядом.

– Отведи меня туда.

– Что ты хочешь сделать, Янес?..

– Нужно предупредить ее, что мы здесь.

Взведя курки карабинов, поскольку не были уверены, что внутри пусто, Янес и Сандокан вошли. В беседке не было никого.

Янес зажег спичку и увидел на легком столе корзинку с кружевами и нитками, а рядом лютню, инкрустированную перламутром.

– Это ее вещи? – спросил он у Сандокана.

– Да, – ответил тот с бесконечной нежностью.

– Ты уверен, что она сюда вернется?

– Это ее любимое место. Сюда она заходит каждый день.

Янес вырвал из записной книжки листок, нашарил в кармане огрызок карандаша и, пока Сандокан жег новую спичку, написал:

«Мы высадились вчера во время урагана. Завтра вечером, в полночь, мы будем под вашими окнами. Найдите веревку, чтобы спустить ее из окна.

Янес де Гомейра».

– Надеюсь, мое имя ей знакомо, – сказал он.

– Еще бы, – ответил Сандокан. – Она знает, что ты мой лучший друг.

Янес сложил записку и положил ее в рабочую корзинку, так чтобы ее можно было сразу увидеть, а Сандокан сорвал несколько китайских роз и положил туда сверху.

– Теперь уходим, – сказал ему Янес.

– Иду за тобой, – отвечал Сандокан, сдержав вздох.

Через пять минут они перелезли через ограду парка и снова углубились в чащу темного леса.

Глава XVII

Ночное свидание

Ночь была бурная, ураган не успокоился до конца. Ветер тысячей голосов завывал и шумел в лесу, срывая листья, заставляя трещать ветки деревьев, скручивая жгутами потоки дождя.

– В такой темноте мы идем быстрей, чем средь бела дня, – заметил Янес. – Настоящая удача с такой ночью.

Сандокан спустился к берегу и при свете молнии быстрым взглядом окинул бухту.

– Никого, – сказал он глухим голосом. – Неужели с моими судами что-то случилось?

23
{"b":"283492","o":1}