ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дурман для зверя
Детство в европейских автобиографиях: от Античности до Нового времени. Антология
Интересно?.. Наблюдай ответы
Дизайн. Книга для недизайнеров. Принципы оформления и типографики для начинающих
Факультет общих преображений
Восьмое делопроизводство
Умирай осознанно
Love your body. Сделай себя красивой
7 шагов к стабильной самооценке
A
A

Миг спустя железная заслонка была отодвинута, и полоса света проникла внутрь; однако не настолько яркая, чтобы осветить всю печь. Солдат сунул голову, но тут же отпрянул, звучно чихая.

Пригоршня пепла, брошенная ему в лицо Сандоканом, сделала его черным, как каминная труба, и почти слепым.

– К черту все это! – воскликнул солдат. – Эту адскую топку сто лет не чистили. Пойдемте отсюда на свежий воздух. Здесь просто нечем дышать.

Топоча, как слоны, и бренча оружием, солдаты вышли из оранжереи, с грохотом захлопнув за собой дверь. Еще несколько мгновений слышались их шаги и голоса, потом все стихло.

Португалец чувствовавший, что задыхается в этой печи, полной золы и пепла, высунул вперед карабин, потом выполз до самой заслонки и ловко прыгнул на одну из кадок поблизости, чтобы не оставить на полу следы сажи.

Сандокан проделал тот же предусмотрительный маневр и, прыгая с кадки на кадку, они добрались до двери оранжереи.

– Никого не видно? – спросил он.

– Вокруг все темно.

– Тогда пойдем нарвем бананов.

Они двинулись к зарослям, которые росли вдоль аллеи и, найдя несколько банановых и апельсиновых деревьев, набрали вдоволь плодов.

Они собрались вернуться в оранжерею, когда Сандокан неожиданно остановился.

– Подожди меня здесь, Янес. Пойду посмотрю, где солдаты.

– Не валяй дурака, – ответил португалец. – Пусть они ищут нас, сколько хотят. Нам-то теперь, что за дело?

– У меня есть план.

– К черту твой план. Ночью все равно ничего сделать нельзя.

– Кто знает? – отвечал Сандокан. – Может, мы сможем выбраться отсюда, не дожидаясь утра. Я отлучусь ненадолго.

Он протянул Янесу карабин, выхватил крис и молча углубился в густые заросли.

Он добрался до последней группы бананов и увидел невдалеке несколько факелов, которые двигались по направлению к ограде.

– Кажется, они уходят, – прошептал он. – Посмотрим, что происходит в доме. Ах!.. Если бы я мог увидеть, хоть на миг, мою Марианну… Я бы ушел отсюда спокойный.

Он удержал новый вздох и направился к аллее, стараясь держаться за кустами.

Завидев дом, он остановился в зарослях манго и осторожно выглянул. Сердце его забилось, когда он увидел, что окно Марианны освещено.

– Ах! Если бы я мог похитить ее! – прошептал он, устремив горящий взгляд на свет, блиставший сквозь решетки.

Он сделал еще три-четыре шага, пригнувшись к земле, и снова остановился.

В окне мелькнула какая-то тень, и ему показалось, что это тень любимой девушки.

Его колебание длилось недолго.

«А что, если еще раз попробовать?..» – мелькнуло у него в голове.

Не обращая внимания на опасность, он вышел из-за кустов и двинулся к дому. Он был уже в десяти шагах, когда услышал справа какой-то шорох и лязг карабина.

– Стой! Кто идет? – закричал часовой.

Сандокан остановился.

Глава XIX

Призрак красных мундиров

Игра была непоправимо проиграна, даже могла стать последней для него и Янеса.

Нельзя было предполагать, что часовой в такой темноте мог отчетливо разглядеть его, поскольку он был за кустами, однако тот явно слышал шаги и мог покинуть свой пост, чтобы пойти взглянуть или позвать товарищей.

Сандокан опомнился и понял, чем рисковал; он замер и остался неподвижным в своем укрытии.

Часовой повторил окрик; потом, не получив никакого ответа, сделал несколько шагов вперед, наклоняясь вправо и влево, чтобы лучше убедиться, не прячется ли кто-нибудь в кустах. Решив наконец, что ему это лишь показалось, он вернулся на свой пост у двери дома.

Сандокан отступил назад и с тысячей предосторожностей, переходя от ствола к стволу и прячась за кустами, вернулся в оранжерею, где португалец ждал его, терзаясь тревогой.

– Ну что ты видел? – спросил его Янес. – Я дрожал за тебя.

– Ничего хорошего для нас, – ответил Сандокан с раздражением. – Дом охраняется часовым, а парк прочесывают солдаты во всех направлениях. Этой ночью мы не сможем сделать абсолютно ничего.

– Тогда воспользуемся ею, чтобы вздремнуть. Немного отдыха нам бы не повредило.

– Да, но с открытыми глазами.

– Я бы хотел научиться спать с открытыми глазами. Ну да ладно, давай уляжемся за этими кадками и постараемся уснуть,

Кое-как они устроились за китайскими розами и постарались немного отдохнуть.

Но несмотря на всю накопившуюся за эти дни усталость, им не удалось сомкнуть глаз. Мысль, что сюда нагрянут солдаты, держала их в постоянном напряжении. Несколько раз, чтобы успокоить все растущую тревогу, они вставали и выходили из оранжереи, чтобы посмотреть, не приближаются ли враги.

Когда взошло солнце, англичане продолжали обыскивать парк с тем же ожесточением, шаря в зарослях бамбука и бананов, в кустах и на клумбах. Казалось, они убеждены, что рано или поздно обнаружат обоих пиратов, и не верят, что те могла ускользнуть через изгородь.

Видя, что они далеко, Янес и Сандокан воспользовались этим, чтобы набрать побольше бананов и апельсинов. Тут же снова залезли в печь, тщательно стерев следы сажи на полу.

Хотя оранжерея была уже осмотрена, англичане снова могли вернуться сюда, чтобы при свете дня убедиться, что здесь не скрываются оба пирата.

Проглотив свой скудный завтрак, два друга закурили и поудобнее устроились среди золы и пепла в ожидании наступления ночи, чтобы снова попытаться бежать.

Они сидели так уже несколько часов, когда Янес вдруг услышал снаружи шаги. Оба напряглись, подтянув к себе карабины и крисы.

– Неужели они возвращаются? – спросил португалец.

– Может, тебе показалось? – сказал Сандокан.

– Нет, кто-то идет по аллее.

– Если бы я был уверен, что идет только один человек, я бы вышел, чтобы захватить пленника.

– Ты с ума сошел, Сандокан.

– Мы бы узнали от него, где находятся солдаты и с какой стороны проще уйти.

– Гм!.. Я уверен, что он нас обманет.

– Не посмеет. Хочешь, пойдем посмотрим.

– Не увлекайся, Сандокан.

– Но нужно же что-то предпринять.

– Тогда выйду я.

– А я что останусь тут делать?

– Если понадобится помощь, я позову тебя.

– Ты больше ничего не слышишь?

– Нет.

– Тогда иди. А я буду наготове.

Янес несколько мгновений прислушивался, потом пересек оранжерею, вышел и внимательно оглядел заросли бананов.

Притаившись в гуще кустов, он увидел солдат, которые шарили, правда, уже неохотно, в полегших стеблях на клумбе парка.

Другие, видимо, уже вышли за ограду, потеряв надежду найти пиратов внутри.

«Если за эти часы они нас не найдут, – сказал себе Янес, – то решат, что мы вырвались. Тогда уже вечером мы сможем покинуть наше убежище и скрыться в лесу».

Он собирался вернуться, когда заметил солдата, идущего по аллее, ведущей к оранжерее.

Он кинулся в гущу бананов и, прячась за их гигантскими листьями, быстро добрался до Сандокана. Тот, видя друга очень встревоженным, сразу схватился за карабин.

– Что случилось? – спросил он его.

– Какой-то солдат направляется к нашему убежищу, – ответил Янес.

– Только один?

– Да, один.

– Вот человек, который мне нужен.

– Что ты хочешь сказать?

– А другие далеко?

– Они у изгороди.

– Тогда мы захватим его.

– Кого? – спросил Янес испуганно.

– Солдата, который идет в нашу сторону.

– Ты хочешь нас погубить, Сандокан.

– Этот человек мне нужен. Быстро, за мной.

Янес хотел протестовать, но Сандокан уже выскочил из оранжереи. Волей-неволей, а ему пришлось пойти следом, чтобы помочь, по крайней мере, в случае чего.

Солдат, которого заметил Янес, уже приближался. Это был худосочный юноша, бледный, рыжеволосый, с желтоватым пушком на щеках: скорее всего, новобранец.

Он шел без опаски, насвистывая сквозь зубы и держа ружье за спиной.

– Дело будет нетрудное, – сказал Сандокан, наклонившись к Янесу, который догнал его. – Спрячемся среди этих бананов и, как только молодчик пройдет мимо, бросимся на него. Приготовь платок, чтобы заткнуть ему рот.

27
{"b":"283492","o":1}