ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

5) ГИПНОПРАВИЛА, ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ РЕЧИ

В устную речь можно вложить еще

более тонкий смысл, чем в письменную.

Жан де Лабрюйер

Итак, что говорить после того, как Вы подстроились к человеку, и он начал Вам бессознательно доверять, «повелся» в поведении и в мыслях?

Слова обладают силой вызывать образы, звуки и ощущения в воображении слушателей: они могут погружать нас в хорошее или плохое состояние, завязывать дружеские отношения и разрушать их, радикально менять убеждения, поведение и ценности людей, провоцировать конфликты и войны.

Каждый из нас воспринимает этот мир своим уникальным способом. Слова сами по себе лишены смысла (это видно на примере иностранной речи, которую не понимаешь). Мы придаем словам смысл через закрепление ассоциаций между ними и переживаниями нашей жизни. Мы не видим одни и те же предметы и не имеем одни и те же переживания. Каждый из нас живет в уникальной реальности, построенной на основе своих сенсорных впечатлений и личного опыта, и действует, опираясь на свою модель мира.

Мир настолько широк и богат, что мы вынуждены упрощать его, чтобы осмыслить. Сознание считает значимой крошечную часть обрушивающейся на нас информации, но эта часть содержит вполне достаточный для жизни объем сведений. Просто мы обращаем внимание на те аспекты мира, которые нас интересуют, другие же игнорируем. Смотря вокруг, люди получают отличающиеся друг от друга переживания, замечая разные вещи.

Различие лежит не в самом мире, а в тех фильтрах, через которые мы его воспринимаем. Вероятно, мы поймем значение слов «сладкий пирог», потому что существует разделяемый большинством одинаковый вид, запах и вкус пирога. Но мы будем дискутировать и спорить до чертиков в глазах о значении таких абстрактных понятий, как «счастье», «уважение», «женственность», «политика».

Милтон Эриксон строил свою речь и психотехнику по типовым эффективным словесным шаблонам, которые успешно можно использовать любому в своей повседневной практике. Он использовал язык неуловимо смутным образом — так, чтобы слушатель мог выбрать то значение, которое ему самому больше подходит.

Модель организации речи М.Эриксона предназначена для того, чтобы создавать "искусную расплывчатость" выражений. Как ни удивительно, именно неопределенность речи способна оказывать огромное влияние. В течение многих лет на советских людей воздействовали неконкретными, расплывчатыми лозунгами, песнями и призывами. Результаты общеизвестны. Такая форма языка опускает конкретные подробности. Она позволяет формулировать фразы, звучащие вроде бы определенно, но на самом деле достаточно общие. С их помощью можно осуществлять подстройку к переживаниям слушателя вне зависимости от характера переживаний.

Милтон-модель предусматривает способы конструирования предложений, в которых может содержаться практически любая информация. От слушателя требуется заполнить предоставленное ему “пустое пространство речи” собственными внутренними переживаниями. Язык модели М.Эриксона отражает и усиливает даунтайм, связанный с состоянием транса. Он обычно переводит слушателя в расслабленное состояние и оказывает влияние на более глубоком уровне, чем рациональная точная речь. Милтон-модель призвана «запутать» и отвлечь сознание, перегружая левое (логическое) полушарие мозга и обеспечивая тем самым доступ к подсознанию и всем его ресурсам. Обращаясь прямо к подсознанию, язык обходит рациональные возражения и иные факторы, мешающие общению. Проводимые при этом идеи, не выдерживающие никакой логической проверки, могут быть восприняты без всяких сомнений. Это способ употребления языка с целью:

· присоединения к реальности человека и ведения его за собой;

· отвлечения сознания;

· получения доступа к ресурсам подсознания.

ОБЩИЕ ПРАВИЛА

В повседневной жизни встречается масса практических приемов языка Милтона, не связанных с трансом. Ничто не мешает использовать Милтон-модель в обиходной манипулятивной речи — главным образом для того, чтобы «перепрыгнуть» через возражения сознания и достигнуть в общении запланированных целей. Модель организации речи М.Эриксона может быть подразделена на три основные части и дополнительные шаблоны:

1. Пропуск информации:

· номинализации;

· неопределенные глаголы;

· неопределенные обозначения;

· пропуск объекта высказывания;

· сравнения;

· суждения.

2. Три принципа организации речи:

· причинно-следственное моделирование или связывание;

· «чтение» мыслей;

· пропущенное условие.

3. Ограничители диапазона представлений слушателя:

· сверхобобщенные понятия (универсальные качественные определе-ния);

· понятия, обозначающие отсутствие выбора (так называемые модальные операторы возможности и необходимости).

Дополнительные шаблоны:

· опосредованно возбуждающие реакции;

· комплексная эквивалентность;

· предпосылки;

· шаблоны в метафорах.

Ознакомившись со структурами Милтон-модели, Вы будете замечать их повсюду. Некоторые из этих структур не всегда согласуются со строгими правилами грамматики, но в речи это обычно проходит незамеченным и не приуменьшает результативность. Разберем каждую из составляющих модели организации речи М.Эриксона в отдельности.

Пропуск информации

O Номинализации

Это настолько часто употребляемая часть гипноречи, что приходилось даже встречать определение гипноза как «страны номинализаций».

Номинализации (или «обобщенные обозначения») — это слова, стоящие в предложении на месте подлежащего, но имеющие особенность: они не поддаются чувственному восприятию. Номинализации обозначают абстрактные понятия, которые нельзя осязать, чувствовать и слышать (т. е. они не относятся к определенной модальности).

Проверить, является ли слово номинализацией, можно, например, с помощью вопросов: "Можно ли ЭТО потрогать?" или "Можно ли положить ЭТО в тележку?". Если слово является существительным, но не обозначает предмет, до которого можно дотронуться или который можно куда-то погрузить, то это номинализация. К номинализациям относятся слова типа любопытство, независимость, трудность, проблема, решение, покой, психика, способность, переживание, впечатление, обобщение, отношение, честность, любовь, гипноз, уважение, восприятие, знание, забота, обучение и многие другие, имеющие только самый обобщенный смысл.

При использовании в речи номинализаций пропускается масса информации. Например, если говорится «Вася нашел решение проблемы», то пропускается информация о том, каким образом Вася нашел решение проблемы, что подразумевается под поиском, проблемой и решением.

Номинализации — весьма действенное средство наведения транса. Они позволяют говорящему использовать расплывчатые формулировки и поэтому требуют от слушателя усилий и умения выбрать среди багажа его переживаний наиболее подходящие по смыслу.

Гипнооператоры, в зависимости от целей и ситуаций, употребляют фразы, как имеющие, так и не имеющие прямого отношения к сенсорным переживаниям. В первом варианте они стремятся, чтобы всё было сказано «на языке собеседника». Во втором же варианте они говорят более абстрактно, тем самым позволяя людям самим осмысливать сказанное. Люди воспринимают произносимые слова и связывают их со своими личными переживаниями. Можно не иметь никаких предположений относительно смысла номинализаций, но собеседник будет вынужден заполнить их содержанием, наиболее естественным для него самого. Таким образом, применяя номинализации, можно формулировать инструкции безо всякого риска наткнуться на противоречия с внутренним миром слушателя:

44
{"b":"284","o":1}