ЛитМир - Электронная Библиотека

Талла поднялась по лестнице на следующий этаж. Здесь тоже не было никого. Она шла к высоким воротам, через которые загружали товары. Рядом была дверь для рабочих. Она открыла её и они оказались на улице. Ночная прохлада окутала их.

— Это заброшенный склад, — сказала она, — Его купил Абсолют. У них большие финансовые ресурсы. В конце двора вы выйдете на улицу. Я немного провожу вас, но потом я должна буду вернуться.

Они прошли через двор и вышли на узкую улочку.

— Где мы? — спросил Куай-Гон.

— На краю сектора Цивилизованных, — объяснила Талла, — если вы пойдёте по этой дороге, то вскоре окажитесь на Государственном Бульваре, где расположены правительственные офисы.

Глава 11

— Расскажи нам свой план, — спросил Куай-Гон, — очевидно, что ситуация изменилась гораздо больше, чем мы о том думали. И мы должны помочь здесь.

— Должна признать, что помощь нам нужна, — сказала Талла, — для меня не составило труда увидеть, что близнецы в опасности. Но все же я так и не узнала от кого. Я подозревала Абсолют, поэтому и внедрилась в их ряды. Но здесь я не нашла ничего. Роан мог быть их секретным лидером, но доказательств этому у меня нет.

— Близнецы сказали нам, что они не видели вас, — сказал Оби-Ван.

— Они пытались защитить меня, — сказала Талла, — мы договорились, что я должна уйти в подполье. Они дали мне подложные документы, доказывающие, что я была однажды членом Абсолюта. В своё время это была большая организация. И многие не знал даже своих руководителей.

— Значит, близнецы действительно посылали просьбу о твоём прибытии, — спросил Куай-Гон.

Талла кивнула.

— Когда я прибыла, то была очень удивлена тому, что они вовсе не скрываются. Они подтвердили свою просьбу о защите и о том, чтобы я прилетела сюда. Они подозревали, что Роан фактически был ответственен за убийство их отца. В действительности, они заключённые в своём доме. Я готова была увезти их с планеты, но когда мы вместе обсуждали план, то я была впечатлена их зрелостью и храбростью, а также обеспокоенностью состоянием государства на Новом Апсолоне. Близнецы являются символом борьбы. И если они уедут, то многие последуют за ними. Близнецы передумали и настаивали на том, чтобы остаться здесь. Я решила, что они должны знать насколько мощную силу собрал новый Абсолют и предложила им внедриться в их систему. Девушки сначала были против, но потом согласились и помогли мне.

— Насколько силён Абсолют?

— Не настолько силён, как они думают, — сказала Талла, — их силы не велики, а вся организация в хаосе. Ни какой реальной цели, никакой сплочённости в команде. Это помогло мне легко возвыситься в их структуре. Абсолют — эта теперь организация низкого уровня, которая собирает информацию, шпионит, периодически преследует Рабочих. Но вот что мне не нравится — это их богатое казначейство. Они копят оружие.

— Значит у них есть какая-то сильная поддержка от кого-то, — ответил Куай-Гон — Да, но я не знаю от кого. Несмотря на все мои усилия. Это то, где вы можете помочь мне.

Оби-Ван взглянул на своего учителя. Он видел борьбу на лице Куай-Гона. И знал её причину. Куай-Гон не хотел выступить против Таллы, но и не согласиться с Таллой было сложно.

— Талла, у Джедаев нет официального запроса помочь какой-либо из сторон правительства, — ответил Куай-Гон, — неясно причастен ли Роан к убийству последнего лидера. Сомнительно, что Абсолют извлёк из этого какую-то пользу, накопил силу, чтобы стать реальной угрозой. Планете угрожает новая сторона. Но является ли это достаточной причиной для вмешательства Джедаев?

— Но мы ведь получали запрос, — заспорила Талла, — от близнецов. Они являются дочерьми последнего правителя. Конечно, они имеют официальный голос. И они в опасности.

— Если это так, то мы должны вернуться к первоначальному плану и вывезти их с планеты, — сказал Куай-Гон, — нет никакой причины вмешиваться во внутренние дела Апсолона.

Талла остановилась.

— Что насчёт доверия к нам со стороны девочек?

— Это не вопрос доверия.

— Наоборот. Они просили о моей помощи и я намереваюсь защитить их. Они хотят больше чем безопасности. Они хотят остаться у себя дома, на своей планете. И планете, на которой будет мир.

— Джедаи не могут обещать им это, — ответил Куай-Гон.

— Ты как всегда логичен, — сказала Талла, качая головой, — ты действуешь также как это было шесть лет назад. Также беспристрастно. Ты не можешь позаботиться чуть лучше, чем это предписано.

Оби-Ван видел, что слова Таллы были очень болезненными для Куай-Гона.

— Я — Джедай, — сказал он, — также как и ты. Способы, которыми мы действуем прошли тысячелетия, как и правила, по которым мы живём.

— Тогда мы будем первыми, кто нарушит эти правила.

— Когда миссия позвала меня, я пошёл. Эта миссия не случайна. И пожалуйста…", — голос Куай-Гона стал жёстким, — не обвиняй меня в безразличии. Это несправедливо.

Какое-то время они стояли в тишине. Оби-Ван хотел бы найти мудрые слова, чтобы устранить раздор между этими двумя друзьями, но он не знал как это сделать. Талла обидела Куай-Гона, Куай-Гон обидел Таллу. Он мог чувствовать это, как и свою беспомощность, что-либо изменить здесь. Эти два друга, теперь, казалось, ненавидели друг друга. Он мог чувствовать их гнев и разочарование, эхом отдающееся от шагов по тротуару. Наконец Талла заговорила.

— Позволь сойтись на компромиссе. Я нуждаюсь в вашей помощи. Дай мне только одну неделю. Я останусь на Абсолюте под прикрытием. А ты и Оби-Ван расследуешь убийство Эвана. Я начала бы с брата Роана, Манекса. Манекс очень богат, он использовал свои политические контакты, чтобы сделать своё состояние и до, и после бескровной революции. Есть многие, кто подозревают его в коррупции. Возможно, он причастен к заговору убийства Эвана, чтобы привести брата к власти. Роан, возможно, вовлечён в заговор тоже. Если мы найдём доказательства их виновности, то сможем принести мир Новому Апсолону.

— Неделя — не так много времени, — сказал Куай-Гон.

— Не больше чем обычно, — ответила Талла, — для вас этого будет достаточно. Если мы потерпим неудачу и не найдём никаких доказательств, то предложим близнецам эвакуацию. Если они откажутся, то вернёмся на Корускант и вернёмся сюда только в том случае, если получим официальный запрос от Правительства Нового Апсолона.

Куай-Гон задумался на мгновение.

— Я не считаю, что есть вообще какой-либо шанс убедить тебя оставить штаб Абсолюта прямо сейчас.

— Ни одного вообще, — ответила Талла.

— Тогда я принимаю это предложение. И да пребудет с нами Сила.

Слова учителя показались Оби-Вану сердечными и искренними, не содержащими обычного формализма прощания. Но его опасения выдавали его. Оби-Ван чувствовал, что Талла раздражена этим. Без лишних слов, она повернулась в сторону штаба Абсолюта. Куай-Гон смотрел ей вслед, пока темнота ночи не поглотила её.

Глава 12

Куай-Гон нашёл гостиницу, где бы они смогли переночевать. Его падаван уже крепко спал, но он сам не мог уснуть, так и лежал с открытыми глазами. Он не мог понять что творилось у него в сердце. Он не знал, почему он так сердился на Таллу. У него было спокойное суждение, которое казалось он потерял, он действовал верно. Никогда прежде он не чувствовал себя более Джедаем, чем сейчас. Да, видение потревожило его. Он думал, что когда он нашёл Таллу, его тревога улеглась бы. Он предложил ей помощь, но и это не помогло. Что же он пропустил?

Он накинул одеяло на свои плечи и подошёл к окну. Через него он видеть одну из трех лун Нового Апсолона. Полная луна имела розовый оттенок, заливая таким же светом окрестности. Было красиво. Куай-Гон пытался переключить своё размышление на эту красоту, чтобы уйти от тревожных мыслей о завтрашнем дне. Он пробовал не думать о Талле, которая была сейчас в окружении фанатиков.

Он вновь повернулся.

— Куай-Гон? Все хорошо?

11
{"b":"28580","o":1}