ЛитМир - Электронная Библиотека

Куай-Гон вскочил в аэробус и проехал до самого конца маршрута. Он решил вернуться и найти Эриту позже, под прикрытием темноты.

Балог всё время был на шаг впереди него. Но в этот раз, решил он, впереди будет он.

ГЛАВА 11

Холотайп с выступлением Талы на собрании Абсолютистов сильно усложнил положение джедаев. Обвинение Куай-Гона в убийстве сенатора сделали его ещё хуже. Мэйс сталкивался с препятствиями каждый раз, когда ему требовалось получить информацию. Поддержки Манекса уже было недостаточно.

Оби-Ван видел по выражению лица Мэйса, насколько тот расстроен. Он знал, что Мэйс был очень обеспокоен тем, что Куай-Гон не спешит появиться и объяснить, что происходит, очистив себя от подозрений.

Он и сам задавался вопросом, о чём думал его учитель. В редкие моменты отдыха он старался дотянуться с помощью Силы до учителя, отчаянно стремясь связаться с ним.

Время от времени он думал, что он мог почувствовать Куай-Гона, но это ощущение не было ни сильным, ни ясным, скорее, мутным и серым. Он знал, что его усилие дотянуться до учителя посредством Силы вряд ли даст результат. Они не смогут установить связь. Он чувствовал слишком много непреодоленных эмоций вокруг Куай-Гона. слишком сильное желание скрыться ото всех.

— Вам нужно отдохнуть, — сказал Мэйс в конце длинного бесплодного дня, — Вам обоим.

Но ни Бэнт ни Оби-Вану не хотелось расходиться по комнатам. Они сидели в гостиной Манекса. Любимым цветом Манекса был зелёный, и он не отказал себе в удовольствии — все в комнате вплоть до последней подушки сверкало разными оттенками этого цвета. Полы же были выложены блестящим полированным черным камнем. У Оби-Вана голова шла кругом, когда он находился посреди всей яркости. Но Манекс настоял на том, чтобы джедаям была предоставлена его любимая комната, и они чувствовали, что не могли отказаться.

Манекс возвратился из Законодательного совета всего лишь через несколько минут после джедаев. Он влетел в комнату, завитки его кудрявых волос подпрыгивали, взгляд был взволнованным.

— Куай-Гон был в Законодательном собрании. Там была стрельба из бластеров.

Нет, только не… рванулось в душе безмолвным криком. Он не сможет перенести, если с Куай-Гоном что-то случилось. Оби-Ван почувствовал, что холодеет. Бэнт придвинулась, коснувшись его плечом.

Мэйс поднялся.

— И?

— Конечно же, он убежал.

Оби-Ван перевёл дух. Куай-Гон был в безопасности. Он почувствовал, что Бэнт тоже расслабилась, в её взгляде мелькнуло явное облегчение.

Манекс вытер лоб золотистым носовым платком.

— Что за день! Я должен сообщить вам, что есть определённые сдвиги в принятии моей кандидатуры на выборы. Это не то, чего я искал… Но я думаю об этом. Возможно, пришло время и мне включиться в эту деятельность. Я всегда полагал, что это мой брат был герой, служащий народу. Я же обычно говорил, что моё дело — делать деньги, — Манекс засунул носовой платок в карман, — Возможно, я выбрал тогда такой путь именно потому, что мой брат был столь благородным… Но сейчас я больше не уверен, что моя роль такова. Возможно, пришло время отказаться от моего принципа заботы только о себе.

— А как насчёт Элани? — спросил Оби-Ван, — Не окажется ли для вас трудным выступить в качестве её противника на выборах?

Манекс не знал о связи Элани с Абсолютистами. Он всегда выражал свою привязанность к близнецам. Манекс мгновение колебался.

— Я должен думать о том, что будет лучше для Нового Эпсолона, — сказал он, — И я понял одну вещь. Мы не сможем сформировать устойчивое правительство, с кем бы то ни было во главе, если мы не разоблачим Балога и Абсолютистов. У меня есть план.

Оби-Ван не смог скрыть сомнений. Он не мог и вообразить, что за план изобрёл Манекс.

— Я буду приманкой, — объявил тот, — Я распущу слух, что список информаторов в моих руках.

Мэйс покачал головой.

— Нет, это слишком опасно. Вы отдаёте себе отчёт, что произошло с теми двумя, что так же заявили об этом?

— Они мертвы. Да, я очень хорошо понимаю это, — Манекс сцепил руки, — Я стараюсь не думать об этом. И, фактически, Вы не можете сказать нет, потому что я уже распространил этот слух.

Оби-Ван видел, как Бэнт смотрела на лица этих двух человек. Она и обычно-то почти ничего не говорила на подобных обсуждениях, но сейчас она была поглощена слушанием больше, чем он когда-либо видел. Он мог бы учиться у неё концентрации, подумалось ему внезапно.

— Это неразумно, — хмурясь, сказал Мэйс..

— И это вы мне говорите, — фыркнул Манекс, — Вряд ли меня можно назвать храбрецом. Но я надеюсь, что при защите джедаев все будет в порядке. Если мы сможем заставить Балога проявиться, то мы сможем поймать его. Вы же хотите снять подозрения с Куай-Гона?

— Конечно. Но я не уверен, что это подходящий способ, — ответил Мэйс.

— Это — единственный путь, — настойчиво сказал Манекс, — Вы сами знаете, что это так.

Оби-Ван перевёл взгляд с Манекса на Мэйса. Конечно, он знал, что Мэйс был должен согласиться защищать Манекса. Это был дурацкий ход со стороны Манекса, впрочем, мнение Оби-Вана никого не интересовало. Теперь они были должны нянчиться с Манексом, в надежде, что Балог обнаружит себя. Чего добивался Манекс? Может быть, он рассчитывает отвлечь джедаев, пока он сам не соберёт в своих руках всю власть? Не исключено, что он был в союзе с Балогом.

Оби-Вану вдруг вспомнилось, что Куай-Гон доверял Манексу. Он сказал как-то, что человек не является плохим только потому, что богат и любит удовольствия.

Куай-Гон видел нечто располагающее в Манексе, без затей живущем в своё удовольствие.

— Хорошо, мы будем защищать вас, — сказал Мэйс, — Но план выработаем мы.

Траурные огни в доме все ещё были включены. Манекс сидел за столом в саду, нервно поигрывая кубком «самого прекрасного сока на Новом Эпсолоне».

— Могу я что-либо предложить джедаям?

Джедаи очередной раз отказались, а сам Манекс едва ли был сейчас способен есть или пить.

— Кажитесь более расслабленным, — тихо сказал ему Мэйс.

— Я стараюсь, — стиснув зубы, прошептал Манекс.

Мэйс стоял, скрытый ветвями кустарника. В нескольких ярдах от него был Оби-Ван. Бэнт был на противоположной стороне небольшого расчищенного участка сада, там, где Манекс положил камень, обозначающий внешнюю границу их размещения.

Для засады Мэйсу требовалось достаточно места. Он решил, что Манекс будет ужинать в саду, а затем задержится там после заката. Манекс без энтузиазма поковырялся в тарелках и теперь пытался с безмятежным видом потягивать сок. Результаты и здесь были не лучше — сок немедленно оказался на тунике.

Солнца сели, стемнело. Только маленький светильник на столе освещал округу.

Оби-Ван сосредоточился на том, чтобы уловить звук приближающегося поискового дроида. Он был настроен решительно — в этот раз Балог не должен был ускользнуть. Когда они поймают его, свершится правосудие — за смерть Талы. И тогда вернётся Куай-Гон. Оби-Ван никогда не признался бы в этом никому, но ему было бы спокойнее, если бы Балога поймали они, а не сам Куай-Гон.

Мэйс увязал систему сигнализации дома со своим комлинком. Комлинк должен был передать им сигнал тревоги от общей системы. И тут комлинк затрясся, подавая им этот беззвучный сигнал.

— Проникновение на восточной стене, — сказал Мэйс, повернувшись к Оби-Вану.

— Что? — переспросил Манекс.

— Придвиньтесь поближе к нам, сделайте вид, будто смотрите на звезды, — спокойно скомандовал Мэйс.

Манекс отодвинул стул. Он поднялся, все ещё сжимая свой кубок, и принялся делать вид, будто любуется небом. Оби-Ван знал, что Мэйсу нужно, чтобы Манекс был как можно ближе к укрытию, если вдруг что-нибудь случится. Рядом была невысокая каменная стена, за которую в случае опасности они могли моментально оттолкнуть Манекса.

Оби-Ван почувствовал движение в Силе и увидел тень, мелькнувшую поперёк лужайки. Это могла быть ночная птица или тень от облака поперёк луны. Но это не было ни птицей, ни облаком.

11
{"b":"28582","o":1}