ЛитМир - Электронная Библиотека

Информация, полученная от Янси, могла быть и бесполезна. На проверку четырех клиник не потребуется много времени. А Мэйс тем временем может идти в Законодательный совет и разговаривать там сколько влезет.

* * *

Пока он проверил три клиники. Ни в одной из них Элега не было в списках пациентов. Разумеется, Элег мог использовать и вымышленное имя, но это было бы трудно сделать. Медицинская помощь было общедоступна на Новом Эпсолоне, и в клиниках хранились истории болезней всех граждан, нуждавшихся в лечении. К этим данным обращались при повторных осмотрах. И если Элегу потребуется помощь, клинике будет нужна его медицинская карта, чтобы определиться с дальнейшим лечением. Без сомнения, если он обратится в клинику, он назовётся своим собственным именем.

Куай-Гон приблизился к последней клинике из его списка, расположенной в предместье Сектора Цивилизованных. До сих пор у него не возникало проблем с получением информации. С помощью выдуманной истории и собственного обаяния Куай-Гон без труда узнавал у персонала всё, что ему требовалось. В клиниках не было какой-либо особой системы безопасности. Он ожидал, что и в последней все пройдёт так же легко, и скоро, если удача будет на его стороне, Балог окажется в пределах досягаемости. Его надежда возрастала, пока он шёл к дверям.

Перед дверями стояла женщина, Куай-Гон почувствовал её странную нерешительность. Он двинулся было открыть перед ней дверь, когда понял, что она была слепой. Он остановился, глядя, как она ищет панель, управляющую дверями.

Сколько раз Тала рявкала на него, когда он кидался помогать ей. Как он учился позволять ей самой наливать чай, искать файлы данных, находить тропинку к озеру…

«Я не переношу, когда ты нависаешь, — сказала бы она. Да, я слепая, но у меня всё равно есть чувство направления!» …Даже самые маленькие воспоминания о Тале приносили невероятную боль. Возможно эти мелкие, воспоминания были самыми тяжёлыми. Тысячи таких, казалось бы, незначительных моментов, составлявших их долгую дружбу. Всю оставшуюся жизнь они будут вдруг нечаянно всплывать на поверхность сознания. Будут вспоминаться те мелочи, которые он, казалось бы, уже давно забыл — снова и снова причиняя невыносимую боль.

— Слева от вас, — мягко сказал Куай-Гон.

— Спасибо, — тихо ответила женщина.

Она нашла панель и нажала кнопку. Дверь заскользила и открылась. Женщина перешагнула порог и направилась к столу, расположенному напротив дверей. Теперь Куай-Гон заметил, что она использовала лазерный сенсорный датчик, помогавший ей определять нужное направление движения…А Тала, будучи джедаем, решила развивать остальные свои чувства, не желая зависеть ни от какой техники…

Женщина коротко переговорила со служащим регистратуры, и тот громким чётким голосом велел ей сесть и ждать. Глядя на узколицего, с надменным выражением лица клерка, Куай-Гон почувствовал, что с этой клиникой у него будут проблемы. Он взлянул на карточку с именем служащего и шагнул вперёд.

— Добрый день, Веро, — сказал он, — Я надеюсь, вы сможете мне помочь. Я ищу своего племянника Элега. Я думаю, что он находится в вашей клинике. Мне бы очень помогло, если бы…

Но тот тут же прервал его.

— Мы не предоставляем никакой медицинской информации без специального разрешения!

— Я ценю ваше уважение к правилам, — ответил Куай-Гон, — Но…— Никаких исключений! — Веро демонстративно отвернулся от него и резким голосом выкрикнул имя следующего пациента, не обращая больше внимания на Куай-Гона.

Это было совсем не похоже на предыдущие клиники. В трех предыдущих он сталкивался с доброжелательностью работавших там людей. Они выслушивали его историю, старались помочь. Конечно, Куай-Гон мог использовать для влияния на Веро Силу, но он понимал, что их разговор слышали все присутствующие. Если грубиян Веро вдруг превратится в саму любезность, окружающим это покажется более чем странным. Однако и уходить, ничего не выяснив, он тоже не собирался. Эта информация была слишком нужна ему.

Внезапно за его спиной раздался грохот. Слепая женщина опрокинула стул, стоявший рядом с ней. Она попыталась поднять его и столкнулась с другим пациентом. Началась ссора.

— Остановитесь, остановитесь! Это — клиника! Что вы делаете? Не толкните это! Не двигайтесь! — Веро в волнении выскочил из-за стола и поспешил к ним.

Присмотревшись, Куай-Гон увидел, что женщина специально опрокидывает цветочный горшок.

— Только не мой джинкас! — завопил Веро, кидаясь ловить цветок.

Она сделала это для него, Куай-Гон знал. Она дала ему немного времени.

Он потянулся через стол и развернул к себе экран компьютера Веро. К его облегчению, данные были. Он быстро щёлкнул на имени Элег. Был и адрес. Элег жил недалеко от клиники. Его следующее посещение было назначено через две недели.

Куай-Гон быстро развернул экран в прежнее положение. Он пошёл к Веро, поднимавшему цветы и ругавшего женщину за то, что опрокинула их. Куай-Гон поднял и поставил на место стул и протянул ей руку, помогая сесть. Нагнулся к её уху:

— Спасибо за вашу помощь.

— Вы знаете, когда нужно помочь, а когда — нет, — сказала она, — Это редкость.

— У меня был хороший учитель.

Куай-Гон быстро вышел. Дверь заскользила, закрываясь за ним. Он запомнил адрес и помнил, где эта улица — он проходил по ней по пути в клинику.

Куай-Гон быстрым шагом направился туда.

По указанному адресу находилась небольшая гостиница. Куай-Гон спросил Элега и узнал, что тот уже съехал, но можно попробовать поискать его в кэфе за углом. Немного удивлённый такой неосторожностью, Куай-Гон отправился в кэф.

Владелец вытирал столы у входа.. Куай-Гон спросил об Элеге и был направлен к столу в дальнем углу зала.

За столом, обхватив ладонями бокал с соком, сидел невысокий светловолосый человек. Куай-Гон подошёл и сел напротив него.

— Вы задержались, — нервно проговорил Элег, — Я каждую минуту подвергаюсь опасности.

— Я прибыл так быстро, как только смог, — ответил Куай-Гон. Очевидно, Элег ждал кого-то, кого он не знал в лицо. Это объяснило и то, почему он не позаботился использовать вымышленное имя. А ещё Куай-Гону было совершенно очевидно, что этот молодой человек не привык иметь дело с опасностью. Он постоянно крутил головой, озираясь в поисках возможной угрозы. Любой ищущий его заметил бы его немедленно.

— У меня есть один файл, — сказал Элег, — Он не при мне, но недалеко отсюда. Но я предупреждаю вас, если вы попытаетесь что-либо… я буду стрелять. И ещё — я повышаю цену.

— Почему? — спросил Куай-Гон, подыгрывая ему. Он-то конечно же принимал, что Элег говорил о списке. И он не хотел покупать у него этот список. Если Элег всё ещё ищет покупателя, значит Балог пока не выходил на него.

— Я хочу улететь с этой планеты, — ответил Элег, вытирая салфеткой взмокший лоб, — Вы думаете, это легко? Слишком много людей сейчас меня ищут.

— Мне нужно подумать, — сказал Куай-Гон.

— Решайте сейчас, — сердито отрезал Элег, — Я не могу впустую тратить время.

Зазвонил его комлинк, несколько мгновений он слушал. Потом, на сводя глаз с Куай-Гона, ответил:

— Да, правильно. Он всё ещё у меня. Вас устроит моя цена? Хорошо. Тогда я встречусь с вами там. Вы не сможете раньше? Хорошо, — он выключил комлинк, — Как видите, есть другие, готовые заплатить, — сказал он, — Я договорился о встрече, но вы можете купить это раньше. Решайте. Теперь или никогда.

— Никогда, — сказал Куай-Гон, — Цена действительно слишком высокая. Мне жаль.

Он встал.

Элег выглядел теперь ещё более нервозно.

— Слушайте, я не хочу продавать это тому парню. Он мне не нравится. Он Абсолютист, я ненавижу их. Из-за них я болен. Я предпочёл бы, чтобы список оказался у кого-то из Рабочих, поверьте мне. То, что я делаю, выглядит как предательство, но на я всего лишь забочусь о своей безопасности. Возможно, мы смогли бы договориться.

— Мне жаль, — снова сказал Куай-Гон, развернулся и вышел из кэфа. Он устроился неподалёку, так, чтобы Элег не мог его видеть, тогда как сам он видел его отражение в окне кэфа. Был ли этот позвонивший по комлинку возможный покупатель Балогом?

5
{"b":"28582","o":1}