ЛитМир - Электронная Библиотека

Впервые за несколько часов, Оби-Ван имел куда более ясное мышление и видение происходящего. И сейчас он был более чем когда-либо ранее уверен, что Лина делает правильную вещь. Она боролась за мир и правосудие, и не только для себя. Для всей её планеты. И их обязанность как Джедаев, помочь ей в этом. В то время, как эти мысли сформировались в его мнение, там появилось нечто новое, подобное тёмному облаку. У них заканчивалось время.

ГЛАВА 12.

Куай-Гон достал свой комлинк с пояса. Он уже собрался вызвать Оби-Вана, когда его падаван появился, идя по одной из дорожек.

— Он там, — сказала Мика. Она вытянула шею, чтобы увидеть то, что Куай-Гон уже знал. Лины с ним тоже не было. Они втроём обыскали большую часть огромного парка, но Лину нигде так и не нашли.

Мика и Джедаи оставили парк и молча пошли назад, к пустынному складу. Куай-гон пытался обратиться к своим чувствам, чтобы ощутить, угрожает ли Лине опасность, да и жива ли она вообще. Но он не чувствовал ничего.

Тусклый вечерний свет был ещё менее приветлив, чем это было рано утром. Куай-Гон зашёл в комнату первым и тут же увидел, что на кровати сидит чья-то фигура. Мгновенно он активировал световой меч. Его зелёное лезвие осветило комнату, отразившись искрами в глазах Лины. Куай-Гон также быстро выключил лезвие, Оби-Ван и Мика вошли в комнату.

— Лина! — крикнула Мика, увидев кузину. Она поспешила вперёд и опустилась на колени перед кроватью, — Лина, мы так волновались. Где ты была?

— Я сожалею о том, что убежала, — сказала Лина, смотря сначала на одного человека, потом на другого, — я не хотела волновать вас, но мне надо было убедиться, что посылка была от Рутина. Я должна была знать…

Лина замолчала.

Мика поднялась, чтобы включить свет. На столе вновь лежало содержимое посылки: пара водонепроницаемых ботинок, небольшой фонарик, небольшой бур и пузырёк с землёй.

Все это не имело никакого смысла, — думал Куай-Гон. Что должна была знать Лина? И где она была? Куай-Гон чувствовал себя преданным. Она не говорила им всю правду.

Хотя Лина, казалось, была обескуражена, Куай-Гон не собирался её успокаивать.

— Где вы были? — настойчиво спросил он.

Лина была удивлена строгим тоном голоса Джедая.

— Бродила, — ответила она, — я должна была побыть одной.

Куай-Гон не был удовлетворён этим ответом — Одна? И как далеко от нас?

Губы Лины дрожали, и Куай-Гон заметил, что Оби-Ван пристально смотрит на него. Он смягчил свой тон, но остался непреклонным.

— Почему вы забрали содержимое посылки с собой?

— Этот пакет от Рутина, — сказала Лина, стараясь совладеть с дрожью в голосе, — он послал его мне прежде, чем его…

Она вновь боролась за самообладание.

— Но как узнал, что может умереть? И почему ничего не сказал мне?

Лина больше не смогла бороться с охватываемой грустью, она руками обхватила голову.

— Он пытался дать мне знать, — сказала она, вернув самообладание голосу, — но я не могу понять его сообщение. Это как если бы он говорил со мной, а я не могу услышать его, — Лина вновь потеряла самообладание.

— Он действительно ушёл навсегда.

Мика и Оби-Ван подошли к кровати, чтобы помочь ей. Куай-Гон отошёл назад. Лина выглядела куда ниже, чем была раньше. Так или иначе, менее способная к обману. Куай_гон чувствовал, что и он как будто бы стал меньше. Волны горя Лины затронули и его душу, его боль, которая была у него в сердце. Её слова глубоко тронули его, и у него больше не осталось сомнений в её искренности. Он также знал, как может быть больно от осознания того, что любимый человек больше никогда не появится. Куай-Гон испытал ту же пустоту и абсолютное безразличие к будущему.

— Любимые, которых мы потеряли — всегда с нами, — сказал Куай-Гон. Он был удивлён слышать от себя подобные слова. Но они приносили покой. Внезапно, он действительно почувствовал это, как будто Талла приблизилась к нему и его буря в душе немного успокоилась.

В комнате воцарилась тишина. Оби-Ван пристально смотрел в глаза учителю, его взгляд выражал сострадание. И впервые Куай-Гон не чувствовал потребность уклониться от взгляда своего падавана. Печаль Лины, казалось, улеглась, и она смотрела на учителя Джедая с благодарностью.

— Это верно, — сказала она, кивнув головой, — Рутин заботится обо мне даже теперь. Он, должно быть, послал эту посылку некоторое время назад и договорился, чтобы его доставили сегодня. Я уверена, что это было сделано с целью, чтобы помочь мне найти доказательства для свидетельства. Он знал, что любая информация из компьютера будет целью, и он также знал, что я буду нуждаться кое в чём большем.

Куай-Гон заметил, как побледнела Мика, когда Лина заговорила о компьютере. Он спрашивал себя, что пугало её больше: то что её план не сработал или то, что была вероятность существования доказательств.

Молодая вдова не заметила реакции кузины. Её слезы остановились и к ней возвращалась знакомые силы и решительность. Лина взяла со стола ботинки и положила их на колени.

— Я не знаю, где находится ключ, но я разыщу его, — твёрдо сказала она.

— Только, пожалуйста, не убегай вновь, — сказала ей Мика, — ты испугала меня до смерти. Мы несколько часов искали тебя в парке.

Лина нахмурилась.

— Парк… — пробормотала она.

Оби-Ван рассматривал странные предметы, лежащие на столе, а затем вдруг сказал:

— Рутин отправил вам посылку сюда. Значит, он знал о вашем укрытии.

— Конечно, — сказала Лина, — Рутин был тот, кто оборудовал это место. Он планировал сам скрываться здесь, в то время пока он ждал, что сможет покинуть планету.

Вдруг Лина встала на ноги, отставив ботинки в сторону.

— Я почти забыла, — вскрикнула она, вытащив деку из кармана, — в то время, когда я была у своей квартиры, я получила сообщение от Заниты. Он послала его мне…

ГЛАВА 13.

Небо на улице было темно-серым. Куай-Гон смотрел в окно, оглядывая переулки. Было поздно, и улицы пустовали.

— Встречаться с Занитой — это ненужный риск, — сказал Куай-Гон, отвернувшись от окна. Он внезапно чувствовал, что отъезд с этой планеты будет лучшим решением проблемы.

— У нас есть ключ от Рутина и мы должны будем работать с ним. Мы не имеем право больше подвергать вас и вашу свекровь опасности.

— Она рискует, потому что я попросила её, — возразила Лина, — я не могу только позволить ей ждать напрасно.

Нахмурившись, Куай-Гон вновь смотрел на сообщение на деке.

ТРАНСПОРТНАЯ СТАНЦИЯ. ДОК 12.

22.00. СЕГОДНЯ ВЕЧЕРОМ. БУДЬ ОДНА. О РУТИНЕ.

— Я не должна была вовлекать Заниту, — сказала Лина, — но теперь поздно что-либо менять. Если я пойду одна, то поговорю с ней и уговорю её прекратить это. Я скажу ей, что боюсь, и решила оставить планету. Тогда мы все будем в большей безопасности.

Куай-Гон не мог признать, что это было бы неплохим решением. Это дало бы им время, чтобы легче покинуть планету. Он кивнул ей в знак согласия.

— Но мы не можем позволить вам идти одной, — сказал Оби-Ван. Мика была рада услышать это.

— Конечно, нет, — эхом отозвался Куай-Гон, — это не безопасно.

— Это единственный способ, чтобы убедить Заниту, — заспорила Лина, — она видела вас и конечно же знает, что вы представляете здесь Галактическую Республику. Я не смогу убедить её, что передумала, если она увидит, что меня сопровождают Джедаи.

— Мы здесь, чтобы защищать вас, — настойчиво сказал Куай-Гон, — и будем действовать наверняка, если у вас есть то, о чём вы говорите.

Лина вернулась к изучению своей комнаты, чем вновь усилила подозрения Куай-Гона. Она, возможно, и сделала все возможное. И даже зная, что её скорбь истина, оставалась возможность, что на неё может оказываться давление.

— Я боюсь, что мы прикреплены к вам до тех пор, пока не прибудем благополучно на Корускант, — улыбнулся Оби-Ван, — мы останемся не заметными, но не позволим вам идти одной.

10
{"b":"28583","o":1}