ЛитМир - Электронная Библиотека

— Один, два, три, — считал Грат. Работая вместе, группа смогла сдвинуть плиту. Потом ещё, и ещё пока не открылся вход. Не слишком широкий, но всё-таки достаточный, чтобы Оби-Ван мог туда проникнуть.

— Укрепите стороны, чтобы не произошёл обвал, — крикнул Грат. А потом подошёл к юному джедаю.

— Поспеши, Оби-Ван, — сказал он.

Джедай спустился вниз. Ему не требовалось спрашивать два раза, Оби-Ван знал, что то, что ещё осталось от Мультикорпа может в любой момент рухнуть, похоронив его. Даже несмотря на укрепления от обвала, которые выстраиваются сейчас. И даже если Флип ещё жив, то времени у них было в обрез.

Оби-Ван на мгновение остановился, позволяя глазам приспособиться к темноте. Он прислушался. Звуки удара о металл шли откуда впереди и налево. Но становились менее частыми.

Вдруг на голову Оби-Вана посыпалась грязь и галька.

— Осторожно, — сказал голос наверху, — я иду с тобой.

Свет от отверстия на мгновение погас. К Оби-Вану вниз спустились Трея.

— Звук идёт оттуда, — указал Оби-Ван. Он пошёл вперёд, но Трея обогнала его и помчалась дальше.

— Флип? — кричала она, — Флип! Держись, мы уже идём.

Ворзидианская девушка легко огибала обломки, лежащие на полу. Он двигалась быстро и уверено и вскоре исчезла из виду в коридорах бывшего здания. Оби-Ван мог ещё слышать, как она зовёт своего друга.

— Флип! Флип! — восклицания Треи не оставляло сомнений, что она нашла мальчика. Оби-Ван обошёл ещё одну руду щебня, чтобы присоединиться к ним.

— Флип, — Трея повторяла имя уже более спокойно. Вместе с Оби-Ваном Трея подняла часть дюрасталевой плиты, которая прижала Флипа к полу, ударив того в грудь. Присев около него, Трея взяла руку мальчика. Она взяла из его руки скобу, которой он стучал по плите, чтобы дать сигнал бедствие.

Если бы не большой ушиб на его лбу, Флип, казалось, выглядит хорошо. Но даже при том, что обломок уже не давил на него, он не мог двигаться. Оби-Ван видел, что тот пытается набрать воздуха в лёгкие, чтобы что-то сказать. Юный джедай также видел, что Флип в тяжёлом состоянии. Мальчик кашлял, дрожал от боли.

— Лежи!, — твёрдо сказал Оби-Ван, — не двигайся и не говори.

Потом он обратился к Трее.

— Побудь с ним, пока я не приведу врачей.

Когда Оби-Ван пошёл назад, он слышал как Трея тихо говорила.

— Я так сожалею, — шептала она. Рыдания сдавливали её горло, — я была неправа.

Глава 22

Трея стояла так близко к грависаням, которые вывозили Флипа, как только могла. Грат тоже не находил себе места. Для Оби-Вана было очевидно, что он тоже хочет нечто сказать Флипу, но что-то его сдерживало.

Куай-Гон посмотрел на своего падавана, мысленно убеждая его поговорить с Гратом. Но Оби-Ван уже подошёл к лидеру ребят. Куай-Гон не мог слышать то, что Оби-Ван говорил на ухо Грату, но независимо от этого, он видел, что падаван старался придать тому храбрости, чтобы тот подошёл к раненому мальчику.

Грат положил руку на руку Флипа и поднёс её к лицу, спокойно говоря. Хотя Флип не мог ответить, в его взгляде читалось прощение. Грат и более молодой парень на мгновение коснулись антеннами. После этого антенны Флипа поникли, и его тело обмякло. Флип умер.

— Нет! — зарыдала Трея. Она склонилась над телом Флипа, положив голову ему на грудь.

— Нет, — шептала она, — только не ты.

Грат положил руку на плечо Треи, чтобы успокоить её — Это не твоя ошибка, Трея, — мягко сказал он, — Флип был самостоятельным человеком и сделал свой выбор. Мы делали всё, что считали верным.

Трея посмотрела глазами полными слез на Грата. И вновь опустила голову.

— Но наш путь был неправилен.

— Я тоже так думаю, — сказал Грат, — но теперь мы находимся на другом пути. Пути к миру.

Трея медленно кивнула. Куай-Гон ощущал, что острота горя от потери Флипа уйдёт. Но на это потребуется время.

Грат долго смотрел на безжизненное тело Флипа, затем наклонился над ним и попрощался. Трея сделала то же самое, как и несколько других ребят. После этого санитары накрыли Флипа тяжёлой серой тканью и грависани погрузили его в транспорт.

Грат, Трея и Оби-Ван тихо провожали транспорт. Медленно к ним подходили другие ребята, брали друг друга за руки, а вокруг стояло гудение. Сначала он был тихим, затем становился все громче. Это были звуки полные боли и горя. Группа ребят были вместе, и вместе они должны были справиться со смертью среди них. Это было нелегко, знал Куай-Гон. И ещё было много работы, чтобы уладить все.

Когда последнему раненому ворзиданцу была оказана помощь, пыль улеглась, и все успокоилось. Но очень быстро мгновение мира подошло к концу.

Рослый ворзидианский рабочий сердито указывал на ребят.

— Посмотрите, что вы сделали, — сказал он, показывая на груду развалин, — как мы можем теперь работать?

— Вы ничуть не уважаете нас, — кричал другой рабочий на подростков, — неужели вы ничему не научились?

— Вы многому научили нас, — ответил голос из группы ребят, — вы учили нас, что работа является всем о чём нужно заботиться. И это то, что мы должны делать, чтобы заслужить ваше внимание.

Очень быстро конфликт начал разрастаться. Споры между взрослыми и подростками лишь усиливались. Куай-Гон наблюдал, как все происходило. Никто не слушал аргументы другого, каждая из сторон была убеждена в виновности другой. Куай-Гон собирался пойти вперёд, как вдруг Оби-Ван отделился от группы ребят и двинулся между двумя группами.

— Бесполезно обвинять друг друга, — сказал он твёрдым голосом, — я думаю, что все вы согласитесь с тем, что ущерб нанесён немалый.

Оби-Ван говорил медленно и спокойно, смотря в лица взрослых и ребят. Куай-Гон почувствовал гордость за своего падавана. Когда Оби-Ван стал таким мудрым?

— Вы должны работать вместе, чтобы залечить те раны, которые были нанесены сегодня, — Оби-Ван обращался к взрослым рабочим. Но несмотря на истину в словах Оби-Ван, Куай-Гон мог сказать, что взрослые ворзиданцы не были убеждены.

— Мой падаван прав, — сказал Куай-Гон, присоединившись к Оби-Вану и встав между двумя группами.

— Поколения имеют многое, что предложить друг другу, — он положил руки на плечи Оби-Вана, — вы можете понять, что есть нечто большее чем работа и производство. Вы не можете заниматься этим все время. Если вы найдёте время слушать, учиться друг у друга, то работа, которую вы будете делать вместе станет во много раз эффективней.

Слова Куай-Гона громко звучали. Он надеялся, что Оби-Ван поймёт, что он говорил не только о ворзиданцах. Это был разговор и для них двоих. Они столько всего преподали друг другу. И это делало их счастливыми, что они могут работать вместе, полагаться друг на друга, доверять друг другу даже тогда, когда они были не согласны между собой.

Посмотрев на своего ученика, Куай-Гон увидел, что Оби-Ван все понял. Два Джедая не нуждались в антеннах, чтобы сообщить свои эмоции. Их связывала Сила.

Слова Куай-Гона убедили также и часть ворзиданцев. Но многие ещё оставались несогласными.

— Кто вы такие, что говорите нам, что нам делать? — сердито спросил Джедаев один из рабочих.

Правитель Порт вышел вперёд, и Грат помчался к нему, чтобы помочь.

— Вы правы, — обратился Порт к сердитому ворзидианцу, — Джедаи не те, кто должен решать наши проблемы. Вместе мы создали это бедствие, — он опёрся на сына, — и вместе мы должны работать над тем, чтобы устранить его.

Глава 23

Уже через два дня комплекс отставников значительно изменился. Почти каждая дверь была открытой, включая главный вход, который вёл во внутренний двор. После часов работы, ворзидианцы разных возрастов приходили сюда. Иногда в коридорах можно даже было услышать смех.

Оби-Ван шёл с Куай-Гоном к выходу, удивляясь изменениям. Конечно, ворзидианцы нуждались в том, чтобы оплакать смерть Флипа и устранить ущерб, который был причинен. Трещина между поколениями не заживёт быстро. Но Оби-Ван надеялся, что это непременно произойдёт.

16
{"b":"28584","o":1}