ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда Оби-Ван поднял голову от тарелки, он заметил, что Куай-Гон смотрит на него. Он чувствовал, что начал краснеть. Ему не раз казалось, что Куай-Гон может читать его мысли, и он надеялся, что сейчас не один из таких случаев.

Да, Оби-Ван чувствовал себя уставшим в последнее время. Но он не желал покинуть путь Джедая. Он сделал это однажды — и это, как оказалось, стало самой большой ошибкой в его жизни. Но были периоды, особенно когда он не чувствовал, что прогрессирует, когда он задавал вопрос, куда ведёт его такой сложный путь.

Глава 4

Правитель Порт провёл Джедаев в здание, которое располагалось недалеко от его дома.

— Это наш комплекс для отставных. Моя мать жила здесь после того, как вышла в отставку. Она уже умерла. Её комната пустует, — сказал он. Его голос не выражал никаких чувств.

— Я сожалею о том, что ваша мать умерла, — тихо сказал Куай-Гон, — как давно это случилось?

— Месяц назад, — ответил Порт.

Куай-Гон заметил, что антенны Правителя Порта немного подрагивали. Это тяжело — терять родителей.

— Рабочие не живут долго без работы, — ответил Порт. Сам он остановился на пороге комплекса отставников, как будто не хотел туда входить.

— Второй этаж. Третья дверь справа, — объяснил он.

Он передал ключ доступа Куай-Гону и повернулся, чтобы уйти.

— Завтра мы войдём в контакт с Ворзидом-5. Работа должна продолжаться, — сказал он на прощание.

Когда дверь закрылась за ними, Куай-Гон услышал тяжёлые шаги в коридорах. Слева кто-то махал рукой, стараясь привлечь их внимание. Это был пожилой ворзидианец.

— Работать, — сказал он скрипучим голосом, — челнок прибыл? Работать.

Оби-Ван хотел было подойти к нему, но Куай-Гон, положа руку на его плечо, остановил падавана. Ворзидианец повернулся и пошёл в другом направлении, шатаясь. Он говорил не с ними. Он просто бредил, не обращаясь ни к кому персонально, и Куай-Гон не знал, что они могли сделать, чтобы помочь бедняге.

Комната матери Порта была столь же мрачна, как и остальная часть комплекса. Однако здесь было две кровати для сна и этого было достаточно для Джедаев. Оби-Ван прохаживался между кроватями. Куай-Гон знал, что его ученик ждал момента поговорить. Год назад он бы уже высказал свои мысли, но его падаван становился старше, мудрее. Он становился Джедаем.

— Учитель, я не думаю, что Ворзид-5 причастен к сегодняшнему инциденту, — сказал Оби-Ван, — я не знаю, кто за него ответственный, но мы не должны входить в контакт с Ворзидом-5, пока у нас не будет более ясного видения того, что происходит здесь.

— Конечно, — кивнул Куай-Гон.

— Я чувствую… Я чувствую, что здесь что-то не то, на Ворзиде-4, — продолжил Оби-Ван, — здесь нечто большее, чем показывают, какая-то тайна.

Куай-Гон вновь кивнул. Он ощутил это тоже, но не принимал во внимание, пока Оби-Ван не озвучил это вслух. На Ворзиде-4 была тайна. Они должны действовать очень осторожно.

Куай-Гон лёг и глубоко вздохнул. Около него Оби-Ван сделал то же самое. Это был тяжёлый день и странный. И Куай-Гон с нетерпением ждал возможности помедитировать. Но даже после нескольких попыток расслабиться, глубокое спокойствие, как обычно, не приходило.

Вместо этого ему на память пришли воспоминания об Оби-Ване. Оби-Ван будучи мальчиком в своём тренировочном поединке Джедаев с Бруком Чаном позволил своему гневу вести его. Позволили даже больше, чем своим чувствам. Следом он вспомнил каким был Оби-Ван, когда он решил уйти от него на Мелиде-Даан. Он принял это решение твёрдо, даже зная, что цена за его ошибку будет то, что он никогда не будет Джедаем. Потом он также твёрдо признал свою ошибку. Мальчик так вырос за последние четыре года. Чем старше он становился, тем больше и сильнее он учился доверять себе, своим чувствам, Силе.

И вот другое видение. Оби-Ван, уже выросший, ныне готовится интенсивно готовиться к финальному испытанию. Сейчас он больше мужчина, чем мальчик. Он становился Рыцарем Джедаем.

Гордость и печаль одновременно охватили Куай-Гона, когда он представил Джедая Оби-Вана Кеноби. Он очень ждал дня, когда они будут работать как два полноправных рыцаря Джедая, но никакого образа на этот раз не появилось. Куай-Гону вдруг стало тесно в груди. Он так гордился путём Оби-Вана, его достижениями. Почему же он не видел его как рыцаря? Возможно, я не хочу видеть, как в нём исчезнет мальчик, — подумал он.

Шум и щелчок двери вернули Куай-Гона к реальности. Он открыл глаза и осмотрелся. В комнате больше никого не было. Оби-Ван ушёл.

Глава 5

Оби-Ван тихо пробирался к выходу. В отличие от своего учителя он был слишком беспокоен, чтобы медитировать. Хотя он иногда хотел обрести такую же способность успокаиваться, какая была у Куай-Гона, вскоре он понял, что достичь этого невозможно и смирился с этим. Были времена, когда лучше было перевести эту энергию в более полезное русло.

Коридор в комплексе отставников был тёмен и тих. И когда Оби-Ван вышел за дверь, тишину нарушил звук. Поражённый Оби-Ван обернулся. Ему показалось, что он услышал смех. Но был ли это смех? Оби-Ван быстро пошёл к источнику шума. Остановившись, за углом он заметил двух ворзидианцев — девушку и женщину почтенного возраста. Бабушка сидела на кровати, а девушка стояла, прислонившись к стене.

— Наш дедушка не раз совершал странные поступки, — сказала девушка.

Бабушка кивнула.

— За это я его и любила, — с улыбкой сказала она. Её тело казалось наполнилось энергией, она потянулась на кровати.

— Они так освежали рутинную жизнь. Конечно, теперь мы не можем себе это позволить. Особенно теперь.

Молодая ворзидианка кивнула.

— Скоро много изменится, бабушка!

Девушка посмотрел на часы на её поясе и подошла к бабушке.

— Мне пора идти, но я скоро вернусь.

Бабушка ласково погладила лицо своей внучки. Её глаза были полны печали.

— Обещаешь? — тихо сказала она, — у меня нет много времени теперь.

Девушка нахмурилась и покачала головой.

— Не говори это, бабушка. Ты проживёшь много времени, — она обняла её, и так они стояли ещё некоторое время.

Несмотря на слова девушки, Оби-Ван чувствовал, что бабушка говорит правду. Она выглядела не очень хорошо, казалось, что её органы жизнедеятельности начинают отказывать.

— За рабо…, — бабушка остановила себя от произношения традиционного ворзидианского приветствия, — тогда, до свидания, — сказала она с грустной улыбкой.

До скорого, бабушка! — ответила девушка почти шёпотом. Но ещё несколько секунд подождала, пока объятия расторглись. Тогда она повернулась и быстро вышла из комнаты.

Оби-Ван исчез за углом, но не был уверен, что девушка не заметила его. Он чувствовал некоторую вину, что стал свидетелем частного визита. Но был рад узнать, что в отношениях на Ворзиде-4 всё-таки имели место чувства. Это давало ему надежду.

Девушка поспешила вниз по коридору и вышла в двери. Оби-Ван последовал за ней. Снаружи была тёмная ночь и тишина. Не было слышно ни одного звука, кроме шагов девушки. Большинство планеты спало.

Девушка скрылась в ближайшем здании, а из дома Порта вышла ещё одна фигура. Это был мальчик. Сын Портов, Грат — предположил Оби-Ван. Он почувствовал некоторое волнение. Он уже получил ценную информацию сегодняшним вечером, и могло так случиться, что до рассвета соберёт ещё больше.

Оглядываясь, Грат перешёл улицу к платформе шаттлов. Это удивило Оби-Вана. Если практически все ворзидианцы были в кроватях, то зачем курсировали бы шаттлы? Это было бы не эффективным использованием транспорта.

В то время как Оби-Ван стоял в тени, Грат ждал на платформе. Прибыл шаттл, это был не челнок обслуживания, который Оби-Ван видел днём. Мгновение спустя открылись двери, и Грат вошёл внутрь. Оби-Ван знал, что ехать в шаттле невозможно, оставаясь не замеченным. У него оставался только один путь.

Он быстро осмотрел внешность транспортного средства и заметил металлический настил на крыше шаттла. Это было в нескольких метрах выше его и узкий. Он не был уверен, что он выдержит его вес, или он удержится на ней на всем пути. Не было ничего за что можно было бы зацепиться и ни малейшего понятия, как долго продлится поездка.

4
{"b":"28584","o":1}