ЛитМир - Электронная Библиотека

У Оби-Вана не было много времени на размышления. В тот момент, когда двери закрылись, он выбежал из тени и запрыгнул наверх. Он сумел зацепиться за ограждение. Все это было отнюдь не игрой. Маленький шаттл постепенно набирал скорость и летел вперёд. Оби-Ван попробовал не замечать его болящие руки, чтобы сконцентрироваться на том, что происходило внутри. Это было трудно, учитывая шум шаттла и дующий ветер в ушах. Одна из дверей оставалась открытой, и он мог слышать случайные обрывки разговора.

Встреча… Наш лучший все же… Внимание наших родителей…

Сколько он слушал, Оби-Ван уверенно чувствовал, что нашёл тайну Ворзида-4. Дети планеты что-то планировали и они знали больше, чем взрослые рабочие. Оставалась вероятность, что именно дети непосредственно ответственны за саботаж.

Оби-Ван задавался вопросом, какой мог быть мотив у детей для таких действий. Когда он обернулся, то обомлел. Шаттлу предстояло войти в узкий тоннель. Настолько узкий, что проходил лишь сам шаттл. А Оби-Ван никак не помещался.

Глава 6

Оби-Ван быстро лёг и изо всех сил прижался к крыше, чтобы избежать столкновения с потолком, который задел часть его плаща, но, к счастью, не задела кожу. Мгновение спустя туннель расширился и шаттл начал торможение.

Оби-Ван напрягся, стараясь удержаться на крыше. Суставы его рук побелели, а боль пульсировала в пальцах. Но он не мог упасть и позволить себя обнаружить. Шаттл остановился. Оби-Ван глубоко вдохнул и быстро соскользнул с крыши на землю.

Двери шаттла раскрылись, и Грат вышел вместе с пилотом, который как теперь увидел Оби-Ван, была девушкой. Они двое оживлённо разговаривали и вскоре исчезли в проходе. Оби-Ван последовал несколько позади их. В коридоре было темно, и он должен был идти осторожно, потому что пол был не ровен.

Грат и девушка быстро миновали коридор и несколько лестничных маршей. Оби-Ван отметил, что дети ворзидианцев шли также быстро, как и взрослые. Для эффективности, — предположил он. Но их манера оживлённо обсуждать была абсолютно не похожа на немногословную манеру общаться у их родителей.

Когда они поднялись по лестнице, то вошли в пустующее здание офиса. Пустые пыльные столы, стулья были расставлены в беспорядке. Это место явно давно не использовалось. Небольшая группа детей уже ожидала их в зале. Оби-Ван решил, чтобы не входить в комнату, спрятаться под большим столом за дверью.

— Что задержало вас? — спросил Грата один из детей, когда они вошли в комнату.

— Были проблемы с шаттлом, — ответил Грат.

Возникла пауза и Оби-Ван начал волноваться, что Грат говорил о нем. Он не мог понять, почему, если Грат заметил его, притворился, что не видел его.

— Нания задержалась, — добавил Грат.

Оби-Ван облегчённо вздохнул.

— Мои родители наблюдали за мной, прислушивались, — объяснила Нания, — я должна была подождать, пока они не уснут.

— Хорошо, что вы теперь здесь, — сказал мальчик, — встреча Свободных может официально начаться.

На мгновение воцарилась тишина. Дети взялись за руки и начали говорить. Теперь говорил каждый из них. Слова «Это должно остаться тайной! Это должно быть мирным! Это должно быть неожиданно!» эхом отзывались от стен. Оби-Ван был удивлён тем, насколько голоса ребят отличались от стона взрослых, который он услышал в конце рабочего дня. Говор детей был живым, наполнен энергией.

После произнесения правил, встреча началась. Оби-Ван слышал, как молодёжь обсуждала их действия саботажа, которые они называли «ударами». Они рассказывали друг другу, что было сделано. Ребята говорили взволнованно, но они не перебивали друг друга, и подростки терпеливо ждали своей очереди. Встреча проходила энергично, но организованно.

— Мы переставили дорожные указатели, и рабочие опоздали на свои рабочие места где-то на час, — рассказывал мальчик.

— Мой отец пришёл домой разъярённым из-за этого, — добавила девочка, — но я думала, что увидела улыбку у моей мамы, когда он рассказал об этом.

— Хорошо, — сказал Грат, — мы должны побудить их к размышлению.

— Ошибочные инструкции по работе, которые мы сегодня ввели в фабрику электроники привели к тому, что все пошло кувырком, — сказал кто-то ещё, — половину дня все действовало не так как нужно.

— Я слышал, что эти механизмы играли музыку вместо того, чтобы сообщать статистику, — сказал другой голос.

— Они поняли, что это была музыка? — спросила девочка.

Когда Оби-Ван слушал это, то чувствовал себя разделяемым противоречиями. Он был не уверен, что то, что делали дети было верным. Он видел, какое это причинило замешательство и бедствие взрослым. И обвинения против Ворзида-5 были необоснованными. Но он должен был признать, что если бы он был подростком на Ворзиде-4, то испытывал бы удовольствия от таких шуток, особенно когда постоянно понимаешь, что твоё будущее заполнено только рутинной работой.

Дети работали вместе, но их умы работали творчески. Они доверяли друг другу, любили, полагались друг на друга. Это было больше, о чём многие из взрослых могли даже помыслить.

Кроме того, рассуждал Оби-Ван, действительно никто не пострадал. Собственные правила Свободных чётко заявляли, что все эти акции должны быть мирными. И хотя он не мог убедиться, но подозревал, что у них есть хороший мотив. И лишь Оби-Ван мог верить в это.

Вдруг в голове Оби-Вана пронеслись картины Мелиды-Даан. Разрушения, смерть…

Мелида-Даан была планета разорённой гражданской войной, которая шла не один год. Одна группа, называемая себя Молодыми старалась положить конец войны со Старшими. Оби-Ван настолько проникся идеями Молодых, что даже оставил путь Джедая, чтобы присоединиться к ним.

Решение было ошибочным. Идеи Молодых, несмотря на то, что они были хорошими, лишь усложнили ситуацию. Была борьба между лидерами, конфликт между поколениями. Многие из Молодых были убиты, произошло ещё большее кровопролитие. Оби-Ван также принимал участие в сражениях. Когда это произошло, он чувствовал себя также раздираемым противоречиями, как и вся планета. Он был благодарен Совету Джедаев, который согласился принять его вновь. Теперь он из собственного опыта знал, как опасно слишком быстро принимать цели других.

Оби-Ван почувствовал себя тесно под столом. Он нуждался в воздухе и пространстве. Когда он вылез, то почувствовал себя лучше. Сейчас он видел офис ребят. Падаван заметил, что некоторые из них украсили свои одежды цветными обрывками ткани. Другие носили самодельные шляпы или повязали на голову цветные платки. Погруженный в наблюдение, Оби-Ван не заметил, как сзади к нему подошла ворзидианская девушка.

— Эй, что ты тут делаешь? — спросила она.

Оби-Ван быстро накинул на голову свой капюшон, чтобы скрыть отсутствие антенн. К счастью, вокруг было темно, и девочка ничего не заметила.

— Я не хорошо себя чувствую, — сказал Оби-Ван, — я вышел сюда, чтобы отдохнуть, но думаю, что должен идти только домой.

Девочка с любопытством осматривала его.

— Что за забавная одежда на тебе? — спросила она.

Оби-Ван посмотрел на свою одежду Джедая.

— Это мой новый домашний халат. Я выбрался сюда в последнюю минуту, и у меня не было времени, чтобы переодеться.

Он смотрел на простую одежду девочки и надеялся, что у ворзидианцев разные фасоны ночной одежды.

— Смотрится странно, не так ли? — скромно добавил он.

— Да, уж точно, — ответила девочка. На Оби-Вана она все ещё смотрела с сомнением, но затем улыбнулась и пошла по коридору от двери. Как только её шаги затихли вдали, он облегчённо вздохнул. Так далеко, так хорошо.

Глава 7

Куай-Гон открыл глаза. В комнате было темно, но можно было не смотреть на часы, чтобы понять, что уже достаточно поздно. Он мог и не смотреть на пустую кушетку, чтобы понять, что в комнате никого нет. Оби-Ван не вернулся.

Где он? — с сожалением подумал Куай-Гон. Он должен был посоветоваться со мной перед тем как уйти.

5
{"b":"28584","o":1}