ЛитМир - Электронная Библиотека

Он потянулся к своему плащу, достал комлинк и включил его. Он хотел связаться со своим падаваном, но что-то подсказало ему не делать этого.

Он должен был позволить мальчику вести своё исследование. Ведь он уже не ребёнок, который нуждается в постоянной опеке. Возможно, он делает что-то важное. И итоги его расследования могут быть очень полезными для их миссии.

Куай-Гон со вздохом убрал комлинк. Он вновь увидел образ его падавана — видение талантливого, нетерпеливого юноши, взрослеющего, превращающегося в мужчину. Они многое пережили вместе: месть, измена, война, смерти. И не всегда их отношения были гладки между собой. Каждый из них имел своё мнение, и порой они сталкивались. Но они взрослели вместе и доверие друг ко другу росло. Они были больше чем команда Джедаев, они были привязаны друг ко другу, они были настоящими друзьями.

Смотря в пустоту комнаты, Куай-Гон хотел, чтобы Оби-Ван навсегда остался юношей. Он не хотел, чтобы он взрослел, изменялся. Когда он повзрослеет, я потеряю его, — думал Куай-Гон, — также, как я потерял Таллу.

Он вдруг испугался собственного желания. Как он мог хотеть такого? У Оби-Вана была собственная жизнь, собственная судьба. И желанию Куай-Гона места в этом не было. Когда он прилёг вновь на кушетку, вина и печаль захватила его. Он попробовал дать эмоциям успокоиться, покинуть его. Прошло немало времени, прежде чем это произошло. Куай-Гон спокойно спал, когда Оби-Ван вернулся. Как только дверь закрылась за его падаваном, Куай-Гон ощутил его волнение. Юноша просто светился. Куай-Гон сел.

Оби-Ван включил свет и сел на кушетку.

— Учитель, — сказал он, сияя глазами, — у меня есть новости. Я узнал многое, что поможет нам в этой миссии.

Куай-Гон улыбнулся. Год назад Оби-Ван бы выпалил все как на духу, подобно мальчику, которого переполняют новости. Сейчас он все делал логически и упорядочено, несмотря на своё состояние.

— Продолжай, — тихо сказал Куай-Гон.

— Есть две вещи, — объяснил Оби-Ван, — Первое — это то, что ворзидианцы могут испытывать сильные эмоции. Я видел, как девушка общалась со своей бабушкой. Они сильно привязаны друг ко другу и любят.

Куай-Гон был рад услышать эти новости. Так или иначе, успокаивало знание о том, что на Ворзиде-4 всё-таки больше эмоций, чем они обычно то показывают.

— А что второе?

— Это ещё более важно, — сказал Оби-Ван, — Ворзид-5 определённо не причастен ко всему происходящему.

Куай-Гон посмотрел на него.

— И предположу, что ты знаешь, кто стоит за всем этим? — спросил он.

Оби-Ван перевёл дыхание.

— Свободные — дети ворзидианцев.

Куай-Гон сделал паузу, обдумывая информацию. Это существенно меняло их миссию.

— Я последовал за некоторыми ребятами на их тайную встречу и смог подслушать их, — объяснил Оби-Ван, — я смогу выдать себя за ворзидианского мальчика и присоединюсь к ним, соберу всю необходимую информацию и узнаю, что они планируют. Тогда мы сможем…

— Ни в коем случае, — прервал его Куай-Гон, — внедрение — не является нашей целью. Мы должны сказать Правителю Порту о том, что происходит.

Оби-Ван уже собирался поспорить, но тут же отказался от этой идеи. Куай-Гон знал, что требуется время, чтобы чувства падавана успокоились. Оби-Ван подождал, пока его мысли придут в порядок. Он прошёлся по комнате и повернулся, чтобы посмотреть на учителя. Куай-Гон смотрел на него.

— Это общество определённо нездорово, — наконец спокойно сказал Оби-Ван, — это не приносит пользу им. Действия молодёжи — это крик о помощи. Если мы осторожно не отнесёмся к этому и расскажем о них, то рискуем разрушить всё, что они хотят. И мы можем тогда попрощаться с любой надеждой что-либо изменить здесь.

Оби-Ван на минуту сделал паузу, но продолжал смотреть в глаза учителя. Куай-Гон чувствовал, что отступать он не намерен.

Ворзиду-4 было бы лучше, если мы предотвратим эту конфронтацию, — закончил Оби-Ван, — это будет посредничеством, только не между планетами, как мы думали.

Куай-Гон смотрел на своего падавана. Он стоял у дверного приёма, держа руки на груди. Его глаза горели решимостью, но злости в них не было. Он просто считал, что это было лучшим способом для выполнения миссии.

Куай-Гон не согласился. Они не были уполномочены Советом к посредничеству между ворзидианцами. Они должны были просто разъяснить, что Ворзид-5 не причастен к происходящему и оставить Ворзид-4 разбираться в своих собственных проблемах. Джедаи были хранителями мира, а не политиками или шпионами.

Но часто случалось так, что миссии проходили не так как были запланированы. И это не было исключением. На Ворзиде-4 было многое, что было не так. Ужин, который они провели с Портом был не только выдержан в рамках местной культуры, но на нём чувствовалось какое-то напряжение. Он ощутил то, что Брайн была несчастна, а возможно даже угнетена происходящим. Отношения между родителями и детьми также могут быть охарактеризованы как нездоровые. Но есть ли способ исправить это и остаться в рамках своих полномочий?

Куай-Гон встал и прошёлся по комнате. Мог ли он сейчас довериться чувствам Оби-Вана? Как он мог разрешить мальчику делать то, на что сам не пошёл бы?

Ты боишься дать ему идти, потому что боишься дня, когда больше не будешь его учителем.

— Учитель? — голос Оби-Вана нарушил мысли Куай-Гона. Он не планировал так долго молчать. Оби-Ван смотрел на него, терпеливо ожидая ответа.

Куай-Гон глубоко вздохнул.

— Ты можешь три дня собирать информацию, — сказал он, — но ты должен информировать меня относительно всего что происходит. И если после этого времени ты не убедишь свободных открыться и обсудить свои вопросы непосредственно с взрослыми, я вынужден буду сообщить об их причастности к происходящему Правителю Порту.

Оби-Ван развёл руки и улыбнулся. Его голубые глаза сияли благодарностью.

— Спасибо, — сказал он.

Куай-Гон кивнул. Он не был уверен, что сделал все правильно.

Глава 8

Оби-Ван немедленно начал составлять план дальнейших действий. Он был немного удивлён, что Куай-Гон позволил взять ему инициативу в этой миссии. Но это ему и понравилось. Это было впервые, когда Куай-Гон поручил ему такую ответственность.

Возможно, он начинает думать обо мне как о равном, а не только как об ученике, — подумал Оби-Ван. Молодой Джедай долго ждал этого и теперь решил не упустить своего шанса.

Усевшись на кушетке, Оби-Ван вспоминал, что он услышал на встрече ребят. Чем больше ему удастся вспомнить, тем больше было шансов на успешное внедрение. Казалось, что он только уснул, как его уже разбудил учитель.

— Время чтобы проснуться, — сказал Куай-Гон, — Порты будут ждать нас.

Оби-Ван встал и быстро оделся. Но когда они пришли в дом Портов, то там никого не было. Семья уже уехала. На столе были холодные киби и патот панак. Джедаи сели, чтобы поесть, несмотря на то, что продукты выглядели не особо аппетитными.

Сообщение на мониторе просило Джедаев прибыть к Правителю Порту на работу настолько быстро, как только они смогут. Он хотел войти в контакт с Ворзидом-5 немедленно.

— Я должен найти способ остановить его, — громко сказал Куай-Гон, откусывая кусок панака.

Оби-Ван кивнул.

— Я хотел бы посетить сегодня школу Ворзида, учитель, — сказал он, — нет смысла ждать новую тайную встречу. Это будет бесполезной тратой времени, которого у нас и так нет.

— Это правильно. Но нужно быть осторожным, падаван, — он сделал паузу, — и я полагаю, что не нужно говорить тебе, что ты должен держать ухо востро, чтобы получить то, в чём мы сейчас нуждаемся.

Оби-Ван на мгновение подумал, что учитель ругает его, но глаза показали, что мастер не испытывает никакой неприязни к своему ученику.

— Полагаю, что говорить этого не нужно, — согласился Оби-Ван.

Когда Куай-Гон покинул жилое помещение, Оби-Ван осмотрел комнату Грата, его одежду и позаимствовал серый комбинезон, который носили все жители Ворзида-4. Чтобы скрыть тот факт, что у него не было антенн, он соорудил тюрбан из капюшона.

6
{"b":"28584","o":1}