ЛитМир - Электронная Библиотека

Куай-Гон прошёл к противоположной стороне комнаты и перехватил Правителя. Порт остановился.

— В начале скажите мне, где находится ваш центральный компьютер? — твёрдо спросил Куай-Гон, — тогда я смогу посмотреть, что можно будет сделать.

Правитель с уважением посмотрел на высокого Джедая. Куай-Гон видел, что что-то изменилось в лице правителя, как будто бы он внезапно понял, что должен взять себя в руки. Но он не был уверен, что правитель знает, как это сделать.

— Да, да, да, — сказал Порт, — мы должны вернуться к работе. Работать.

Его антенны, кажется, немного замедлились.

— Центральный компьютер? — повторил Куай-Гон.

— Внизу, на первом уровне здания. Вы можете спуститься туда на турболифте.

Куай-Гон кивнул.

— Свяжитесь с техниками и скажите им, что я прибуду. Когда вы сделаете это, дайте рабочим какие-либо поручения. Свяжитесь с управляющими. Заставьте каждого напряжённо трудиться, пока компьютеры не вернуться в рабочее состояние. Не имеет значения, что они будут делать. Только удостоверьтесь, что они в безопасности и заняты работой. Это — ваша обязанность", — Куай-Гон особо подчеркнул последние слова.

Глава кивнул. Казалось, ему стало легче, чтобы приступить к своим обязанностям, и Куай-Гон надеялся, что простые задания успокоят других ворзидианцев, требующих работу. Но у него не было времени ждать и наблюдать.

Смущённые рабочие заполнили турболифт. Некоторые из них раскачивались, у других сильно подёргивались антенны. Вместо того, чтобы протий сквозь эту толпу, Куай-Гон направился к лестнице и начал спуск вниз. Пока он дошёл до 23-го этажа, он понял почему у ворзидианцев дёргаются антенны. Компьютеры на 23-м этаже испускали такие высокие звуки, что ему стало неприятно. Он представил, насколько этот звук неприятен ворзидианцам, имеющим более чуткий слух. Звук раздражал, но он слушал его достаточно долго, чтобы понять что всё это не происходило случайно.

Чем ниже по этажам спускался Куай-Гон, тем больше было беспорядка. На восьмом этаже машины выключились и также издавали писк. Рабочие были полностью неспособны что-либо делать. Они стояли напротив стен, в то время как какой-то клейкий продукт шёл по конвейеру и падал на пол.

На четвёртом этаже ситуация была не лучше. Огромные чаны, которые помещались под трубами из которых наполнялись остановились. Зерно высыпалось из них, образуя горки на протяжении всего этажа. И это наблюдали расстроенные ворзидианцы. Некоторые из них упали на пол и катались по нему, в то время как другие в ужасе смотрели на все это, не будучи в состоянии помочь несчастным.

Куай-Гон покачал головой. Беспомощность ворзидианцев в моменты, когда все шло не так как запланировано была чрезвычайной. Он не мог вспомнить, когда последний раз видел такое. В жизни Джедая, происходящее редко шло согласно плану. Гибкость к происходящему была потребностью для Джедаев.

Вскоре Куай-Гон достиг первого уровня. Здесь было мало ворзидианцев, и Куай-Гон мог ясно разбирать ритм машин. Остановившись на мгновение, что послушать, Куай-Гон едва не рассмеялся вслух. Но он остановил себя, когда услышал крик. Для ворзидианцев происходящее не выглядело смешным.

Куай-Гон прошёл по коридору и увидел женщину-ворзидианку в комнате, заполненной компьютерами. Некоторые из ворзиданцев замерли в шоке, а бедные рабочие глядели на неё с ужасом. Её руки дёргались вверх и вниз. Она же смотрела на них и не знала, что предпринять.

Куай-Гон хотел бы успокоить бедную женщину, но знал, что будет больше помощи, если он доберётся до центрального компьютера. Он быстро пошёл по коридору.

Техник безуспешно нажимал на кнопки, но дисплеи никак не реагировали на команды. Он вздрогнул, когда увидел Куай-Гона, хотя и был предупреждён о его прибытии.

— Ничего не сломано, — прокричал он, — нет никакого электрического или механического отказа. Все происходящее — не логично.

— Это не механический отказ, — согласился Куай-Гон, — но во всем это есть логика. Ваш компьютер просто играет музыку. Он дал команду, что в вашем здании проиграть определённую музыку.

— Что? — техник прекратил нажимать на кнопки и удивлённо уставился на Куай-Гона.

— Кто-то поработал с вашей системой, — объяснил Куай-Гон, — ваш компьютер играет музыку.

Техник смотрел с отвращением.

— Это точно с Ворзида-5. Они любят игры. Это всё, что они умеют делать, — прорычал он, — игра снижает производительность.

Куай-Гон спокойно помог технику найти ошибочную команду и отменить её. Как только они сделали это, музыка в здании прекратилась.

В тишине первого уровня Куай-Гон услышал знакомый крик. Оставив техника, он вернулся в зал. Женщина-ворзидианка, которую он видел раньше, все ещё кричала, но её руки перестали дёргаться. Казалось, что она была парализована страхом.

Куай-Гон подумал, что как все это подчиняется одной схеме. Он предположил, что эта комната была одной из центральных в управлении всем зданием.

Но он ошибся. Подойдя ближе, Куай-Гон увидел, что стоял перед системой управления всего городского рабочего квартала. Это было центром управления, как и говорил Правитель Порт. По сети мерцали лампочки, а женщина стояла рядом и указывала на них.

— Это детская больница, — всхлипнула она, — она не может потерять своё энергоснабжение.

Повинуясь чувствам, Куай-Гон устремился назад к центральному компьютеру. Если он сможет перевести её в ручное управление, то сможет поставить заслон попыткам неизвестных ввести неверные команды. Если у него это не получится, то их шутка закончиться куда большим, чем простым хаосом. Все это закончиться смертью.

Глава 10

Оби-Ван семенил в нескольких шагах позади Грата и всей группы ребят. Он был уверен в том, что в одна из девочек, это Пель, та, кто застала врасплох его прошлой ночью в необычном «домашнем халате». К счастью, теперь она не проявляла подобной подозрительности.

Другую девушку, Нанию, он узнал по голосу. Она управляла тем шаттлом, на крыше которого ехал Оби-Ван прошлой ночью. Но и об этом никто не знал.

Оби-Ван ждал, что кто-нибудь спросит его, что кто он и что делает здесь. Но никто этого не делал. После того, как Грат принял его, им никто не интересовался. Возможно свободные были настолько большой группой, что просто все не знали друг друга.

Но это не имело значения, поскольку учащиеся позволяли Оби-Вану следовать за ними. Чем больше времени он проводил с ними, тем больше ему доверяли. А значит, становилось легче в конечном итоге переубедить их делать все правильно.

Несмотря на то, что он хотел узнать, куда они направляются, Оби-Ван не рискнул задать вопросы, боясь навлечь на себя излишние подозрения. Лучшим вариантом представлялось просто слушать. Но, к сожалению, никто ничего не говорил.

Уйдя примерно на километр от школы, группа ребят подошла к большому устройству переработки мусора. Флип и Нания начали разгребать отходы. Оби-Ван не был уверен, что ему следует делать то же. Он спрашивал себя, как эта куча мусора связана со следующей акцией. К этому времени Нания убрала большую часть кучи и Оби-Ван увидел нечто знакомое под ней. Это была задняя часть небольшого шаттла на котором он путешествовал вчера вечером. Очевидно, что ребята прятали его здесь.

— Мы отправляемся, — сказал Флип, указывая на дверь. Ребята столпились перед ней, заходя внутрь. Нания села на место пилота и шаттл ожил. Мусор слетел с лобового стекла.

— Держитесь, — сказала Нания через плечо. Чуть кренясь и дрожа, маленькое судно вырвалось на свободу из-под груды мусора. Флип, не успев ухватиться за что-нибудь, упал на колени Грата.

— Как вы думаете, что сейчас делают в Мультикорпе? — спросил он, усмехаясь.

Грат усмехнулся и отодвинул Флипа.

— Не знаю, — ответил он хитро, — танцуют, наверное?

Оби-Ван не понял шутку, но засмеялся вместе с другими детьми. Когда смех утих, Грат заговорил вновь.

— Но завтра они не будут танцевать. Завтра они будут ходить пешком.

8
{"b":"28584","o":1}