ЛитМир - Электронная Библиотека

Голос Грата звучал серьёзно, и настроение в шаттле сразу изменилось. Группа детей была готова действовать. И это был следующий план.

Оби-Ван стоял в задней части шаттла, где было меньше света, и держался, стараясь не упасть при поворотах Нании. Когда шаттл повернул в очередной раз, Оби-Ван заметил кое-что, чего не видел раньше. Шаттл был нагружен небольшими, самодельными взрывчатыми зарядами.

Круто повернув последний раз, Нания привела шаттл к транспортному ангару шаттлов. Грат, Флип, Пель и Нания взяли взрывчатку и пошли. Несмотря на все свои опасения, Оби-Ван также взял несколько зарядов и последовал за ними.

— Пель, Нания, вы берите восточное крыло, а мы возьмём западное, — указал Грат.

Оби-Ван тревожно наблюдал, как Грат устанавливал взрывчатку в шаттлах. Он должен был понять, что делают ребята и как быть ему. Флип устанавливал взрывчатку внизу, в пассажирском салоне. Планировали ли они взорвать шаттл вместе с пассажирами?

— Так, я забыл, как мы активируем её, — спросил Оби-Ван как бы случайно у Грата, который поигрывал с одним из устройств.

Тот с удивлением посмотрел на него.

— Не волнуйся. Никто не пострадает. Ведь это одно из наших правил, помнишь? Мы скроем взрывчатку так, что во время вечерней поездке её никто не заметит. И когда сегодня вечером, все шаттлы вернутся в ангар, мы взорвём их с помощью дистанционного управления. Так что завтра, когда все пойдут на работу, у них не будет обычного транспорта, — Грат широко улыбнулся. Оби-Ван не мог улыбнуться в ответ, потому что знал, что все может пойти не так, как планировалось. Этот план был куда более опасным, чем неверная отчётность на экранах или введение неверных компьютерных команд.

Грат заметил, что Оби-Ван не улыбается.

— Не волнуйся, — сказал он более спокойно, — мы действительно не собираемся никого убивать. Мы только хотим растормошить их.

Оби-Ван улыбнулся через силу и поклонился.

— А когда работать? — спросил он.

— Точно не завтра! — рассмеялся Грат.

Глава 11

Куай-Гон глубоко вздохнул и щёлкнул выключателем. Экран перед ним, бывший в начале тёмным, замигал. Он нажал ещё несколько клавиш. Внизу, в зале крики прекратились. Действия были успешными. Детская больница была теперь в безопасности. Но это было так близко, чтобы случилось неповторимое.

Куай-Гон думал о том, что ему ещё надо будет сделать. Возможно, ему надо сейчас рассказать Правителю Порту о том, что происходит. И эта перспектива его не радовала. Может быть он ошибся, дав Оби-Вану три дня. Последняя акция молодёжи была более чувствительной чем все остальные и заставила сильно волноваться ворзидианцев.

Возможно, — думал он, возвращаясь на 24-й этаж. Он не был готов к тому, что увидел там, войдя в комнату приёмов.

Правитель Порт стоял перед большим проектором, который высвечивал голографическую фигуру, выглядящую по-королевски. Это была Фелана, правитель Ворзида-5.

— Что это значит? — спросила Фелана, — вы смеете обвинять Ворзид-5 в саботаже, и это после того, как вы уже оскорбили нас, выслав наших послов. Я не понимаю вас, Правитель Порт.

— Вот Д-Д-Джедай, — Правитель Порт запнулся. Он подошёл к Куай-Гону, чтобы Фелана смогла увидеть рыцаря в голопроекторе, — он знает правду, он скажет вам все.

Фелана выглядела ещё более ошеломлённо.

— Вы думаете, это придаст вес вашим необоснованным обвинениям?

На мгновение Куай-Гон не знал, что делать. Конечно, это было посредничеством, но не так как он предполагал. Правитель Порт поставил его в неудобное положение и теперь сохранить нейтралитет было невозможно. Все, что он мог сейчас сделать, это попытаться, чтобы ущерб был минимальным.

— Скажите ей, — закричал Правитель Порт на Джедая, — скажите ей о том, что она сделала против нашей планеты.

— Достаточно! — Фелана кипела, — мы и так давно были под вашим управлением, Правитель. И теперь вы несправедливо обвиняете нас. Мы не будем больше терпеть ваших претензий.

Куай-Гон положил руку на плечо Правителя Порта. Используя Силу, он успокоил обезумевшего ворзидианца настолько, чтобы он воспрепятствовать ему сказать то, о чём он может очень сильно потом пожалеть. Потом он обратился к Фелане.

— Пожалуйста, примите извинения Правителя, — Куай-Гон поклонился, — Ворзид-4 испытал на себе некоторую террористическую деятельность и он хотел бы известить вас, что и ваша планета может подвергнуться нападению.

Куай-Гон смотря на лицо, мог понять, что Фелана не поверила ему. Однако и противоречить ему не стала.

— Пожалуйста, передайте Правителю, что я ценю его беспокойство и уверяю его, что Ворзид-5 готов бороться, — ответила Фелана, — Ворзид-5 не оскорблён. Мы не слабая планета в системе. И нам нужна возможность показать свою силу.

Куай-Гон поблагодарил Фелану и закончил передачу. Он признал, что последнее предложение было не двусмысленным. Это была угроза.

Если Ворзид-4 продолжит обвинять Ворзид-5 в незаконной деятельности, то все это приведёт к катастрофическим последствиям. Войне.

Куай-Гон отправился домой. Он шёл коридорами дома отставников и придя в комнату, стал ждать падавана. Он знал, что может запросто вызвать Оби-Вана по комлинку, но не хотел уничтожать маскировку молодого Джедая или подвергать его опасности. Кроме того, он нуждался в некотором времени, чтобы обдумать всё, что произошло до того, как появится Оби-Ван.

Куай-Гон прошёлся по комнате и повернулся. Если он не даст Оби-Вану этих трех дней, как обещал, мальчик потеряет доверие к нему. Но многое вышло из-под контроля. Даже если Куай-Гон будет молчать…

Внезапно мысли Куай-Гона были прерваны робким женским голосом.

— Извините меня…, — сказала она.

Он дюжину раз прошёлся по комнате и не заметил, что оставил открытой дверь. В дверях стояла пожилая ворзииданка.

— Я сожалею, что помешала вам, — продолжила она, смотря на фигуру Куай-Гона, — вы ведь не рабочий, да? Я думала, что только рабочие могут нас навещать. Рабочие думают о своём конце жизни, когда из работа будет закончена. Они слишком заняты, чтобы навещать нас. Но я услышала кого-то здесь и подумала…

— Я буду счастлив побыть у вас, — мягко сказал Куай-Гон. Даже в его отвлечённом состоянии, его сердце было расположено к этой женщине.

— О, не так ли? У нас редко бывают посетители. Поймите меня правильно. Я не обвиняю их. Это путь Ворзида.

Куай-Гон последовал за женщиной в её маленькую комнату и сел на стул. Она не спрашивала его, кем он был. Она просто продолжала говорить, просто наслаждаясь тем, что был кто-то кто слушал её.

— Мы живём, чтобы работать. Вы это знаете. Никто не понимает, что есть жизнь вне работы. Никто этого не знает. Иногда я хочу, чтобы её не было. Я имею в виду жизни. Но есть ещё Трея. Трея все время приходит ко мне. Она говорит, что скоро все изменится, что все будет отлично. Я хочу верить ей, но ведь они всего лишь дети.

Женщина перестала говорить и поникла головой. В коридоре Куай-Гон услышал шаги. Оби-Ван. Он поднялся и вышел в коридор. Его короткая беседа с отставником пробудила новые вопросы. Было много вещей, о которых он хотел расспросить женщину, но он должен был подождать. Сейчас ему надо было поговорить со своим падаваном.

Глава 12

— Шаттлы должны быть взорваны сегодня ночью, когда все будут спать. Грат заверил меня, что никого не будет в ангаре шаттлов, — сообщил Оби-Ван учителю о замысле фрайлингов. Он старался скрыть свою неловкость. Юноша чувствовал, что планы детей зашли слишком далеко. Ему было неловко от того, что не смог удержать их от установки взрывчатых веществ, но в то же время у него не было способа сделать это. Он бы выдал себя.

Куай-Гон молчал.

— Они не хотят причинить кому-либо вред, — добавил Оби-Ван.

— Кто-то пострадает всё равно, — наконец сказал Куай-Гон, — люди сегодня едва не пострадали.

Оби-Ван знал, что его учитель был прав. Ребята зашли далеко, и теперь им самим угрожала опасность, причём та, которую они не понимали. Все, чего они хотели, это большего внимания со стороны родителей. Они хотели показать, что живы, что нуждаются в нечто большем, чем просто обучение работе. Но шли к этой цели они неверным путём.

9
{"b":"28584","o":1}