ЛитМир - Электронная Библиотека

— В вашем окружении есть предатель, — объявил он. — Кто-то вошел в сговор с Ксанатосом. Этот человек предал Бендомир ради личной выгоды и сообщил ему об ионите.

Веер-Та побледнела.

— Но кто мог пойти на такое?

Внимательный взгляд Куай-Гона остановился на ее лице. Медленно, очень медленно бледность сменилась пунцовой краской.

Клат-Ха стремительно обернулась к ней.

— Веер-Та?

— Я сделала это ради блага Бендомира! — вскричала она. — Он мне сам так сказал. Говорил: если за “Родной планетой” будут стоять “Дальние миры”, наша компания станет более прибыльной.

— И ты в самом деле верила, будто он допустит, чтобы шахтой владели мы? — в ярости накинулась на нее Клат-Ха.

— Это еще не все, — остановил ее Куай-Гон. — У Ксанатоса был и другой план. Он собирался взорвать весь Бендомир. Помните черные коробки, которые он расставлял рядом со взрывчаткой в Зонах обогащения и на платформах глубоководных шахт? Кто-то помогал ему проносить эти коробки в купола.

— Он говорил, что это горнодобывающее оборудование для будущего расширения работы, — прошептала Веер-Та.

— Бендомир был на грани уничтожения, — произнесла Сон-Таг. Ее голос был холодным и острым, как лезвие виброножа. — Если бы не джедаи…

— Откуда мне было это знать? — вскричала Веер-Та. — Для чего Ксанатосу уничтожать Бендомир? Планета приносит ему колоссальную прибыль!

Куай-Гон ничего не ответил. Он знал, что на свете есть только одно чувство, которое сильнее алчности. Это жажда мщения. Ксанатос плел свои сети в расчете именно на этот самый день. Он воспользовался в своих целях несчастной Веер-Та. Он знал, что Куай-Гон погибнет с мыслью о том, что не сумел спасти множество жизней. Это была бы самая мучительная смерть, какую Ксанатос мог придумать для своего бывшего учителя.

Куай-Гон еще раз недооценил Ксанатоса. Он не понимал, что его бывший ученик — в такой же степени раб прошлого, как и он сам.

“Нет”, — поправил себя Куай-Гон. Его собственное прошлое больше не довлеет над ним. Он оставил его на Бендомире.

Клат-Ха встала и на негнущихся ногах направилась к дверям, как будто ей было противно дышать одним воздухом с Веер-Та.

— Где сейчас Ксанатос? — спросила она Куай-Гона.

— Сбежал, — сообщил джедай. — Он осуществил свой план и ушел в уверенности, что оставляет за спиной разрушенную планету.

— Может быть, он уже на базе “Дальних миров”, — предположила Веер-Та.

Клат-Ха метнула на нее взгляд, полный отвращения.

— Никто не знает, где находится эта база. Имей в виду, Веер-Та, ты поплатишься за свое преступление. А вот твой дружок ушел от расплаты.

— Нет, — тихо возразил Куай-Гон. — Не уйдет.

***

Куай-Гон и Оби-Ван вернулись к себе в квартиру собирать вещи. Через несколько часов их ждал транспортный корабль.

— У Йоды есть для нас еще одно задание, — пояснил Оби-Вану Куай-Гон.

“Для нас”. При этих словах сердце Оби-Вана радостно затрепетало.

Вдруг Куай-Гон неподвижно застыл, глядя на свою кушетку. На подушке лежал листок бумаги. Оби-Ван подошел к Куай-Гону и, глядя через его широкое плечо, прочитал:

“Если ты читаешь эти слова, значит, я тебя недооценил. В следующий раз не ошибусь. Я в восторге от наших совместных похождений, о мой учитель. Уверен, доставлю вам удовольствие увидеть меня еще раз”.

По лицу Куай-Гона Оби-Ван не мог догадаться, о чем думает учитель. Он сверился с Силой, ожидая обнаружить волны гнева Куай-Гона. Но не ощутил ничего. Может быть, Куай-Гон сдерживает гнев, опять, как и раньше, скрывает от Оби-Вана свои чувства?

— Я не сержусь, Оби-Ван, — произнес Куай-Гон. — Ксанатос для меня ушел. Он просто стал одним из врагов. Ненависть осталась только в его душе. А я предпочитаю сражаться со злом, которое он творит. Может быть, он когда-нибудь убьет меня, но уже никогда не ранит душу. Куай-Гон обернулся к мальчику.

— Этот путь указал мне ты. В шахте, когда воззвал к Силе и показал мне, что свет всегда побеждает тьму. Мой гнев навсегда покинул меня. А под конец ты помог мне узнать кое-что новое обо мне самом. А когда падаван, в свою очередь, чему-то учит своего наставника, значит, они предназначены друг для друга.

— В шахте вы назвали меня падаваном, — с надеждой молвил Оби-Ван.

— Ты готов был умереть за меня, — ответил Куай-Гон. — Твое мужество необычайно, даже для джедая. Я сочту за честь взять тебя в падаваны, Оби-Ван Кеноби.

Оби-Ван ощутил, что его душу наполняет радостное тепло. Ему казалось, что при этих словах он должен вспыхнуть от гордости, но гордость почему-то не приходила. Вместо этого он почувствовал, как вокруг него движется Сила, она вливается в него, и на сердце становится легко и спокойно. Он сглотнул подступивший к горлу комок.

— Я сочту за честь, учитель Куай-Гон Джинн.

— Разумеется, — добавил Куай-Гон, — ты бы не осуществил свой план. Я бы помешал тебе умереть за меня.

— Вы бы не смогли, учитель, — безмятежно отозвался Оби-Ван.

Они переглянулись — в их взглядах вызов смешивался с весельем. Между ними пульсировала Сила. Впереди их ждали долгие годы жизни бок о бок, множество совместных заданий. Они знали, что будут из года в год спорить об этом, даже когда память о планете под названием Бендомир потускнеет. Этот спор навеки останется их безобидной дружеской размолвкой, свяжет их узами памяти и доверия.

***

Оба понимающе улыбнулись. Разделенная мысль считалась первым звеном в связующих узах между наставником и падаваном. Она давала понять, что они вступили на совместный путь: Им еще долго идти по нему в будущее, которое неотделимо от общего прошлого.

Куай-Гон положил руку на плечо Оби-Вана и долго стоял не шевелясь.

— Пора собирать вещи, — тихо сказал он. — У нас впереди долгий путь.

18
{"b":"28585","o":1}