ЛитМир - Электронная Библиотека

В мозгу Куай-Гона во всей своей темной силе всплыл недавний ночной кошмар.

— Существует ли уровень 5? — спросил он у Веер-Та.

Она покачала головой.

— Мы не располагаем оборудованием для работ на такой глубине. Это слишком близко к ядру планеты. “Дальние миры” разработали технологию глубокой добычи вблизи ядра, но если мы попробуем купить или арендовать их машины, то наведем их на след. Мы надеемся: добыть достаточно ионита на уровне 6. — На табло загорелись цифры “Уровень б”, и лифт остановился.

Куай-Гон вышел из кабины и повернул налево.

— Нет, — остановила его Веер-Та. — Там туннель полностью перекрыт.

Она нажала выключатель у двери, и загорелись лампы, вделанные в стены шахты. Теперь Куай-Гон видел, что туннель был узок, с низким потолком; Посередине бежала гидравлическая транспортная дорожка. Туннель изгибался налево и терялся в угольно-черной тьме. В тусклом свете черно-синяя порода на стенах поблескивала бледными голубоватыми бликами. Они говорили о присутствии азурита.

— Мы с Клат-Ха спускались сюда, чтобы оценить ущерб, — продолжала Веер-Та. — Поврежден ствол лифта в (Северном, туннеле, но его можно привести в действие за несколько дней. В первую очередь надо починить вот это.

Она повернула направо и пошла, по туннелю. Путь им преграждала груда камней, в полу туннеля была пробита глубокая яма.

— Наверно, взрыв был вызван газами, скопившимися ниже этого уровня, — пояснила Веер-Та. — А здесь взрыв направился вверх. — Она нагнулась, подобрала один из камней и поскребла его пальцем. Куай-Гон заметил тусклый серебристый отблеск. — Клат-Ха первой заметила это. Мы взяли образцы на изучение. У нее было предчувствие, что мы найдем нечто ценное, и она оказалась права. Ионит. Мы установили датчики и оценили приблизительные запасы.

— Будьте осторожны, — предупредил ее Куай-Гон. — Если Ксанатос узнает…

Веер-Та кивнула.

— Вот почему нам и нужна ваша помощь. Мы хотим, чтобы вы вошли в совет директоров «Родной планеты». Если вы будете в совете, “Дальние миры” не посмеют строить козни против нас. Им придется иметь дело с джедаем.

Куай-Гон покачал головой.

— Джедаям запрещено участвовать в любых предприятиях, ставящих целью получение прибыли, — сказал он. — Мы не можем извлекать выгоду из помощи, которую оказываем. Это нерушимый закон.

— Но подумайте только, какие богатства попадут к вам в руки! — настойчиво воззвала к нему Веер-Та. — Вы не обязаны оставлять их все себе. Можете направлять их на благородные цели.

— Простите, Веер-Та, — твердо ответил Куай-Гон. — Я окажу вам любую помощь, какая в моих силах. Но этого я сделать не могу.

Веер-Та разочарованно вздохнула. Очевидно, она не понимала основных принципов джедаев.

— Что ж, придется довольствоваться и этим, — проговорила она. Потом обвела взглядом шахту, и глаза ее заблестели. — Вот оно, наше будущее. Надеюсь, мы добьемся успеха.

— Сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь вам, — пообещал Куай-Гон. Но какое-то шестое чувство говорило ему, что задача будет не из легких.

ГЛАВА 8

Оби-Ван передал Сай Тримбе слова Куай-Гона. Арконец кивнул, как будто ничего другого и не ожидал.

— Клат-Ха сказала бы то же самое, — ответил он. — Нам нужны веские доказательства.

— Так я и думал, — заявил Оби-Ван. Сай Тримба заурчал от негодования.

— Когда в последний раз у тебя в глазах появился такой блеск, мы очутились в хаттской тюрьме, — проворчал он.

— Успокойся, — возразил Оби-Ван. — Мы всего лишь заглянем на этот склад сегодня вечером. Пойдем прогуляться под куполом и как бы ненароком забредем туда. Что может случиться?

— Все, что угодно, — простонал Сан Тримба.

***

Оби-Ван и Сай Тримба вытянулись в канаве между грядками на краю поля. Для маскировки, а также чтобы согреться, они натянули на головы зеленый брезент.

— Можешь пока вздремнуть, — предложил Оби-Ван. — Первую вахту буду нести я.

— Как хочешь, — пробормотал Сай Тримба и закрыл глаза. Через минуту до Оби-Вана донеслось тихое посапывание — так всегда дышат арконцы во сне.

Но Оби-Вану было не до сна — ему не терпелось узнать, что же кроется на складе. Однако через полчаса он тоже начал клевать носом. Нет, спать нельзя! Может, прогуляться и посмотреть, что делается вокруг? Этим он развеет сон.

Оби-Ван крадучись вышел с поля и выпрямился. Отбежав чуть подальше, направился к двери склада. Ему хотелось еще раз взглянуть на таинственную коробку с разомкнутым кольцом. Интуиция подсказывала ему, что Куай-Гон узнал этот знак. Может, удастся незаметно открыть ящик так, чтобы никто не догадался?

Он снова прибегнул к Силе и открыл дверь. Внутри все было в точности так же, как в прошлый раз. Он подошел к таинственной коробке.

Но едва он склонился над ней, как позади послышались шаги. Оби-Ван быстро обернулся и увидел, как к нему приближается высокая фигура в капюшоне. Сначала ему подумалось, что это Сай Тримба, завернувшийся в брезент. Но потом он понял, что незнакомец одет в блестящий черный плащ.

— Кто вы такой? — спросил Оби-Ван.

Он почувствовал в Силе тревожную черную рябь.

— Друг, — ответил незнакомец в капюшоне. — Когда-то я был точно таким же, как ты. — Он откинул капюшон. Синие глаза блестели теплотой и дружелюбием. — Я тоже был его учеником.

— Чьим? Куай-Гона? — с подозрением спросил Оби-Ван. — Я пока еще не его ученик. И я слышал, его прошлый ученик умер.

— Вот, значит, как они теперь говорят? — процедил незнакомец, — Однако я жив. И что же еще обо мне. рассказывают?

— Что ученик Куай-Гона покрыл позором звание джедая, — добавил Оби-Ван. — И предал Куай-Гона.

Глаза незнакомца вспыхнули синим огнем.

— Вот как заговорил Куай-Гон? — воскликнул он. Потом суровые морщины у него на лице разгладились. — Я был его падаваном. Поэтому я хорошо знаю, Какие унижения тебе приходится Терпеть изо дня в день, Оби-Ван Кеноби. Я знаю, чего ты ждешь. Его одобрения. Его доверия. Но он не дает тебе ни того ни другого. Он окружил себя ледяным панцирем. Чем больше ты стараешься угодить ему, тем дальше он отходит.

Оби-Ван ничего не сказал. Ему казалось, что эти слова исходят из его собственного сердца. В минуты самого худшего настроения ему в голову приходили в точности такие же мысли.

Ксанатос окинул мальчика сочувственным взглядом.

— Йода восхваляет его. Галактический сенат на него полагается. Каждый мальчишка жаждет стать его учеником. Но он худший из учителей. Он отказывает тебе в доверии. Однако требует от тебя безропотной покорности.

Оби-Ван слышал эти слова будто сквозь пелену забытья. “Верно, все верно”, — думал он. Пробудился гнев, давний гнев, который зрел где-то в глубинах его души. Он страшился этого гнева больше, чем самого лютого врага.

—Я Ксанатос, — представился незнакомец. — Он когда-нибудь называл мое имя?

Оби-Ван покачал головой.

Ксанатос ответил печальной улыбкой.

— Нет, — проговорил он. — Я так и думал. Я сам должен рассказать тебе о том, как он со мной поступил. Как возвысил меня, приблизил к себе, всегда кормил обещаниями, что я далеко пойду. А в конце нарушил все свои клятвы. И с тобой, Оби-Ван, произойдет то же самое.

Неужели это правда? Неужели за холодным спокойствием Куай-Гона зреют семена предательства? Оби-Ван всегда страдал от прохладного отношения Куай-Гона, но полагал, что все переменится, как только учитель согласится взять его в ученики. Что таится за сдержанностью Куай-Гона — добро или зло?

— Почему вы мне это рассказываете? — настороженно спросил Оби-Ван.

— Чтобы предупредить тебя, — ответил Ксанатос. — Для того я и пришел. Ты… — Вдруг он замолчал и предупреждающе поднял руку. — Кто-то идет, — прошептал он.

Из темноты выскочили Пять офицеров службы безопасности. Оби-Ван заметил у них на мундирах значки с изображением красной планеты. “Дальние миры”! Что делают их охранники под куполом?

7
{"b":"28585","o":1}