ЛитМир - Электронная Библиотека

Один из офицеров заговорил в коммутатор.

— Мы поймали воров, — сказал он.

— Нет, мы не воры! — воскликнул Оби-Ван. — Мы только…

Но Ксанатос выхватил световой меч и бросился в атаку. Оби-Ван с удивлением воззрился на него. Только джедаи могли носить такое оружие. Охранники выхватили бластеры, и Оби-Вану ничего другого не оставалось, как в мгновение ока включить свой световой меч и ринуться в бой.

Чувствуя в руке знакомую, привычную тяжесть оружия, он взмахнул мечом и выбил бластер из рук охранника. Он понимал, что Куай-Гон не похвалит его за убийство охранника. Это еще больше осложнило бы и без того непростую ситуацию в Бендоре.

Поэтому он всего лишь защищался. Но Ксанатос нападал всерьез. Лезвие его светового меча свистело в воздухе, нанося обжигающие удары. Однако он тоже, казалось, не стремится нанести смертельный удар.

Должно быть, за многие годы Ксанатос растерял боевые навыки. Он допустил, чтобы его загнали в угол. Охранники, подняв бластеры, надвигались все ближе. Оби-Ван вскочил на груду ящиков и, раскинув руки и ноги, кинулся в самую гущу схватки. Два охранника, падая, успели выстрелить из бластеров, он почувствовал в плече жгучую боль: И все-таки сумел выбить бластер из рук третьего стражника.

Но тут, откуда ни возьмись, в руках у офицера возник электроразрядник. Он замахнулся им на Ксанатоса. Оби-Ван ринулся на подмогу.

Оби-Ван успел отразить удар световым мечом, но электроразрядник на лету скользнул по его ребрам. Жгучая боль пронзила все тело. Оби-Ван, теряя сознание, призвал на помощь Силу, но тут кто-то нанес ему чудовищный удар сзади. В глазах у него потемнело, он бессильно рухнул на колени.

Он упал на пол — и больше не помнил ничего.

ГЛАВА 9

Теперь Куай-Гон понял свою ошибку. Он закрывал глаза на слабости Ксанатоса. Он прощал мальчику любые провинности. Слепо полагался на него. Он потерпел поражение как учитель, потому что слишком доверял ученику. Отеческая нежность застлала ему взор, и он не разглядел того, что должен был заметить с самого начала.

***

После недолгих размышлений Куай-Гон решил спросить Сон-Таг и Веер-Та, не видели ли они коробки наподобие той, какую описал Оби-Ван. Обе женщины не раз посещали Зону обогащения, где работал Сельскохозяйственный корпус. Может быть, находка Оби-Вана получит самое простое объяснение.

Куай-Гон описал коробку, и Веер-Та кивнула.

— Я уже видела такие ящики.

— Я тоже, — подтвердила, поразмыслив, Сон-Таг. — В Западной зоне обогащения. Я была там совсем недавно.

— А я видела нечто подобное в Северной зоне, — добавила Веер-Та. — Они лежали среди другого оборудования. Наверное, в них хранятся какие-нибудь приборы Сельскохозяйственного корпуса.

Куай-Гон ожидал именно таких ответов. В коробке скорее всего нет ничего особенного. В других зонах они валяются прямо на виду.

Но что же его так тревожит?

Может быть, то, что странную коробку поставили среди горнодобывающего оборудования “Дальних миров”. В этом Оби-Ван не мог ошибиться.

Вернувшись к себе в квартиру, Куай-Гон заглянул в компьютерную базу данных, чтобы узнать побольше о “Дальних мирах”. Интересно, какое положение занимает в них Ксанатос? Бывший ученик обходил этот вопрос необычным для него молчанием. Если он — высокопоставленный чиновник, почему не хвастается новым званием?

Куай-Гон проглядел официальную статистику “Дальних миров”. Имя Ксанатоса нигде не упоминалось. Что бы это значило? Либо Ксанатос лжет и никакой он не посланник, либо его истинное положение в компании окутано тайной. Но почему?

Куай-Гон нажал еще несколько клавиш. Имя главы корпорации нигде не упоминалось, но совет директоров был перечислен в полном составе. Почти все имена были знакомы Куай-Гону — правители планет, практически полностью покоренных “Дальними мирами”. Подставные лица.

Ответа не было… пока. Но Куай-Гон уже знал, где его найти.

Пора было нанести визит в штаб-квартиру “Дальних миров”.

***

“Дальние миры” не стремились отделать покрасивее свое представительство на Бендомире. Черное кубическое здание без окон вполне соответствовало мрачным шахтам, окружавшим его.

Куай-Гон вошел в центральный зал, где стены были отделаны азуритомю Единственным украшением здесь был сам минерал. За черным кубом, служившим столом, восседал дюжий охранник-хатт. Его разбухшее тело едва умещалось за конторкой. Увидев Куай-Гона, он выпучил плоские, мертвенные глаза.

— Мне нужно повидать Ксанатоса, — сказал ему Куай-Гон.

— Проваливай, чучело, — ответил скучающий хатт. — Иди со своими гнусными жалобами к своему начальнику. Здесь никого нет. Ксанатос отправился в ознакомительную поездку на шахтысеверного сектора. — Хатт потянулся к бластеру. Вот, значит, каково гостеприимство могущественной корпорации.

Куай-Гон не шевельнул ни единым мускулом. Черпая энергию в Силе, он сосредоточил свои усилия на заплывшем жиром мозгу хатта.

— Может быть, я подожду в его личном кабинете? — подсказал он.

— Подождите в его личном кабинете, — монотонно повторил хатт. — Пройдите к служебному лифту и поднимитесь на тридцатый этаж.

— Охранные сигнализаторы должны быть отключены, — продолжил Куай-Гон.

— Охранные сигнализаторы будут отключены, — эхом отозвался хатт.

Куай-Гон вошел в лифт, на котором висела табличка “Вход воспрещен”. Внутри горела всего одна индикаторная лампочка — “Тридцатый этаж”. Лифт мгновенно вознесся на нужный уровень. Куай-Гон вышел из него и попал в приемную. Стулья были высечены из камня. За кубическим столом никого не было. Куай-Гон не видел больше никаких Дверей в другие помещения. Только пустые, голые стены.

Голые стены…

Он приложил руку к стене. Убрав ладонь, заметил, что стена на краткий миг стала прозрачной.

В памяти Куай-Гона всплыл рассказ Оби-Вана. Он читал о высочайших научных достижениях Телоса, родной планеты Ксанатоса. Недавно там научились наносить на транспаристил — прозрачную сталь — покрытие, делавшее ее светонепроницаемой. Под воздействием термоэлектрических импульсов стена возвращала свою обычную прозрачность.

Он прижался к стене всем телом и она стала прозрачной. Он увидел внутри скрытый кабинет. Но где же двери?

Куай-Гон призвал на помощь Силу и почувствовал, что стена под ним заколыхалась, как волны, и вся, целиком, стала прозрачной. Потом распахнулась потайная дверь. Как только он очутился внутри помещения, стена снова стала непроницаемой.

“Хитрая система”, — подумал Куай-Гон, подходя к огромному каменному столу. Ксанатос мог регулировать прозрачность стены прямо из приемного зала. Мог заглянуть в кабинет, перед тем как войти. Если кому-нибудь и удалось бы проскользнуть мимо охранников, незваный гость не смог бы спрятаться в кабинете.

Как это похоже на Ксанатоса. Прятаться и разоблачать. Куай-Гон совсем забыл, как ловко умел его ученик маскировать свои тайны. Он имел обыкновение приоткрывать малую толику правды, создавая у слушателя впечатление, что рассказал ему все до последней мелочи. Но тот кусочек, который он приоткрывал, был лишь ничтожно малой частью его замысла. Самые важные секреты он хранил нерушимо.

Единственным предметом обстановки в потайном кабинете был каменный стол. Куай-Гон нажал кнопку, и из столешницы выплыла компьютерная консоль. Куай-Гон вошел в систему файлов. Как он и подозревал, она была голографической.

Перед ним в воздухе возникла вереница файлов. Он пролистал каталог. Куай-Гон не знал в точности, что именно нужно искать. Увидел файл под названием “Родная планета”, вошел в него. Пользы от него оказалось мало — всего лишь перечень денежных сумм и роботов, предоставленных в помощь после взрыва. Он закрыл этот файл.

Потом Куай-Гон увидел каталог без названия. Там, где должен быть ярлык, маячил странный значок. Два перекрещивающихся золотых кольца. Разомкнутых. Сердце Куай-Гона учащенно забилось. У него на глазах кольца затрепетали, изменили форму, превратились в буквы: “Д” и “М”.

8
{"b":"28585","o":1}