ЛитМир - Электронная Библиотека

В другом конце аудитории Квай-Гон тоже наблюдал за профессором, его глаза изучающе сузились. Он ещё что-нибудь заметил? Посреди всеобщего шума Оби-Ван решил связаться с Квай-Гоном по комлинку и узнать, что тот думает. Но в этот момент доктор Ланди поднял несколько своих рук в знак того, что лекция начинается.

Быстрее, чем Оби-Ван мог себе представить, скопище студентов расселось по местам, и в помещении наступила тишина. Зал, в котором проходили занятия, был огромным, но свободных мест не было. Все места, где можно было встать или сесть, были заняты студентами, и по меньшей мере дюжина парящих камер фиксировала каждое слово профессора для студентов, которым не удалось попасть в аудиторию.

Оби-Ван обвёл взглядом толпу. Впечатляющим было не только количество присутствующих. Все студенты следили за лекцией с пристальным вниманием. И через полчаса они остались также поглощены занятиями – не было заметно ни задремавших, ни отвлёкшихся. Оби-Ван надеялся найти студентов, которые привлекали бы внимание чем-то необычным или ещё как-нибудь выделялись. Как оказалось, единственным, кто выделялся, был он, потому что вертел головой, пока профессор говорил.

Доктор Ланди расхаживал по узкому пространству на возвышении, не занятом студентами. Он говорил и делал маленькие шажки своими длинными ногами, отчего его тело, казалось, плыло над головами слушателей. Время от времени он останавливался, несомненно, наслаждаясь своим положением и возможностью заставить толпу затаив дыхание ждать его следующих слов.

Мрак Ланди не был похож на учителей, которые были у Оби-Вана в Храме. В Храме преподаватели Оби-Вана были партнёрами в обучении, советчиками, которые стремились помочь ему раскрыть суть вещей и явлений и не навязывали своё собственное мнение.

Оби-Вану не понравился стиль обучения, который он наблюдал сегодня. Однако чем больше он слушал доктора Ланди, тем больше хотел слушать. Вскоре он тоже стал с нетерпением ожидать каждого слова профессора.

– За исключением самих ситхов, никто даже не видел их голокрон. Так говорят. Да. Кроме того, есть рисунки, легенды и мифы. Тем не менее, многие историки считают, что ситхи так берегли свои знания, что сами уничтожили его, чтобы он не попал к недостойным. В конце концов, ведь мы говорим о существах, которые убивали своих учителей, когда получали всё, что можно от них узнать… – Ланди остановился и посмотрел на своих студентов с лукавой улыбкой. – Может, мне стоит быть настороже в преддверии дня выпуска?

Затем он продолжил.

– Некоторые учёные утверждают, что ситхи вообще не пользовались голокронами, потому что они были не настолько глупы, чтобы хранить такую огромную мощь в кристалле, который может уместиться в моей руке. – Профессор помедлил, пристально глядя на одну из своих вытянутых ладоней. – Мощь, превосходящая всё, что галактика знала на протяжении долгого-долгого времени. Тем не менее, единственное, что я уяснил за то время, пока изучаю историю – в каждом мифе есть маленькое зёрнышко истины. Надо глубоко копать, чтобы найти его. Но оно там, под поверхностью, ждёт, чтобы его нашли.

Оби-Ван не знал, сколько времени прошло, прежде чем он заставил себя закрыть глаза и вновь привёл своё сознание в состояние готовности к действию. Ситхи, о которых говорил Мрак Ланди, были более реальны, чем во всех полуночных историях о призраках, но Оби-Ван был здесь не поэтому. Ему надо было сосредоточиться.

Однако, побыв под воздействием чар даже малое время, Оби-Ван понял, как Мрак Ланди удерживает вокруг себя студентов. Интересный предмет, который вёл доктор Ланди, его собственный ум и обаяние делали ещё более привлекательным. Влияние Ланди на студентов было впечатляющим. Более того, оно было опасным. Студенты Ланди, казалось, без всяких вопросов верят тому, что говорит их преподаватель. А то, как он говорит о тёмной стороне, делает её весьма заманчивой. Могло ли это влияние быть слишком глубоким?

Оби-Ван ещё раз сосредоточился на студентах. Ему надо было стать одним из них, или таким, как они – как тот, кто собрал знания ситхов на Коррибане.

Внимание Оби-Вана привлекла маленькая группа в первом ряду. Четверо студентов, сидевшие на самых лучших местах, подавались вперёд всякий раз, когда профессор говорил.

Первым был темноволосый молодой человек, согласно кивавший головой после каждого заявления Ланди. Рядом с ним сидел рыжеволосый мальчик, который был так поглощён лекцией, что держал руки над партой, как будто он собирался положить их на колени, но застыл, когда профессор начал говорить. Третий мальчик заносил каждое слово в информационный планшет, несмотря на то, что у него была своя собственная парящая камера, записывающая всю лекцию. Последней была девочка, которая с покровительственным видом держала плащ и кейс для документов, принадлежащие, как догадался Оби-Ван, доктору Ланди.

Внезапно на парте перед темноволосым мальчиком в первом ряду вспыхнул жёлтый огонёк. Оби-Ван быстро сообразил, что этот огонёк предупреждает профессора о том, что студент хочет задать вопрос.

Доктор Ланди остановился, не закончив фразы. Он повернул свою голову на длинной шее, и Оби-Ван уловил гневный блеск в лишённом век глазе квермийца. Но гнев исчез, когда профессор увидел того, кто осмелился его прервать. Очевидно, этот юноша был любимчиком. Доктор Ланди даже назвал его по имени.

– Да, Норвал? – спросил он.

Норвал поднялся.

– Простите, что прерываю Вас, профессор. Я только хочу узнать, правда ли, что ситхи были могущественнее, чем джедаи.

Доктор Ланди усмехнулся, как будто Норвал задал глупый вопрос.

– Конечно, – сказал он. – Сила и жажда мести всегда были намного более серьёзными мотивами, чем стремление к миру. Ситхи легко могли бы господствовать над всей галактикой, если бы не совершили ошибку.

Доктора Ланди прервал звонок, возвещавший конец занятий. Студенты тихо сидели на местах в надежде, что профессор закончит свою мысль. Но доктор Ланди уже забирал свой плащ и кейс у девушки в первом ряду.

– На следующей неделе занятий не будет, – объявил профессор. Класс застонал. Досада студентов заставила Ланди улыбнуться. – Я беру небольшой отпуск для научной работы.

По всей аудитории на партах зажглись жёлтые огоньки.

– Когда я вернусь, я смогу поделиться с вами захватывающей информацией. – Доктор Ланди загадочно улыбнулся. – А пока мой ассистент Дейдра ответит на все возникшие у вас вопросы.

Девушка, державшая вещи профессора, встала рядом с кафедрой. Оби-Ван подумал, что она выглядит потрясённой. Доктор Ланди вышел из аудитории в сопровождении Норвала и рыжеволосого мальчика, которого Норвал называл Омалом. Оби-Ван заметил, что у рыжеволосого ясный, внимательный взгляд. Он был явно взволнован и оживлённо обсуждал лекцию с Норвалом.

Оби-Ван и Квай-Гон обменялись пристальными взглядами перед тем, как направиться к дверям и выскользнуть в холл. Со стороны это выглядело так, будто они решили немного отдохнуть.

ГЛАВА 3

Квай-Гон предпочёл бы остаться и поговорить со студентами, занимающимися у доктора Ланди, но неожиданное сообщение профессора все изменило. Доктор Ланди что-то знал, и сейчас важнее всего было выяснить, что именно он знает и куда направляется.

Квермиец двигался неожиданно быстро для своих лет, но джедаи без труда поспевали за ним. Квай-Гон проследовал за Ланди в порт и увидел, как тот поднимается на борт небольшого судна. Джедаи не знали, куда направляется этот транспорт, поэтому у них не было выбора – они последовали за ним на корабль.

Как только они поднялись на борт транспортника, стало ясно, что это частное судно, выполняющее чартерные рейсы, и притом не слишком комфортабельное. В основном салоне почти все место занимали плотные ряды кресел. И сиденья, и пассажиры выглядели так, будто знавали лучшие времена.

– Вы летите на Лизаль? – прорычал голос из тёмного угла рядом с входом.

– Да, – быстро ответил Квай-Гон. Пункт назначения казался знакомым.

2
{"b":"28589","o":1}