ЛитМир - Электронная Библиотека

— Норвал был вместе с вами на Кодее, — сказал Оби-Ван звучным голосом. Возникшее в помещении эхо удивило и его самого, и Ланди, который поднял взгляд. Оби-Ван неожиданно подумал, что знает, как пробить воздвигнутую профессором стену.

— Также, как и Омал. Вы собирались достать голокрон вместе.

Ланди подался вперёд, как будто хотел что-то сказать. Он прижался лицом к прутьям клетки. Но секунду спустя он опять откинулся назад, самодовольно ухмыляясь.

— У вас были знания, но вам нужны были эти дети, чтобы сделать грязную работу. Фактически, достать его для вас. Вы считали, что не сможете в одиночку погрузиться на такую глубину…

Оби-Вану отчаянно хотелось, чтобы Ланди вскочил, начал говорить и опровергать то, что он сейчас сказал. Но профессор, казалось, точно знал, чего хочет Оби-Ван. Он сидел, будто окаменев, сложив все свои руки на груди. Его лицо кривила вызывающая усмешка.

Оби-Ван внезапно ощутил сильное желание прорваться сквозь прутья и стереть эту усмешку с лица Ланди. Даже сошедший с ума и запертый в клетке, Ланди обладал силой. И в данный момент Оби-Ван ненавидел эту силу всеми фибрами своей души.

— Нам надо знать, находится ли голокрон все ещё в кратере! — закричал он. — Нам надо достать его прежде…

Оби-Ван оборвал себя. В гневе он чуть не выдал опасную информацию. Последние десять лет Ланди просидел под замком и не мог знать, что ситхи и в самом деле вернулись. Он не мог знать, что кто-то ещё в галактике обладает знаниями, которые он искал…

Крохотная головка Ланди склонилась набок.

— Мальчишка, ты боишься. Но не моих студентов, — сказал он, опять подавшись вперёд. — Нет… чего-то большего. Чего-то гораздо большего, гораздо более ужасного.

Он говорил медленно, будто хотел быть уверенным, что Оби-Ван поймёт каждое слово.

— Ситхи, — сказал он, опять откинувшись назад. Его глаз расширился, так что Оби-Ван мог видеть большой чёрный зрачок. — Ты боишься ситхов — того, что они вернулись.

Ланди сел и громко загоготал.

— Тебе следует бояться, — сказал он.

Оби-Ван пристально посмотрел на Ланди. Он понял, что профессор хочет, чтобы он сказал что-нибудь, что послужит подтверждением его страха. Не стоило удовлетворять его желание.

Несколько долгих минут в салоне царило мёртвое молчание, пока они пристально глядели друг на друга. В конце концов Ланди заговорил.

— Я могу рассказать тебе, где голокрон, — он казался в высшей степени здравомыслящим. — Я даже могу тебе рассказать, как достать его. Вопрос в том, что ты сможешь сделать для меня по возвращении?

ГЛАВА 18

Энакин три раза обошёл вокруг корабля. Он не заметил ничего необычного, и уже начал думать, что у капитана просто мания преследования. Безусловно, это казалось возможным, учитывая свойства его характера. К тому же, Энакину пришлось с этим согласиться, присутствие доктора Ланди кого угодно могло лишить душевного равновесия.

Убедившись, что все в порядке, он направился внутрь судна. Оби-Ван был на мостике, он вводил в нависистему координаты Кодея.

— Мы немедленно летим на Кодей, — сказал он.

Энакин успокоился — они покидают эту планету и двигаются дальше. Учитель тоже казался довольным.

— В конце концов профессор подтвердил, что голокрон все ещё в подводном тайнике.

Энакин сморщил нос. Оби-Ван вздохнул.

— Я знаю, — согласился он. — Он может попытаться навлечь на нас опасность. Или играть с нами. Но чтобы продолжать, у нас есть только эта информация, и интуиция говорит мне, что мы можем ему верить. Кроме того, когда море отступит, нам понадобится совсем немного времени, чтобы это проверить.

Энакин кивнул. Теперь, когда они улетали, он уже по-другому смотрел на голографическое послание. Возможно, сейчас подходящий момент, чтобы рассказать о нем Оби-Вану.

— Учитель, — начал он. — Я нашёл…

— Говорю вам, снаружи кто-то есть, — прервал его пилот. — Кто-то шатается вокруг моего корабля.

Прежде чем повернуться к капитану, Энакин закатил глаза. Этот парень начинал действовать ему на нервы.

— Я все проверил, — сказал Энакин обнадёживающе. — Все выглядит просто прекрасно.

Похоже, капитан в этом сомневался, но он не стал отвечать, потому что корабль взлетал. Вскоре на обзорном экране кокпита они видели лишь черноту открытого космоса. Капитан готовился к переходу в гиперпространство.

Энакин внезапно почувствовал себя уставшим и был только рад этому короткому периоду вынужденного бездействия. Перелёт на Кодей займёт больше суток, так что у него есть время отдохнуть и собраться с мыслями.

Внезапно в двигательном отсеке громко прогремел взрыв, и корабль резко дёрнулся влево.

— Я вам говорил! — завопил капитан. — Кто-то устроил диверсию на моем корабле. Нам надо немедленно приземлиться!

— Нам нельзя, — рассудительно сказал Оби-Ван. — Ведь злоумышленники хотят вынудить нас сделать именно это.

Капитан вытаращил глаза.

— Но нам нельзя лететь в таком состоянии, — сказал он, его голос повышался по мере того, как из кормовой части корабля в кокпит проникал дым. — Управление вышло из строя. Мы все погибнем.

Энакин почувствовал, как внутри снова поднимается раздражение. Но на этот раз к нему примешивалось чувство вины. Понятно, что кто-то тайно повредил корабль, несмотря на то, что он поначалу счёл беспокойство капитана напрасным.

— Никто не собирается умирать, — спокойно сказал Энакин. — Просто покажите мне, где вы храните инструменты.

Капитан указал на маленький шкафчик прямо у входа в кокпит. Энакин выудил оттуда сумку с инструментами и двинулся на корму, размахивая руками, чтобы разогнать дым. Автоматическая противопожарная система погасила пламя, и до повреждённого двигателя можно было добраться через большой люк в хвостовом коридоре. Энакин мог починить его, но пока корабль был в полёте, сделать это было непросто.

Энакин открыл люк и немедленно обнаружил, что расплавился блок микросхем. Это означало, что несколько схем необходимо было переустановить, причём быстро. Но вот вопрос, какие? Там было несколько незначительных схем, а остальные надо было исправить, чтобы корабль смог долететь до Кодея.

Энакин не был хорошо знаком с тем типом кораблей, к которому относилось судно, на котором они летели. Он никогда не летал на таких раньше, и, конечно же, никогда их не чинил. Ему пришлось положиться на интуицию.

Выбрав энергетический светорез, он принялся за соединявшие схемы проводки. Было трудно ровно держать инструмент, потому что корабль рыскал во все стороны. Очень осторожно он один за другим отсоединил все повреждённые провода. Вскоре корабль выровнялся, и пилот опять получил возможность управлять им.

Энакин восстановил ещё несколько проводов и закрыл люк. По пути обратно в кокпит он прошёл мимо клетки, где сидел Ланди.

— Ты прекрасно поработал, малыш, — сказал профессор. — На Кодее ты мне пригодишься.

Энакин попытался не обращать внимания на это замечание, когда клал сумку обратно в шкафчик. Ведь полоумный квермиец все время болтал чепуху.

— Хорошая работа, падаван, — сказал Оби-Ван, когда Энакин вошёл в кокпит. Он был горд за своего ученика.

— Теперь мы сможем долететь до Кодея, — сказал капитан. — Хотя будем там немного позже, чем рассчитывали.

Чувство облегчения в кокпите стало почти ощутимым. Они были в безопасности — пока.

ГЛАВА 19

Оби-Ван изучал своего падавана, когда тот убирал сумку с инструментами. Конечно, он вздохнул спокойнее, когда тот починил двигатель. Но когда Оби-Ван смотрел на своего ученика, он испытывал другое чувство — тревогу.

Когда десять лет назад Оби-Ван вместе с Квай-Гоном начал эту миссию, его спокойствие нарушила тёмная сторона. Он чувствовал себя расстроенным, уязвимым и испуганным.

Похоже, Энакин подобных чувств не испытывал. Нет, тут было что-то другое.

Оби-Ван видел, как мальчик подошёл к клетке Ланди и пристально посмотрел на квермийца. Он не выказал и тени страха. Вместо этого он казался… зачарованным.

15
{"b":"28594","o":1}