ЛитМир - Электронная Библиотека

Его падавана в высшей степени заинтересовал и сам Ланди, и то, что сделало его сумасшедшим преступником. Казалось, на самом деле его притягивала сила, сведшая с ума Ланди и Омала.

И это любопытство заставляло Оби-Вана тревожиться.

Конечно, Энакин не видел проявлений могущества тёмной стороны, какие приходилось видеть Оби-Вану. Он не был свидетелем того, как его учителя сразил Лорд ситхов. И не находился сам на волосок от смерти.

После такого близкого знакомства Оби-Ван прекрасно осознавал, какой стала бы исходящая от ситхов опасность, если бы они вернули всю свою древнюю мощь. И высвобождение хранящихся в голокроне ситхов знаний могло стать крупным шагом в этом направлении. Они могли опустошить всю галактику.

Оби-Ван вздрогнул от этой мысли, прежде чем позволил ей раствориться в подсознании. Ему надо углубить концентрацию и сосредоточить внимание на том моменте и своём падаване.

Мальчик нуждается в руководстве, Оби-Ван это знал. Десятилетие назад его собственный учитель мастерски вёл его в верном направлении — прочь от гнева и разочарования. Это помогало Оби-Вану твёрдо следовать пути джедая. Когда Квай-Гон погиб, Оби-Ван пообещал стать таким наставником для Энакина.

Оби-Ван помнил вспышку гнева Энакина, направленную на Ланди, когда они только поднялись на борт. Гнев был опасен. Возможно, стоит предостеречь ученика от тёмной стороны — что это лёгкий путь к могуществу, но также и к саморазрушению.

Проблема состояла в том, что он не знал, какие подобрать слова. Он не знал в точности, что надо сказать. И всякий раз, когда он пытался подобным образом наставлять Энакина, мальчик от этого отмахивался. Как будто Энакин считал, что вещи, от которых Оби-Ван пытался его предостеречь, не имеют к нему отношения.

Оби-Ван вздохнул. Ему бы хотелось, чтобы Квай-Гон был жив. Он бы знал, что надо сказать и что сделать. Энакин бы его понял.

Размышления Оби-Вана прервал пилот.

— Думаю, что нас преследуют, — сказал он после того, как они вышли из гиперпространства.

Оби-Ван встал и подошёл к пульту управления. Вполне вероятно, подумал он. Тот, кто повредил корабль, легко мог сесть им на хвост.

Оби-Ван внимательно осмотрел корабельную систему обнаружения. Он ничего не нашёл.

Вскоре они приземлились на Кодее. Дав пилоту указание не покидать планету, Оби-Ван повёл Энакина в город.

— Нам надо быстро добраться до моря, — объяснил Оби-Ван, когда они шли по главной улице. Уровень воды уже начал понижаться, но они не собирались ждать, пока он достигнет низшей точки. Если они станут ждать, может оказаться уже слишком поздно. Им надо опередить Норвала или любого другого, кто разыскивает голокрон.

Энакин огляделся.

— Воды здесь не слишком много, правда? — спросил он.

— Нет, — ответил Оби-Ван. — Несколько сотен лет назад огромная приливная волна разрушила города, и много кодейцев погибло. Большая часть выживших бежала с планеты. Те, кто остался, ждут следующей гигантской волны, и, как они считают, неминуемой гибели.

Энакин скорчил рожу.

— Это ужасно плохо, — сказал он.

Оби-Ван рассмеялся.

— Я согласен с тобой, падаван.

Затем он посерьёзнел.

— Я не смог бы так прожить свою жизнь, но у кодейцев нет выбора. Должно быть тяжело иметь историю, связанную с утратами.

Пока они прочёсывали город, Энакин был погружён в свои мысли.

— Как вы думаете, здесь ведь везде должно продаваться снаряжение для подводного плавания, — сказал он в конце концов. — Ведь практически вся планета покрыта морем.

— Верно, но здешний народ его боится, — напомнил ему Оби-Ван.

— Похоже, они и нас боятся, — сказал Энакин. — Всякий раз, когда мы проходим мимо, они ускоряют шаг и отворачиваются.

— Ты наблюдателен, Энакин, — с гордостью сказал Оби-Ван. — Кодейцы чувствуют себя неловко в присутствии чужих.

Оценив уровень воды и обнаружив, что подходящее время для погружений ещё не настало, джедаи отправились обратно на корабль. Многие кодейцы сворачивали с пути, чтобы избежать встречи с ними на улицах. Другие останавливались и пристально смотрели на них. А некоторые выкрикивали предостережения о беспощадном море и скрытом в его глубинах зле.

— Учитель, — внезапно сказал Энакин. Его голос был тих, он чуть не заикался. Это было необычно для мальчика. — Мне надо вам кое-что рассказать.

Оби-Ван остановился и повернулся к своему падавану.

— Что? — спросил он.

— Когда мы были у Омала, я нашёл голопроектор. Там… там было послание, одно из тех, о которых говорил магистр Ки-Ади Манди.

Глаза Оби-Вана расширились.

— Сообщение, показывающее убийство джедая? — спросил он.

Энакин кивнул. Мгновение Оби-Ван не знал, что ответить. Это были важные сведения, а не то, что ученик мог бы скрыть от своего учителя.

— Почему ты не рассказал мне раньше? — спросил он, повысив голос.

— Я… я не посчитал, что это важно, — пробормотал Энакин. — Мы уже знали, что такие послания существуют, а вы хотели вернуться на корабль.

Оби-Ван пристально посмотрел на своего падавана. Он никогда бы не стал скрывать подобные вещи от Квай-Гона. У джедаев, работающих в команде, есть внутренняя потребность делиться друг с другом каждой частицей собранного знания. Они должны доверять друг другу. Всецело.

Для него это было ударом. Оби-Ван понял, что Энакин может не вполне ему доверять. Почему бы ещё он стал скрывать от него что-нибудь подобное?

Под взглядом Оби-Вана падаван смутился. В душу прокралась ужасная мысль: он тоже не был уверен в том, что полностью доверяет Энакину.

— Тебе надо было немедленно мне рассказать, — сурово сказал Оби-Ван. — Уверен, что в следующий раз ты так и сделаешь.

Энакин уставился на свои ноги.

— Да, учитель, — сказал он.

Не говоря больше ни слова, Оби-Ван развернулся и пошёл дальше по улице.

Джедаи хранили молчание все время, пока шли к кораблю. Внутри доктор Ланди спал в своей клетке, наполняя помещение громким храпом. Когда джедаи вошли, он внезапно вскочил.

— Не может ли заключённый хоть немного поспать? — проворчал он, одной рукой стирая с подбородка струйку слюны, а другой протирая глаз.

— Нет, если он согласился предоставить важную информацию, — решительно ответил Оби-Ван. — Мне нужно, чтобы вы ответили на несколько вопросов о вашем последнем путешествии на дно кодейского океана. Пришло время рассказать нам то, что вы знаете.

Несколько долгих секунд профессор пристально смотрел на Оби-Вана. Он и вправду согласился отвечать на вопросы в обмен на возможность ещё раз взглянуть на голокрон.

— Продолжайте, — в конце концов сказал он.

— Десять лет назад вы прилетели на Кодей за голокроном, — сказал Оби-Ван. — И вслед за вами прилетел один из ваших лучших учеников.

— Норвал, — сказал Ланди, кивнув. — Он был моим лучшим учеником. Очень жадный до знаний.

— Тёмных знаний, — заметил Оби-Ван, многозначительно глядя на доктора Ланди.

Ланди пожал плечами.

— Я не отвечаю за то, как мальчик использовал то, что узнал. Я всего лишь преподаватель. Я просто передаю информацию.

Оби-Вана рассердил легкомысленный ответ Ланди. Ясно, что он крайне пренебрежительно относился к тому влиянию, которое имел как учитель. Неужели он не понимал, как оно действует на людей? Неужели он не понимал, что несёт ответственность по крайней мере за одну загубленную молодую жизнь?

— Но Норвал был сильным — даже сильнее, чем я считал, — продолжал Ланди. — Он первым нашёл голокрон. Кроме того, он вынул его из тайника. Мы стали бороться, и он упал в кратер гейзера.

Оби-Ван закрыл глаза, внутри возникло чувство разочарования. Хоть он и знал, что голокрон мог провалиться глубже сквозь испещрённое пустотами морское дно, он надеялся, что это неправда. Это означало, что голокрон находился очень глубоко.

И находился внутри бурлящего гейзера, невероятно изменчивого даже при самом низком уровне воды. Голокрон легко мог оказаться настолько глубоко, что никто уже не сможет его достать. Но что, если это не так?

16
{"b":"28594","o":1}