ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но они просчитались, полагая, что Слант обычный человек и на ответные действия ему потребуется время. Синапсы человеческой нервной системы передают импульсы от одной клетке к другой и служат при этом для того, чтобы замедлить их передачу к мозгу и от него. Нервную систему Сланта полностью изменили, все синапсы были перекрыты мостами или уничтожены, так что время его реакции исчислялось не сотыми, а миллионными долями секунды.

Будь он обычным человеком, такое напряжение оказалось бы просто непосильным для его тела и мозг попросту отключился бы. Но киборг, с его укрепленным сталью скелетом и измененной структурой мускулов, не был обычным человеком. За те несколько секунд, что понадобилось бы простому смертному для уяснения сказанного, Слант передал контроль коммандос внутри себя и уже двигался, причем с нечеловеческой скоростью.

Ребро его правой ладони ударило одного охранника в живот, нанося серьезные, может быть смертельные повреждения, а каблук левой ноги достал солнечное сплетение второго охранника. Этот маневр развернул его на сто восемьдесят градусов, и киборг оказался лицом к лицу с третьим и последним членом конвоя, тем самым, который вывел его из камеры. Этот среагировал на внезапное нападение так, как привык реагировать, — то есть потянулся за мечом.

А это открывало Сланту целый спектр действий.

Правая рука, протянутая за мечом, оказывалась вне игры и блокировала движения левой, так что вся правая половина тела воина оставалась незащищенной. Смутно сознавая, что его основная личность не желает убивать без нужды, Слант отказался от ряда смертельных или калечащих ударов и ограничился тем, что двинул охранника в висок. Тот сразу рухнул, потеряв сознание, но это пройдет без последствий, если не считать легкого головокружения.

В комнате оставались еще двое охранников у входа и восемь магов. Ни один из них не угрожал ему — по крайней мере, пока.

Поглощенный делом, Слант отчетливо сознавал: сейчас нужно заполучить оружие и бежать. Но ни автомата, ни какой-либо огнестрельной вражеской штуки он не обнаружил, а сражаться архаичным мечом — не стоило труда. Нож, гаррота или любое другое приспособление, используемое в шпионаже, были бы ему больше по вкусу.

Оставалось одно — бежать, но он все еще не знал точно, куда приземлится корабль. Неплохо бы выбраться отсюда раньше, чем он продырявит потолок.

Это означало, что выходить придется через охраняемую дверь.

Охранников не застанешь врасплох — они находились далеко в другом конце комнаты и успеют сориентироваться. Он не сможет даже достаточно быстро преодолеть разделяющее их пространство. А потом, даже если он начнет разбираться с первым, второй успеет добраться до него. Значит, необходимо какое-то метательное орудие, нечто, что отвлекло бы их.

Но прежде всего — убраться подальше от поверженных стражей и мага, чтобы те не путались под ногами. Приняв это решение еще до того, как вывел из строя последнего охранника, Слант использовал ножку стола как опору для последующего рывка, но не к двери, а к ближайшей стене. Деревянная скамейка вполне сойдет за дубину, если не подвернется ничего лучшего, а лампы на стене могут оказаться прекрасными метательными снарядами.

Но стены Слант не достиг. На полпути он споткнулся, хотя не увидел, кто подставил ему подножку, и упал. Сгруппировавшись еще в момент падения, он приземлился на пол на четвереньки, но, попытавшись совершить еще один рывок, обнаружил, что не способен этого сделать. Что-то придавливало его к полу.

Опять маги. Он бы уничтожил всех, вставших на его пути, но каким образом?

Будучи не в состоянии пошевелиться, Слант не мог атаковать, а помощь была все еще слишком далека. Он попытался определить источник сдерживающего его энергетического поля, но не видел и не слышал ничего существенного, только чувствовал по всему телу знакомое покалывание электрических разрядов.

Он мысленно оценил свои ресурсы.

Черный защитный скафандр покрывает его с головы до колен. Ремень снаряжения — без какого-либо снаряжения теперь — у него на талии. Еще перчатки и тяжелые ботинки — и ничего больше. Ботинки и ремень могут оказаться полезными, но когда киборг попытался расстегнуть пряжку ремня, ничего не получилось — он будто окаменел.

Не оставалось ничего иного, кроме как ждать, пока за ним придет корабль. А для ожидания коммандос уж вовсе не был приспособлен и потому отключился, — и Слант вновь оказался предоставленным самому себе, стоящему на четвереньках посреди мраморной залы, в нескольких метрах от потерявших сознание, выведенных им из строя троих охранников.

Стоявшие у дверей только теперь сообразили, что происходит, и, выхватив мечи, в нерешительности переводили взгляд с членов Совета на Сланта и обратно.

— Мы держим его. Оставайтесь на месте, — спокойно произнесла женщина средних лет.

Слант все еще пытался сориентироваться; его узкоспециализированные функциональные "я" действовали зачастую с такой быстротой, что время, казалось, замедлялось. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы сообразить, что коммандос в нем контролировал ситуацию не более десяти секунд к в запасе остается еще несколько минут, прежде чем корабль достигнет города. И когда в голове у него окончательно прояснилось, он закричал советникам:

— Отпустите меня! Дайте мне выйти отсюда! Через несколько минут от вас живого места не останется!

Маги недоуменно поглядели друг на друга, и по его коже вновь пробежал электрический ток, но никто не ответил ему, а он все еще не мог пошевелиться.

— Послушайте, я прошу прощенья за то, что произошло. Никто из них не убит. Это была всего лишь самозащита. Уходите отсюда! Скорее! Вы все погибнете! Он уничтожит всех!

— Не понимаю, — сказал старик. — Что уничтожит это место? Мы не видим никого, кроме тебя, а твое оружие мы забрали.

— Мой корабль! Он будет здесь с минуты на минуту.

Лица их все еще выражали недоумение.

— Вы же видите, я не лгу! Мой звездолет! Вы что, не понимаете, что это значит? Это — из Тяжелых Времен, такой же корабль, как тот, что стер с лица земли половину вашего мира триста лет назад!

— Ты хочешь сказать, небесная машина?

— Да, небесная машина, машина смерти.

Маги снова посмотрели друг на друга, и снова по удерживающему его полю пробежала ниточка тока.

— Минута до приземления.

— Подожди, они меня держат.

— Огонь будет наведен на возможные источники энергии, как только они будут обнаружены. Уничтожение запасов энергии должно устранить сдерживающее поле напряжения.

— Но эти источники могут быть рядом со мной! Я не видел здесь ни одного крупного генератора, скорее всего, у каждого из них по небольшому портативному.

— Иные желательные меры не предусмотрены.

— Осталась минута! Спасайтесь же наконец!

Похоже, этот последний выкрик дошел до их сознания. Невидимое покрывало исчезло, и через сотую долю секунды он уже был на ногах и бежал к двери, взяв ситуацию под контроль. Прежде чем стража успела опомниться, он проскочил в дверь и понесся по коридору. Каким-то образом даже в теперешнем состоянии его основному "я" — остаточной персоналии — удалось не потерять контакта с компьютером, и киборг крикнул ему, задыхаясь:

— Я свободен! Тебе нет необходимости стрелять по источникам энергии!

Они освободили меня.

Единственным ответом ему был дробный звук его собственных шагов по каменному полу. И тут же — грохот страшного взрыва. Через дверной проем в конце коридора он увидел яркую вспышку, а здание вокруг него сотрясалось, как при землетрясении.

Слант резко затормозил у двери, чтобы дождаться, когда стихнет грохот. Однако звук не исчез, а лишь изменил тональность. Первоначальный вой приближающегося корабля сменился потрясшим здание взрывом при его приземлении. Но не улеглось еще эхо, как череда взрывов чуть более слабых сотрясла землю: звездолет стрелял подверну из главных орудий.

Где-то за собой Слант скорее почувствовал, чем услышал не различимый за грохотом выстрелов шум, с которым рушились стены. Солнечный свет ворвался в коридор, освещая клубы пыли, которые еще недавно были мраморными сводами. Слант спросил себя, уцелел ли кто-нибудь в палате Совета.

19
{"b":"28600","o":1}