ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А потом ему пришло в голову спросить себя о том, выживет ли он сам, и он быстро переместился в дверной проем, чтобы свод не рухнул ему на голову. Компьютер стал как-то слишком уж неосторожен, выпуская заряд за зарядом гораздо ближе к нему, чем необходимо, подумал киборг. Только потом он вспомнил, что компьютер и сам ищет смерти.

До Сланта донесся человеческий возглас, прозвучавший в этой какофонии, как слабый крик неведомой птицы.

Выскочив наружу, он перебежал площадь резкими зигзагами, которым его обучали для ведения боя на пересеченной местности. Площадь превратилась в дебри каменных обломков, над которыми кружилась не желавшая оседать пыль.

Слева от себя Слант уловил блеск металла и, повернувшись, увидел, что его корабль лежит на огромной куче камней, носом упираясь в стену дворца и вытянув хвост через всю площадь. Воздух вибрировал от жара, исходившего от обшивки, а сопло было видно даже сквозь облако превращенного в пар камня.

Взрывы не стихали. Особенно ожесточенными они были у носа корабля: очевидно, компьютер стрелял изо всех орудий — от пушек до бластеров типа снарка.

— Успокойся, я здесь. И как, по-твоему, мне попасть на корабль, когда он лежит под таким углом?

— Заползти по служебному трапу.

Служебный трап, предназначенный для использования в открытом космосе, находился под углом примерно сорок градусов к мостовой, и от его хвостовой части до земли было добрых четыре метра. Слант разбежался и, подпрыгнув, ухватился за трап, потом подтянулся, стараясь держать незащищенную голову как можно дальше от раскаленного металла обшивки. Пока он полз вдоль корабля, защитные перчатки, ботинки и скафандр позволяли кое-как переносить нестерпимый жар.

— Открывай, — потребовал киборг, приближаясь к двери шлюза. — И перестань палить. Нечего попусту расходовать боеприпасы.

— Подтверждение.

Взрывы прекратились и уступили место грохоту осыпающихся стен и шипенью открываемого шлюза.

Оказавшись на борту, Слант приказал компьютеру немедленно, не дожидаясь окончания полного цикла, открыть внутреннюю дверь, и, не успела она открыться, зашагал прямо в рубку управления, где рухнул на антигравитационную кушетку.

— Давай убираться отсюда, — сказал он.

Вдавленный в кушетку ускорением старта на полной мощности, в ту же секунду он осознал, что все уцелевшее близ дворца сейчас превращается в пыль и исчезает. И от дикой жары везде занимаются пожары, с которыми не сладить никому. Это было его последней мыслью. Ускорение навалилось на него, и Слант отключился.

8

Придя в себя, киборг обнаружил, что держит в руке кабель прямого контроля, а значит, все еще не подключился к кораблю. Некоторое время он лежал неподвижно, собираясь с мыслями и глядя на знакомые гобелены и мех, чей цвет он так и не успел изменить. Лениво заменив его на бледно-голубой, он спросил:

— Где мы?

— На низкой эллипсоидной орбите. Данные с поверхности недоступны.

— Корабль при посадке получил какие-нибудь повреждения?

— В момент приземления произошла незначительная коррозия обшивки.

— А что с Тейшей?

— Переформулировать вопрос.

— Какой урон нанесен городу?

— Точная информация недоступна. Зарегистрировано значительное повреждение центра города и приблизительно десяти процентов общей площади в пределах городских стен. Легкие или частичные повреждения еще почти двадцати процентов общей площади в пределах городских стен. Вероятные потери врага — от трехсот тысяч до ста человек убитыми.

— Довольно широкий диапазон, — пробормотал Слант, понадеявшись, что вторая цифра окажется более близкой к истине.

Заметив, что все еще держит в руках кабель, он воткнул его в основание черепа.

— Прокрути запись посадки, — приказал он и, закрыв глаза, стал ждать.

С невероятной скоростью киборг прорывался сквозь облака к Тейше.

Съемка велась камерой, встроенной под носовой частью корабля, так что сверху обзор ограничивала металлическая дуга, но внизу открывалась широкая панорама. Угол охвата камеры был чрезвычайно широк, гораздо шире угла человеческого зрения, поэтому для его удобства киборгу прокручивали только центральную секцию в нормальной перспективе. Тем не менее он мог перевести взгляд в любую сторону до предела линзы.

Город несся к нему в сто раз быстрее, чем тогда, когда он падал с парашютом, и на какое-то мгновение у него закружилась голова. А потом резкое падение прекратилось — приземление на такой скорости просто превратило бы звездолет в пар, равно как, вероятно, и весь город. И Слант мысленно вздрогнул, когда изображение дворца поднялось, чтобы, казалось, разбиться об него.

В последних нескольких кадрах что-то его обеспокоило.

— Прокрути назад, потом снова вперед, но при этом в четыре раза уменьши скорость, — приказал он.

Пленка послушно побежала назад, пока он снова не завис в воздухе, приближаясь к городу. Но на этот раз скорость была гораздо меньше, и вместо расплывчатых пятен он мог уже различить город в подробностях. Когда корабль проходил над стеной, внизу что-то блеснуло, потом еще и еще раз.

— Останови кадр.

Компьютер подчинился. Движение вперед прекратилось, и искра превратилась в короткую черточку золотого цвета, неподвижно замершую в воздухе над городским валом.

— Медленное увеличение.

Пока изображение росло, его взгляд не отпускал золотистую черточку, в которой теперь виднелись вкрапления серебра. Серебряные крапины были обрамлены каймой ярко-красного. Это была ракета. Корабль явился на всех парусах, стреляя без предупреждения.

— Что это?

— Переформулировать вопрос.

— Идентифицируй ракету, которую я вижу перед собой.

— Артиллерийская модель МХЕ-15, серийный номер 117015. Боеголовка начинена зарядом высокой детонационной чувствительности. Тип противопехотный. Взрыватель срабатывает при соприкосновении с целью или поверхностью земли. Радиус поражения...

— Достаточно. Зачем ты ее выпустил?

— Враг представлял собой желаемую цель поражения по пути прохождения корабля.

— Прокрути запись с камеры в днище, скорость уменьши также в четыре раза.

Теперь он смотрел прямо вниз, и под ним снова поплыла земля — при приближении корабля к городу. Выпущенные каскадом ракеты на куски разорвали стену — это были первые искры, потом рой противопехотных ракет, начиненных шрапнелью, рассыпался на главной улице, и вспыхнули лазерные лучи, срезая постройки и поджигая все, способное загореться.

Слант продолжал смотреть: к нему скользнула площадь, а потом содрогающаяся от ударной волны стена дворца перекрыла обзор. Он снова переключился на носовую камеру, увидел, как в ход пошли бластеры, и втайне порадовался, что радиус их действия не превышает двадцати метров. Наконец послышался звук его собственного голоса, старт — и земля стремительно побежала вниз.

— Отключи. — Открыв глаза, киборг уставился на голубой ковер-хамелеон. — Зачем ты нанес городу такой ущерб?

Слант подозревал, что с точки зрения компьютера ущерб невелик, даже очень невелик. Тот ведь предполагал, что несущие конструкции зданий — металл и бетон, а не каменные своды, и люди в достаточной степени представляют себе, что происходит, чтобы спастись в укрытиях — если им было где укрыться.

— Стандартная процедура при нападении на вражеские позиции.

— Тогда почему ты не сбросил на город ядерную боеголовку, и точка?

— Использование ядерного оружия исключило бы возможность спасения киборга и привело бы к неоправданному его уничтожению.

— Ну, это уже кое-что.

— Запрос: желательность повторной атаки на городе применением ядерного оружия?

— Не стоит того. Это было бы пустой тратой боеголовок, а у нас их не так много. Город не сможет причинить нам вреда. Кроме того, это свело бы на нет пропагандистское значение моего предупреждения — на случай, если нам придется войти с ними в контакт, после того как они разгребут обломки.

20
{"b":"28600","o":1}