ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Курао, пожав плечами, спрятал монеты.

— Что за волшебство ты хотел бы увидеть?

— А что ты можешь?

— Довольно многое. Обычно ко мне приходят покупать приворотные амулеты и мои автоматы, но я знаком и со многими магическими искусствами.

Могу летать, могу вызвать дождь, есть и другие трюки.

— Автоматы?

— Знаешь, такие искусственные существа. Они могут быть очень полезны.

Люди покупают их, чтобы они шпионили за их недругами или переносили вести.

— Не понимаю, о чем ты. И ты умеешь делать такие вещи?

— Именно. Я сперва изготавливаю их, а потом оживляю.

— Звучит заманчиво.

— Тебе придется заплатить за материалы.

— Разве я недостаточно заплатил тебе? — Слант начал уставать от жадности мага.

— Ну...

Слант перебросил через стол еще монету.

Курао улыбнулся:

— Я начну прямо сейчас.

Встав, он подошел к полкам и после нескольких минут поисков повернулся к Сланту с чучелом большой ящерицы в руках:

— Подойдет?

Слант пожал плечами: он понятия не имел, что маг имеет в виду.

Рассеянно кивнув, Курао побрел от полки к полке, собирая по пути различные коробочки и другие странные предметы. Наконец, когда руки его были полны, он вернулся к столу и вывалил весь этот загадочный хлам на стол перед киборгом.

— В действительности мне это совсем не нужно, — признался он, как бы извиняясь. — Но, знаешь ли, помогает.

Слант все еще не понимал, о чем он, а потому ничего не ответил.

Компьютер же оказался менее терпимым:

— Посоветовать субъекту строго придерживаться необходимых для демонстрации элементов.

— Да помолчи! Раз этот хлам помогает ему...

— Посоветовать субъекту сопровождать демонстрацию детальными объяснениями.

— А вот это неплохо.

Курао продолжал рассортировывать на столе свою коллекцию. Слант привлек его внимание жестом и спросил:

— Ты не против объяснений по ходу дела?

— Ну... Лучше ты задавай вопросы. Я, пожалуй, буду слишком занят.

— Приемлемо?

— Подтверждение.

— Хорошо. Начинай.

— Спасибо.

Курао взял щепотку желтого порошка из коробочки на столе, бросил его в плошку с какой-то жидкостью и, взбалтывая содержимое, присел у жаровни.

До этого времени Слант даже не сознавал, что в ней что-то тлеет. Маг вылил содержимое плошки на угли, вверх поплыла небольшая струйка дыма, и по комнате распространился приятный запах.

— Что это?

— Истолченная древесная кора.

— Зачем?

— Горит чисто, приятно пахнет. С этого хорошо начинать заклятия.

— Это необходимо?

— В сущности, нет, но создает необходимое настроение, — маг подул на угли, и вверх поплыло еще одно колечко. — Видишь ли, нужно, чтобы обстановка была приятной, так как малейшая небрежность или просто раздражение, вероятнее всего, заставят тебя что-нибудь пропустить.

Он вернулся к столу, прихватив по дороге ящерицу:

— Начнем с того, что предмет, который ты хочешь оживить, должен быть подходящей формы, то есть, если ты хочешь, чтобы он говорил, он должен иметь горло и рот; у предмета, которому предназначено ходить, должны быть ноги; а если нужно, чтобы он летал, — крылья. Чтобы он писал, у него должны быть руки и пальцы, лапы не подойдут. Ну и так далее. Я могу, конечно, добавить остальное потом, но в таком случае оно не будет служить так хорошо, как если бы существовало с самого начала. Понимаешь?

— Пока да.

— Объяснения неясны и двусмысленны.

— Заткнись!

— Далее, поскольку наипростейший автомат будет живым, внутри у него должно быть то же, что у тебя, или у меня, или у любого другого животного.

У чучела, естественно, нет пищеварительного тракта, как, впрочем, и всего остального, кроме внутренностей, набитых трухой, поэтому необходимы иные материалы. Можно пойти по пути последовательных трансформаций, но на это уйдет слишком много времени, и прежде, чем ты закончишь, начатое тобой начнет разлагаться и несчастное существо умрет по частям. А значит, я беру необходимое мне...

И Курао извлек несколько шкатулок из груды на столе, по ходу дела называя их содержимое:

— Сушеные кости, сушеная кровь, печеночный паштет — я собирался съесть его когда-нибудь, но он быстро портится. Толченые тритоны — очень полезная штука, в них все элементы для скелета; птичьи крылья для мускулов — мило и компактно; соляная кислота для пищеварения...

Так продолжалось еще некоторое время, в течение которого Слант недоуменно пялился на мага. О чем это старик? Он что, хочет заявить, что собирается сделать живую ящерицу?

— Обычно я ничего не объясняю, просто делаю. Это гораздо сложнее — когда приходится еще и пересказывать. — Курао взял в руки шкатулку с сушеными костями: — Это от ящерицы примерно таких же размеров.

Он вынул из шкатулки горстку длинных продолговатых предметов, напомнивших Сланту куриные косточки. На какое-то мгновение черты лица мага как будто расплылись, потом оно напряглось, губы сжались в одну тонкую линию, и Слант снова почувствовал характерное покалывание разрядов близкой магии.

Одну за другой маг быстро уложил косточки поверх чучела ящерицы. И Слант, к изумлению своему, увидел, как они сами собой ушли в зеленое тело, полностью исчезнув. Чешуйчатая кожа поглотила их, словно вода. Он даже не обратил внимания на заявление компьютера:

— Гравитационные аномалии, представляющие собой вражеские исследования в военной области, происходят в непосредственной близости от киборга.

— Что ты сделал? Как ты это сделал?

Курао, очевидно, не слышал, погруженный в работу, поглощенный ею всецело. Покончив с костями, он открыл шкатулку с голубиными крыльями и стал аккуратно располагать их на ящерице. И пока он это делал, они начали распадаться, причем перья и кости, шурша и клацая, упали на стол, а мускулы и сухожилия исчезли, как до этого кости, под кожей.

— Подожди! Остановись и скажи мне, что ты делаешь!

— Не могу.

Последовала сухая кровь, исчезнув, как только порошок коснулся чешуи.

— Ты должен объяснить!

— Не могу, оно умрет.

Без единого звука чучело поглотило и другие ингредиенты, не оставившие по себе никаких следов.

— Оно и так мертво!

— Визуальные входные данные недостаточны. Пожалуйста, подтверждение.

Слант был слишком взволнован, чтобы отозваться. Он смотрел, как лилась кислота — только для того, чтобы испариться в воздухе, даже не коснувшись тела ящерицы.

— Требуется подтверждение.

— Я тоже ничего не понимаю, материалы просто исчезают.

Курао продолжал концентрироваться на ящерице. Вложив все собранные ингредиенты, он в упор глядел на нее, а Слант все понукал его, требуя объяснений — и вдруг умолк, увидев, как дернулся хвост ящерицы.

Мгновение спустя Слант тяжело рухнул на стул, а ящерица повернула голову, чтобы посмотреть на него стеклянными зелеными глазами.

— Интенсивность гравитационных аномалий упала до стабильно низкого уровня, визуальные аномалии продолжаются.

Слант и ящерица несколько секунд смотрели друг на друга.

— Она правда живая?

— Информация недостаточна.

— Нет, не совсем так. Она живет, пока я этого хочу. Когда я перестану в ней нуждаться, она снова станет кожей, трухой да горсткой костей.

— Что же ты сделал? Каким образом все это превратилось в ее внутренности?

— Глигош! Что я, бог? Это существо даже вполовину не так сложно, как настоящая ящерица. У него нет нервной системы, никаких мускулов, кроме ног, сердца, шеи и хвоста. Есть оно может только протертую кашицу. Что бы я ни сделал, оно не проживет дольше, чем неделю. Это игрушка, не более.

Людям нравится держать у себя такие диковины: ведь они легко пробираются туда, куда не проникнуть человеку — чистят засоренные трубы, ищут потерянные драгоценности. Я был бы рад продать ее тебе. Пока она у меня, она делает все, что я захочу. Если я передам ее другому, она будет слушаться нового хозяина. Если ты купишь ее, ты сможешь полностью контролировать ее, владеть ею, как собственной рукой. Только вот у нее нет нервной системы, и она ничего не чувствует.

24
{"b":"28600","o":1}