ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ровно через двадцать минут лошадь замедлила бег. Слант насторожился.

Может быть, она чует что-то, что ей не по вкусу? Он понятия не имел, что может таиться в этих лесах. И если раньше он не сталкивался ни с какими чудовищами, кроме людей, это еще не означало, что их нет вовсе.

Лошадь ступала все медленней и неохотней — что-то останавливало ее.

Слант цокал, используя и стремена, и удары поводьями, одновременно понукая двух других лошадей. Наконец его лошадь встала как вкопанная. Вытащив из кармана пистолет, киборг зажал его в правой руке, левой держа поводья.

Дорога здесь делала два резких поворота, сначала направо, затем налево. И лишь завернув за второй поворот, Слант понял, чего испугалось животное.

На краю дороги лежало странное существо. Его свившийся кольцами хвост занимал почти всю проезжую часть. Неужели один из тех драконов, о которых говорил Террел?

Животное было огромно. Слант не мог определить его размеры, поскольку лежало оно, свернувшись клубком, но в одной только голове было добрых два метра.

Именно его размеры убедили Сланта в том, что это дракон, и ничто иное, хотя существо отнюдь не напоминало чудовищную рептилию. Скорее оно походило на кошку, если не считать того, что покрытое чешуей туловище было совершенно гладким. И клыки его сделали бы честь любому саблезубому тигру.

Форма головы была определенно кошачьей, но ушей видно не было, что делало ее какой-то неправильной. А покрытая черными крапинами розово-коричневая шкура придавала созданию какой-то ущербный, выморочный вид.

Как такое вообще может существовать на планете, подобной этой? И тут Слант вспомнил слова Террела о том, что уродцы, монстры, страшилища и прочая нежить — обычная вещь в Праунсе, построенном на развалинах. Должно быть, ядерная атака оставила городище предельно насыщенным радиацией. В таком случае как могут люди жить в подобном месте?

Более того, каков уровень остаточной радиации по прошествии трехсот лет? Он отказывался верить, что дракон — детище мутации. С кем тогда спаривались первые мутанты, подобные этому? В генетике Слант разбирался неплохо и понимал: вероятность появления двух подобных существ одновременно, причем так, чтобы оба оказались способны дать потомство, астрономически мала. А ничто столь явно выраженной кошачьей породы не могло воспроизводиться внеполовым путем. Однако Террел говорил о об уродцах и нежити в окрестностях Праунса как о продолжающемся феномене.

Значит, уровень остаточной радиации здесь все еще высок.

Слант смутно припомнил краткий брифинг по оружию, включающему ядерные заряды, и решил, что удивляться тут, о сущности, нечему. Он принялся размышлять о естественном отборе на этой планете, уровне фертильности и раковых заболеваний — а также о собственных перспективах. Если бы компьютер сообщил точный уровень радиационного облучения, которому он подвергается! Киборг знал, что оснащен, помимо прочего, счетчиками радиации, но, все данные с них можно получить только через компьютер.

Лошадь твердо уперлась в землю всеми четырьмя копытами и отказывалась сделать еще хоть шаг. Киборг слышал ее тяжелое и частое дыхание: животное явно обезумело от страха. К счастью, даже в таком ужасе у нее хватило ума не поднимать лишнего шума — или она была слишком испугана, чтобы вообще издавать какие-то звуки.

Вот досада. До сих пор ему везло. Хотя бы в том, что он застал это страшилище спящим. Наилучшим выходом было бы обойти его, пока оно не проснулось. Причем, если у него повадки обычной кошки, то проснуться оно может в любую минуту. А следовательно, промедление только увеличивает риск.

Все беда в том, что этого не понимала лошадь.

Шпор у Сланта не было, а ударов башмаками было явно недостаточно. Ему удалось так вывернуть стремена, что они вонзились углами в бока, и таким образом заставили животное продвинуться еще на несколько метров. Потом лошадь снова застыла.

Он подумал, не лучше ли спешиться и провести всех лошадей в поводу, но, с другой стороны, у него не было уверенности, что он сможет удержать их. Если же он останется в седле, две другие лошади, конечно, могут сбежать, но куда бы ни понеслась его собственная, от него она никуда не денется.

Может быть, стоит сойти с дороги и обойти дракона стороной? Или подождать, пока, проснувшись, он не уберется сам? Но Слант боялся потерять дорогу, свернув с нее, а кроме того, дракон может спать сколько угодно — или, проснувшись, учуять лошадей и погнаться за ними.

Перегнувшись в седле, киборг ударил лошадь по крупу рукояткой пистолета, и она неохотно сделала еще несколько шагов. Это его несколько подбодрило. Направив лошадь левее — ближе к краю дороги, — он вынудил ее двигаться вперед, пока она почти не поравнялась с монстром. Теперь они были менее чем в двух метрах от хвоста чудища.

Поджидая, пока лошадь достаточно успокоится и можно будет подбодрить ее пистолетом, киборг разглядывал спящую тварь Ее отличали от кошки не только огромные размеры, отсутствие ушей и меха и чрезмерные клыки. Даже несмотря на то, что она лежала свернувшись в клубок, Слант понял, что и с пропорциями ее что-то не так: голова казалась слишком массивной для тела, а ноги — короткими и неуклюжими. Интересно, как она двигается, подумал он, но решил не рисковать и не будить зверя. Он оглянулся на своих лошадей, которые до сих пор безропотно следовали за ним, и тут услышал откуда-то сверху:

— Слант из Тейши! Это ты? Слант!

Голос был женский, высокий и пронзительный. У киборга не было ни секунды на то, чтобы вспомнить этот голос. Он был всецело поглощен драконом, который зашевелился.

Слант резко хлестнул лошадь свободными концами поводьев, на что она ответила испуганным ржанием, а потом, рванувшись вперед, пустилась по дороге безудержным галопом.

Он ничего не имел против такой скачки и как мог цеплялся за седло, несмотря на то, что его швыряло из стороны в сторону и что-то посыпалось у него из карманов, когда лошадь, зацепившись за ветку, замедлила бег. Галоп двух других лошадей слышался за спиной.

Но женщина закричала вновь:

— На помощь! Слант, помоги мне!

Ругаясь на трех языках, Слант натянул поводья.

Лошадь, споткнувшись на бегу, замерла на миг, едва не выбросив Сланта из седла, но это позволило ему оглянуться.

Посреди дороги на спине лежала какая-то девица, а над ней возвышался дракон, с большим интересом рассматривая ее. Больше всего Сланту хотелось повернуться и пришпорить свою лошадку. Но в девице он узнал Эннау, ученицу мага, которую взял в заложники в Олмее. Вот почему она знает, как его зовут, но что она здесь делает?

Может быть, они отменили его изгнание? Решили убить его?

Он должен выяснить, что происходит. Слант спрыгнул с седла и, держа пистолет в руке и что-то крича дракону, побежал назад.

Дракон — или кошка — наблюдал за девушкой, ожидая, что она пошевелится. Если бы она сделала это, он, следуя извечному охотничьему инстинкту, обрушился бы на нее или просто слегка прихлопнул лапой, причем, вероятнее всего, лапа сразу раздавила бы несчастную.

Крики Сланта отвлекли чудовище всего на мгновение. Кошка бросила взгляд в его сторону и, сочтя безобидным, снова уставилась на Эннау.

Подбегая к дракону, Слант выстрелил навскидку. Пуля попала животному прямо в голову.

Это отвлекло тварь от Эннау, но не более того. То ли пуле не удалось пробить череп, то ли она была слишком мала, чтобы причинить ощутимый урон.

Появившееся небольшое озерцо крови, казалось, не слишком обеспокоило монстра, когда тот поднял голову и оглядел Сланта, как докучливую муху.

Эннау не шевелилась.

Слант был теперь на расстоянии нескольких метров от них.

Прицелившись, он выпустил всю обойму в голову и грудь дракона, направив очередь по диагонали от правого глаза до места, где, по его предположениям, должно было находиться сердце.

Монстр закричал, скорее, как ястреб, чем как кошка, и, не обращая внимания на кровь, хлынувшую из множества ран, вскочил на ноги. Эннау была небрежно отброшена в сторону.

36
{"b":"28600","o":1}