ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Чувство собственного одиночества решило наконец эту проблему за него.

Компьютера больше нет, Террела тоже, а ему так не хочется быть одному. В конце концов, он ведь может избавиться от нее когда захочет.

— Хорошо. Пойдем, поможешь мне с лошадьми.

— Ой, спасибо, — Эннау, казалось, была готова прыгать от радости.

Несколько минут ушло на то, чтобы собрать лошадей. Далеко они не убежали, но все еще нервничали, а от Сланта сильно пахло драконом. Он обнаружил, что башмаки его залиты кровью; нужно обтереть их как можно скорее.

Эннау совершенно не умела управляться с лошадьми; она шарахалась от них, как, впрочем, и они от нее. Она созналась, что вообще ничего не знает о животных, что и подтвердилось ее поведением. Так что помощница из нее вышла никудышная; правда, Слант доверил ей держать под уздцы одну из лошадей, сам он в это время ловил остальных.

Собрав всех трех, Слант выполнил данное самому себе обещание, стерев пучком травы кровавые пятна с башмаков, потом задумался, стоит ли подбирать нож. Сначала он решил оставить его, а потом вспомнил: ведь и лазер все еще висит в развилке ветвей подле дракона. Оставлять лазер ему не хотелось. Не говоря о проблемах с огнем, его может найти кто-нибудь из местных, а это уже опасно.

Поскольку ему все равно пришлось возвращаться, он отыскал и очистил от крови также и нож и бегло осмотрел окрестности, не найдется ли еще какая пропажа. Распихав лазер, снарк и несколько обойм по карманам и сунув нож в ножны на поясе, Слант сразу почувствовал себя увереннее.

Обычно, убив животное, он срезал с него мясо про запас, но на этот раз решил не делать этого. Драконы, вероятно, не очень-то съедобны, а пятнистое туловище и отсутствие шерсти придавали этому и вовсе неаппетитный вид.

Да и вообще он не считал кошатину особым деликатесом.

Решив таким образом проблему с драконом, Слант вернулся к тому месту, где стояла с лошадьми Эннау.

Все они были оседланы: это было самым удобным способом транспортировать сбрую и седла — ему не хотелось бросать Ничего, что может иметь хоть какую-то ценность. Он направился к своей лошади и махнул Эннау, чтобы она выбрала себе животное.

Она медлила в неуверенности.

— Возьми гнедую, — посоветовал он.

Гнедая кобыла была скакуном Террела и отличалась более покладистым нравом, чем лошадь разбойника-бородача.

Бросив на киборга встревоженный взгляд, Эннау осторожно приблизилась к кобыле.

— Сначала отвяжи вожжи.

— О!

Что означает этот звук, Слант так и не понял.

Сделав, как ей было сказано, Эннау снова вернулась к лошади. Животное спокойно стояло в ожидании.

Постояв тихо, девушка спросила:

— А как мне забраться на нее?

— Ты умеешь ездить верхом?

— Нет.

— Ты никогда не ездила на лошади?

— Нет, никогда. Я ведь выросла в городе.

— Может быть, тогда полетишь?

— Но ты же не умеешь летать!

— Нет, я предпочитаю путешествовать верхом.

— А ты не можешь просто пойти?

— Я собираюсь ехать верхом. Можешь тоже сесть в седло, или лететь, или идти — как хочешь. Впрочем, я думаю, долго ты не продержишься, если пойдешь пешком.

— Я не смогу и долго держаться в воздухе. Это так тяжело! Я шесть раз падала, пытаясь угнаться за тобой.

— Тогда тебе придется ехать верхом.

— Но я не знаю как! — взмолилась она.

— Научишься. Сначала сядь на лошадь.

— Как?!!

— Возьмись левой рукой за луку седла. Вот за эту выдающуюся вперед штуковину... Так. Положи правую руку на седло, чтобы придать себе равновесие. А теперь подпрыгни, вставь левую ногу в стремя, а правую перенеси через седло.

Эннау тщетно била ногами по воздуху.

— Ну, прыгай же, черт побери!

Она попыталась снова, но лишь заставила стремя закачаться, как маятник. Лошадь фыркнула, хотя и не отстранилась.

— Верни на место стремя и попытайся еще раз.

Эннау, наконец, удалось зацепиться ногой за стремя. Но, к несчастью, правая ее нога врезалась в бок лошади, и перекинуть ее оказалось невозможно. Уже падая назад, она едва удержалась в последний момент и, отчаянно цепляясь за седло, перенесла правую ногу туда, где ей надлежало быть, то есть сунула в стремя. Наконец, после нелепейших на взгляд Сланта телодвижений, она уселась в седле.

Слант внимательно осмотрел лошадь и всадницу: он хотел удостовериться, что девица не выпадет из седла. Она поерзала, пытаясь устроиться поудобнее, а потом, заметив его усмешку, взорвалась:

— Это не так просто!

— Как сказать. Я тоже неопытный наездник, но у меня не было таких затруднений.

— Ты больше меня.

Что правда, то правда. Ростом Слант был под два метра, в то время как в Эннау не больше метра пятидесяти.

— Но и лошадь моя крупнее твоей, — заметил Слант. — А кроме того, тебе следовало бы знать, как ездить верхом.

— Почему? Я же городская девушка, а не крестьянин или наездник.

Слант не собирался объяснять, что это элементарно — владеть средствами передвижения, присущими твоей цивилизации, вместо этого, сменив тему, он спросил:

— Как ты меня отыскала?

— С помощью магии, конечно.

— И ты пролетела все расстояние от Олмеи?

— Почти. Иногда я немного отдыхала или шла пешком. Я не очень хорошо летаю. Бывает, падаю.

— Значит, ты упала прямо перед драконом?

— Моя концентрация ослабла, когда твоя лошадь так припустила.

— Это потому, что твои идиотские крики разбудили дракона.

— Прости. Я его не видела.

— Как можно не заметить такую глыбу?

— А я и не смотрела. Я следовала за тобой.

Разговор, похоже, ни к чему не приведет, подумал Слант и послал лошадь шагом. Несколько мгновений спустя Эннау удалось заставить свою лошадь двинуться вслед за ним.

Сланту приходилось постоянно оборачиваться и учить Эннау обращаться с лошадью. Она оказалась не особенно одаренной ученицей, но постепенно дела у нее пошли на лад. И уже к полудню ей удалось поравняться со Слантом.

— Ты рад, что я здесь?

— Нет, пожалуй.

Он не видел никаких оснований льстить ей, и пока все, что она делала, говорило не в ее пользу: основной чертой ее, похоже, была беспомощность, и Слант удивлялся, как ей удалось не только выжить, но и отыскать и четыре дня преследовать его в дикой местности.

— А тебе не одиноко путешествовать одному?

— Меня выбрали, а потом тренировали для того, чтобы одиночество не беспокоило меня. Я провел четырнадцать лет в обществе одного лишь компьютера.

— Должно быть, ты соскучился по обществу.

— Ты права. Оно мне действительно нужно, хотя я и не уверен, что мне нравится твое.

— А что во мне плохого? — судя по всему, она была обижена и возмущена одновременно.

Слант решил, что вряд ли разумно отвечать на такой вопрос, а потому промолчал.

— Что во мне не так? — настаивала Эннау.

Похоже, молчанием не отделаешься, а врать Слант не любил. Это обычно еще больше все запутывало. Более того, он уже начал подумывать, не отослать ли Эннау назад в Олмею. Особенно приятным спутником ее не назовешь. А потому он сказал правду:

— Ты глупа.

— Я не глупа!

— А ты думаешь, это умно — упасть с неба прямо на дракона?

— Это была случайность!

— Дурацкая случайность!

Эннау несколько минут оскорбленно молчала, а потом произнесла:

— Ты ничем не лучше. Ты ведь позволил, чтобы отключили все твои машины, а тебя самого выгнали.

— Правда, — посмотрев на нее с удивлением, признал Слант. — Я такой же дурак, как и ты.

— Хм, — фыркнула она, и дальше они поехали молча.

Ехали они медленно, так как Эннау не соглашалась ни на что иное, как на самый медленный шаг, и потому на закате, когда им пришлось остановиться на ночлег, они покрыли лишь половину пути, намеченного Слантом. Он надеялся, что это не помешает ему через три дня достичь Праунса, как обещал Террел, но подозревал, что путешествие будет не из легких.

Ночлег на голой земле Эннау совсем не обрадовал. Она надеялась, что они остановятся на каком-нибудь постоялом дворе, или, в худшем случае, у них будет палатка. Она достаточно намучилась, путешествуя одна, пытаясь догнать киборга. Она жаловалась, что после долгой езды у нее болит все тело и ей просто необходима теплая постель.

39
{"b":"28600","o":1}