ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Спасибо, — еще раз поблагодарил он и пришпорил коня; за ним последовали Эннау и лошадь без всадника.

Оглянувшись через несколько минут, он увидел, как четверо из пятерых стражников снова лениво расположились у ворот, переговариваясь между собой. Лучник, наконец, опустил лук и вернул стрелу в колчан, но все еще настороженно стоял у дерева, глядя на удаляющихся Эннау и Сланта.

Более часа они ехали в ненарушаемом молчании среди лоскутов золота и зелени полей. Иногда Слант различал вдалеке небольшие домишки, разбросанные по полям, но нигде не было ни души.

Перед ними на горизонте вырастал город Праунс.

По мере приближения башни все увеличивались, и Слант понял, что его первые впечатления оказались недалеки от истины. Башни были огромны.

Теперь он мог догадаться, что самая высокая из них поднимается в высоту более чем на сто пятьдесят метров. Городских стен все еще видно не было, но вокруг башен уже вырос лес построек, простираясь до непонятной темной массы у горизонта.

Именно там, к югу от города, Слант увидел нечто очень странное.

Слишком неправильное, чтобы быть делом рук человеческих, это «нечто» казалось совсем не на месте среди мягко переходящих друг в друга холмов.

То была гигантская выступающая из земли скала, причем на юг смотрел пологий склон, а северная сторона представляла собой гигантский, под невероятным углом отвес. Слант не мог на глазок определить ее размеры, но она была чудовищно велика, поскольку тень ее накрывала здания города на южной окраине — а ведь солнце стояло высоко над головой. Поверхность скалы была гладкой, за исключением нависающего края, который почему-то напомнил ему шрам от удара ножом.

Переведя взгляд дальше, Слант различил другие, более мелкие обломки скал и выходы породы. Большая часть их располагалась к югу от Праунса и, насколько он мог судить, к востоку от дороги, по которой они сейчас ехали.

С юго-запада город окружали еще три странных обломка скал. Каждый из них имел форму неправильного тетраэдра, наклоненного под каким-то немыслимым углом к земле. Различались они по направлению — один указывал прямо на юг, и навес его приходился к северу, другие были повернуты приблизительно на северо-восток. Изучив их, Слант пришел к выводу, что все они лежат в одной четвертой круга, указывая вовне. Интересно, что за выверт сейсмологии мог произвести подобное.

Через час после того, как путники покинули лес и миновали стражников у ворот, они увидели, что смотрят вниз, на небольшой поселок, и что перед ними открывается великолепный вид на неглубокую широкую долину.

Как и все возделанные земли, по которым они проезжали, она была мелко разлинована на участки, с точками крестьянских домов и фермами тут и там.

Но в отличие от земель более западных ее покрывали странные пятна.

Это решительно озадачило Сланта. Некоторые из пятен казались плоскими скалами, но окружал их, очевидно, чернозем. Еще большее недоумение вызывало то, что они отчетливо поблескивали на солнце. И эти пятна явно не были водой, поскольку легкий бриз не поднял на них рябь. Более того, и цвет у них был загадочный. Одни отсвечивали серебром, другие были иссиня-черными, а по крайней мере одно было окрашено в красный цвет.

Разбросаны они были как попало, вперемежку большие и маленькие — от пятен не более метра в диаметре до мертвых пространств примерно двадцати метров в поперечнике. На юге они встречались чаще, чем на севере.

За долиной начинался Праунс. Разбросанные домишки постепенно терялись в беспорядочных окраинах, которые дальше к востоку складывались в улицы и переулки. Постепенно улицы становились все прямее и шире, деревянные дома все чаще перемежались каменными постройками.

Эта часть города внезапно обрывалась у высокой стены из черного камня, а за ней Слант мог видеть только все те же башни и высокие постройки, на которые он глядел уже полдня.

Его удивили две вещи: во-первых, это было первое среди встреченных им на планете сообщество, разместившее окраины за пределами городских стен, а во-вторых, размеры города просто подавляли. Сланта обучали определять численность населения — одно из элементарных требований, предъявляемых киборгу-разведчику, — и он прикинул, что число жителей колеблется где-то между полумиллионом и миллионом — гораздо больше, чем он ожидал встретить на этой варварской планете.

До города все еще было далеко — долина действительно была широкой, и вряд ли у них есть шанс достичь его до наступления темноты.

Стало быть, уснуть на обочине дороги им не удастся. Здесь нет ни деревьев, чтобы укрыться в их тени, ни опавшей листвы для импровизированной постели, да и местным жителям это может не понравиться.

Киборг решил отыскать постоялый двор в поселке. Это должно порадовать Эннау.

Поселок вытянулся вдоль ведущей в город дороги, которую пересекала дорога поменьше, ведущая куда-то на северо-восток, и состоял из двух улиц.

По обеим сторонам их располагались дома и лавки. Стен вокруг поселка не было. На перекрестке, где пересекались дороги, стояло трехэтажное сооружение с огромными окнами разноцветного стекла. Слант догадался, что это или здание местного управления, или гостиница, а может, и то и другое.

Как выяснилось при ближайшем рассмотрении, это был постоялый двор.

Здесь даже была конюшня, прилепившаяся сзади к основному зданию, где за небольшую плату можно было накормить лошадей и оставить их на ночь. Хотя до сумерек было далеко, Слант решил остановиться и заночевать здесь.

Покинув гостиницу на рассвете, они без труда достигнут города к полудню.

К его удивлению, хозяин заявил, что на первых этажах свободных комнат нет. Сланту и его спутнице не встречалось других путешественников, и было еще слишком рано искать крова на ночь. И конюшня была пуста. Заметив удивление первых своих постояльцев, хозяин объяснил Сланту, что с минуты на минуту ожидает очередного каравана на запад. Караван этот проходит здесь раз в месяц, и купцы с охраной занимают полностью весь второй этаж.

Они всегда останавливаются в этой гостинице.

Слант согласился, что не стоит ссориться с такими важными клиентами, и принял ключ от комнаты в юго-восточном крыле третьего этажа.

Золотого, заплаченного за комнату и конюшню, хватило еще и на завтрак и обед. Издерганный ожиданием каравана хозяин поспешил накормить путников и избавиться от них. Эннау понесла наверх седельные сумки. Потом они отыскали столик в общей зале и позволили слуге принести им эль, хлеб, фрукты, сыр и мясо с густой подливой.

Они сидели друг напротив друга и не торопясь наслаждались горячим мясом. При этом Слант успевал поглядывать в окно на спешащих мимо горожан, а Эннау наблюдала за Слантом. Утолив первый голод, она вдруг спросила:

— Сколько тебе лет?

Слант вздрогнул от неожиданности.

— Не знаю.

— Как это? Ты же должен знать, когда родился.

— Да, конечно, только со мной не так просто. Я родился примерно триста лет назад. Когда точно, я не знаю — потому что родился на Древней Земле, а здесь другое летоисчисление. Мне было восемнадцать, когда я покинул Древнюю Землю, и девятнадцать, когда вылетел с Марса.

— Не понимаю. Это просто бессмыслица — то, что ты говоришь. Я думала, ты из Тейши.

— Я сказал, что из Тейши, потому что так проще. И безопаснее. Я с Древней Земли.

Он и сам не знал, с чего вдруг разоткровенничался перед Эннау. Раньше он избегал таких вопросов. С тех пор как он покинул Марс, ему всегда приходилось лгать, чтобы поддерживать свою легенду. Если бы он сказал кому-нибудь правду, компьютер убил бы его или, по меньшей мере, настоял на убийстве собеседника.

Его желание говорить, развивал он свою теорию дальше, в очередной раз почти забыв об Эннау за своими мыслями, в сущности, реакция на долгое подавление со стороны компьютера. Наконец-то он свободен говорить все что ему заблагорассудится и пользоваться этой свободой, как самый обычный человек.

— Древняя Земля — это одна из звезд, маленьких огоньков на небе, да?

42
{"b":"28600","o":1}