ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Солнце как-то слишком быстро встало у него над головой, и ему показалось, что день здесь гораздо короче того стандартного двадцатичетырехчасового цикла, который искусственно поддерживали на подземных базах Марса и который он по привычке оставил на корабле. Может, так оно и было, а может, в своем субъективном времени он отошел от обычного времени еще дальше, чем предполагал. На соответствующий запрос киборга компьютер информировал его, что сутки здесь действительно короче земных и составляют приблизительно двадцать часов.

Был полдень, но солнце находилось несколько южнее зенита, поскольку приземлился он достаточно близко к северному полюсу, а по календарю здесь сейчас что-то между летним солнцестоянием и осенним равноденствием. Слант вышел на дорогу, довольно широкую, мощеную когда-то. Теперь лишь узкая тропа посередине свидетельствовала о том, что ею пользуются.

Оглянувшись по сторонам, Слант не обнаружил ничего нового — все тот же лес вокруг. И все-таки дорога — это уже нечто: все они имеют обыкновение куда-нибудь да вести, и эта, поворачивающая к северо-востоку справа от него, может сгодиться не хуже любой другой.

Слант устал, ему было жарко, и у него не было никакого желания тащиться под палящим солнцем. Поэтому, присев на обочине в благодатной лесной тени, он вытащил из мешка несколько плиток синтезированной на корабле пищи и приготовился перекусить.

Стандартная инструкция предписывала обходиться тем, что можно найти на исследуемой планете, и использовать припасы с корабля лишь в экстренных случаях. Он и сам бы предпочел натуральные продукты искусственной пище, которой целую вечность пришлось питаться на борту, потому и захватил с собой лишь несколько плиток.

Теперь Слант уже жалел о своей непредусмотрительности. Надо было взять побольше: еловая смола вряд ли съедобна, а что касается местной фауны, он не видел пока ничего, кроме каких-то неведомых пичужек.

Встречались в лесу и насекомые, мхи и лишайники, ползучий виноград, вьющиеся растения, но не было покамест никакой возможности выяснить, что из этого съедобно и не окажутся ли растения, схожие с известными ему земными видами, ядовитыми мутантами.

А кроме того, подобная пища выглядела не более аппетитно, чем синтезированная. Впрочем, Слант понимал, что рано или поздно доберется до населенных районов, а то, чем питаются местные жители, вне всякого сомнения, сгодится и ему.

Стряхивая с колен последние крошки, киборг вдруг услышал приближающийся топот копыт и, схватив автомат, вскочил на ноги. Всадники приближались справа — с востока. На каком расстоянии они находились, определить было сложно. Но вот он начал различать не только стук копыт, но и бряцанье металла — едва ли они слишком далеко.

Он подумал, не укрыться ли в лесу, но быстро отказался от этой мысли.

Во-первых, на это уже не оставалось времени, а во-вторых, если он хочет хоть сколько-нибудь продвинуться в своем расследовании, ему все равно рано или поздно придется вступить в контакт с местным населением. Спустив с плеча автомат, Слант стоял в ожидании на обочине дороги.

Через несколько секунд из-за поворота показалось с полдюжины всадников — рослые, атлетически сложенные люди, по виду воины. На них были меховые безрукавки, очень похожие на его собственную — Слант поздравил себя с удачным выбором гардероба, — и искусно сплетенные набедренные повязки. У каждого на широкой кожаной, окованной железом перевязи висел тяжелый меч, а на плече был закреплен округлый щит. Лошади их — высокие животные с гладкой блестящей шкурой — несли на себе, помимо всадников, притороченные к седлам увесистые тюки.

Завидев чужака у дороги, предводитель натянул поводья, и остальные последовали его примеру. Вся кавалькада, перейдя на шаг, приблизилась к Сланту и остановилась прямо перед ним.

Предводителем оказался громадный мускулистый воин с вьющимися волосами и невероятной длины висячими усами, причем Сланту показалось, что воин моложе его.

Первым заговорил всадник.

— Привет тебе, чужеземец! — раскаты его глубокого баса эхом отдались на пустынной дороге. — Мы не ожидали встретить кого-нибудь в этих местах. Куда ты идешь и откуда ты родом?

Стараясь не подать виду, что волнуется, Слант перевел дыхание. Он без труда понял незнакомца — речь его представляла выродившуюся форму англо-испанского диалекта, на котором говорили во многих завоеванных мирах.

Транслятор компьютера переводил ее Сланту слово в слово, с минимальной задержкой, но даже этой заминки оказалось достаточно, чтобы вызвать недоумение воина — чужак явно медлил с ответом.

Но прошло слишком много времени с тех пор, как Слант в последний раз говорил на каком-либо языке, кроме родного. Так что поначалу само произношение осмысленных звуков давалось ему с трудом, и, кроме того, ему пришлось на ходу приноравливаться к искаженному диалекту собеседника.

— Привет тебе, господин. Я пришел издалека, из места, называемого Тор, и у меня нет определенной цели.

Название Тор первым пришло в голову. Раздумывать было опасно, и Слант несколько легкомысленно решил, что сойдет и так.

— Тор? Никогда о таком не слышал. Где расположено это место?

Вспомнив, что находится где-то у восточной оконечности континента, Слант ответил:

— На западе.

— Что-то не припомню, хотя столь короткое и странное наименование должно было бы застрять в памяти. Это по нашу сторону Праунса?

— Нет, за ним, — отчаянно импровизировал Слант. Казалось разумным поместить свои предполагаемый дом как можно дальше.

Лучше бы этот человек поменьше интересовался тем, откуда он родом!

— А я и не знал, что за Праунсом есть населенные земли.

Слант пожал плечами.

— Как же ты попал сюда, если твой дом так далеко?

— Я — бродяга без собственного жилища и особой цели.

Эта дурацкая фраза вспомнилась ему из какого-то из прочитанных вражеских документов, но, не будь ее, Слант, пожалуй, вообще не нашел бы подходящего случаю выражения.

— Бродяга? Какой бродяга? Как тебя звать? И где твоя семья?

В голосе воина отчетливо слышались нотки недоверия, и Слант решил, что в этом обществе люди не увлекаются бесцельными путешествиями.

— Зовут меня Слант, и брожу я где мне вздумается, так как у меня нет ни дома, ни семьи, и мне надоел Тор.

Слова приходили теперь легче, и он уже мог расслышать, что второпях придуманное название его воображаемого дома не очень-то вписывается в здешний язык.

— А что у тебя в руках? — всадник указал на автомат.

— Не знаю, — пожал плечами Слант. — Я нашел эту штуку в лесу и подумал, а вдруг она на что-нибудь сгодится.

— Дай взглянуть.

Скрывая нежелание, Слант протянул оружие, и компьютер тут же предупредил его:

— Сдача в плен запрещена.

Пытаясь совладать с волнением, киборг так же беззвучно ответил:

— Заткнись! Я не сдаюсь, он всего лишь хочет посмотреть на пушку; он даже не знает, что это оружие — ему просто интересно. Если бы я сдавался, я бы отдал ему и нож, так ведь?

Слант прекрасно понимал, что компьютер немедленно покончит с ним, если решит, что он сдается, и надеялся всем сердцем, что всадник не попросит у него нож.

К счастью, незнакомец ограничился автоматом. Он внимательно рассматривал его, и так и этак вертя в руках, стараясь не задеть ни один из механизмов. Наконец он поднял глаза:

— Где ты это нашел?

— Вон там. — Слант махнул рукой куда-то на юго-запад.

— Похоже на реликты Сефарипура. На твоем месте я был бы с ним поосторожнее. Пару лет назад похожий реликт разнес половину музея. Старая магия, очень опасная.

Он протянул оружие обратно Сланту, который принял его, благодарно кивнув в ответ. Внешне его облегчение никак не проявилось, и он одернул компьютер:

— Видишь? Я не сдавался.

— Подтверждение.

Теперь всадник, так же пристально и довольно-таки настороженно, как до того автомат, изучал самого Сланта.

— Говоришь, бродишь без цели?

— Да.

6
{"b":"28600","o":1}