ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он должен посадить корабль. Как угодно. Сойдет любая посадка.

Пострадает ли корабль и насколько, не имеет ровно никакого значения.

Ручного управления на корабле не было. Звездолет был сконструирован только для совместного управления — киборгом и компьютером. Его намеренно оборудовали так — чтобы предотвратить захват и использование корабля врагом. Самое большее, что он может сделать, — это вырвать контрольные кабели, ведущие к двигателям, и замкнуть их в аварийные коммутаторы.

На это у него не было времени. У него ни на что не было времени. Без компьютера или кабеля прямого контроля ничем не управляемый корабль может разбиться в любую минуту, а он даже понятия не имеет, по какой траектории двигается судно.

Рубка мерцала в красноватой дымке. Что это? Снова какой-то выверт зрения?

Может быть, розетка в шее все же не безнадежна, подумал внезапно Слант и, схватив кабель, попытался воткнуть его на прежнее место.

Кабель не входил. У Сланта возникло жутковатое, тянущее, воющее ощущение, когда состоящий из нескольких тысяч тоненьких игл контакт задел за край гнезда, где сгорела изоляция, оставив по себе голый металл. В этом месте контакту проходить не полагалось, но какой-то сигнал все же до него донесся.

Уже что-то. Он надавил на кабель сильнее, стараясь не думать, во что превращается рана на шее, и почувствовал легкий скрежет металла о кость, когда коснулся кабелем позвоночника.

Ему снова померещилось нечто, похожее на покалывание тока. Он напрягся, чтобы почувствовать контакт, прорваться в сенсорные цепи корабля и увидеть то, что ему нужно.

Он смутно ощущал: происходит что-то необычное. Слант закрыл глаза.

Рубка не исчезла! Остаточное изображение, будто выгравированное в ярких красках спектра, не только не померкло, — напротив, стало еще интенсивнее.

Он не хотел этого, ему нужно войти в контакт с сенсорами корабля. Слант сконцентрировался, изображение рубки расплылось и исчезло, и перед глазами киборга возникло пространство с двигающимся в нем кораблем.

Он скользил по длинной пологой кривой, уже миновав Олмею, свою первую предполагаемую цель, направляясь к лесистым холмам на востоке. Значит, звездолет разобьется где-то к северо-западу от Праунса. Слант уловил это спонтанной вспышкой сознания и как-то автоматически удивился происходящему. Все было более чем странно. Информация поступала не в обычной своей форме. Он не интерпретировал кодированные данные, а видел, именно видел все, как будто корабль внезапно стал прозрачным. Кожу странно покалывало, особенно на лбу и тыльной стороне ладоней.

Может ли это иметь отношение к освобождающему коду? Этот новый, диковинный способ видеть открылся ему, потому что он теперь Сэм Тернер? Не киборг, пилотирующий вместе с компьютером военный корабль?

У него не было времени задумываться над такими вещами. Ему надо посадить корабль в целости или, по крайней мере, так, чтобы выжить самому.

С теперешним курсом все в порядке, но скорость слишком велика.

Осколки корабля разлетятся в радиусе нескольких километров.

Незначительная, по мнению компьютера, скорость карательного рейда — более тысячи метров в секунду. Если он затормозит, корабль постепенно сбросит скорость, но шансов выжить человеку на борту это не даст все равно.

Необходимо замедлить ход корабля и одновременно с этим задрать вверх его нос, а потом резко бросить вниз, для приземления на брюхо, используя деревья для смягчения посадки.

Слант мысленно направил свои приказания по кабелю, или, по крайней мере, попытался. Ничего не вышло.

Крепко закрыв глаза, Слант сконцентрировался. Правая рука сжалась вокруг кабеля, а левой он уцепился за край кушетки. Голова ответила резкой болью, по телу разбежались электрические разряды. Он еще успел подумать, не собирает ли его тело утекающий из кабеля ток, как внезапно восстановилась связь. Увидев стремительно приближающуюся землю, Слант еще раз приказал кораблю тормозить.

На этот раз получилось: выстрелил один из тормозных двигателей и корабль резко изменил курс. Торопясь скорректировать положение, чтобы корабль не ушел вверх, в штопор, Слант глубже вдавил кабель.

Это движение согнуло несколько контактов и вырвало клок кожи у края разъема, заставив его руку, все еще державшую кабель, провести им по голой шее. Кожа покрылась мурашками, и Слант едва не закричал от дикой, ужасающей боли. Ему нужно удержать перед собой изображение земли, чтобы управлять кораблем! Если он потеряет его теперь, он погиб.

Он удержал его. Выпалил другой тормозной двигатель, и Слант увидел, как корабль выровнялся, сбросив скорость, и мягко падает на один из лесистых холмов.

Но ведь кабель даже и близко не подходил к гнезду! Казалось, его кожа отделилась от тела и волосы стоят дыбом, как будто в него ударила молния.

Открыв глаза, Слант отвел кабель так, чтобы увидеть его. Штекер был безнадежно сломан, его контакты сплавлены, погнуты, искорежены. И тем не менее с его помощью он управлял кораблем. Он отчетливо видел кабель и одновременно видел оплетающую его замысловатую сеть желтых и красных огоньков. Приближающаяся земля была почему-то того же цвета, что и средства управления кораблем. Наваждение? Волшебство?..

Времени удивляться тому, что происходит, не было. Ему нужно посадить корабль. Деревья поднимались и опускались вокруг. Слант поправил угол падения, поправил еще раз, затормозил — и ударился о землю.

Это была неудачная посадка, просто плачевная. Слант слышал, как с грохотом разваливается корабль, пробивая себе путь сквозь кроны деревьев.

Однако теперь он знал, что эта посадка и все, что ей предшествовало, — чудо, наяву происшедшее с ним. Он не мог выжить. Не мог посадить корабль.

Он выжил. И посадка произошла. И единственное, что дало ему такую возможность, — магия.

Это было последней его сознательной мыслью.

25

Слант очнулся от запаха тлеющей изоляции, треска искр и шипенья пламени и, открыв глаза, увидел клубы дыма. Повинуясь отточенным гипнотическими установками реакциям, оставшимся ему в наследство от прошлого, он сразу же стал двигаться, пытаясь убраться подальше. Дым убивает вернее чем огонь.

Глаза слезились, но кое-как ему все же удалось разобрать, что происходит. Он все еще в рубке управления, лежит на куче потрепанных книг.

Сколь неудачное, столь же и чудесное приземление сбросило его с антигравитационной кушетки, но книги смягчили падение. За исключением нескольких незначительных синяков новых ран не было. Какое-то из устройств антигравитационной кушетки — одна из опор неподалеку от места, куда выходил кабель прямого контроля, — горело ярким пламенем. Только тут Слант обратил внимание, что все еще держит в руках конец кабеля. Отлетев в сторону при падении звездолета, он, должно быть, вырвал его из контакта.

Сланта снова настигли клубы дыма, он закашлялся. Необходимо как можно скорее выбраться отсюда. Системы вентиляции отключились или погибли во время падения корабля, — гудения их слышно не было. И единственным признаком движения воздуха был нарастающий жар ревущего пламени.

Бывший киборг ползком пересек рубку и, добравшись до двери, обнаружил, что коридор наклонен под немыслимо крутым углом. Болели легкие, шею и затылок все еще пожирало агонией, но головная боль, мучившая его последние десять часов, исчезла. Теперь он мог соображать.

Слант с трудом, на четвереньках пробирался по коридору, стараясь прижиматься к полу, где воздух был чище. Впрочем, дым целиком заполнял только рубку. Двери кладовых вырвало при ударе корабля о землю. Содержимое складских отсеков вывалилось в коридор, и Сланту пришлось ползти среди рассыпавшихся инструментов и сломанных механизмов.

Внутренняя дверь шлюза была открыта, но так искорежена, что в нее пришлось буквально протискиваться.

То, что называлось шлюзом, больше не существовало. Трещали замкнувшиеся провода, вспыхивали предупреждающие огни, горели аварийные лампы, и прорванная труба подачи питания в теплицу разбрызгивала питательный раствор гидропоники по всей камере. Внешняя дверь была распахнута настежь. С разъединенным гидравлическим механизмом компьютер не сумел закрыть ее, и корабль так и летел с открытой дверью. Возможно, это тоже осложнило контроль за посадкой, подумал Слант. Он полз вверх, к выходу, по наклонному полу Ухватившись за дверь, он поднялся на ноги — и внезапно остановился: нога, которую он перенес за порог, не встретила ожидаемой опоры. Выглянув, Слант обнаружил, что при посадке оторвалось целиком все крыло. Теперь, разбитое на части, оно лежало в нескольких метрах от звездолета.

60
{"b":"28600","o":1}