ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Резные подоконники, наличники, детали орнамента были из разных материалов. Но преобладал цветной мрамор, хотя невольно обращало на себя внимание малахитовое обрамление окон одного из домов и мозаика из ляпис-лазури на другом. Вернее, будто бы малахитовое: Слант знал, что подобные минералы могут варьироваться от мира к миру, и никогда нельзя сказать наверняка, что именно перед тобой.

Многие дома обладали даже такой роскошью, как застекленные окна с медными переплетами — хотя, конечно, далеко не все. Это было действительно впечатляюще.

Но вот что, пожалуй, было самым примечательным в городе — или на той улице, по которой они с Силнером ехали, — все казалось воплощением цельного замысла одного архитектора. Каждое здание гармонировало со своими соседями, вливаясь в один общий ансамбль, и все они, каждое по своему, были безукоризненно изящны и радовали глаз ритмичным повторением отдельных деталей.

Различия в орнаментах никогда не выходили за рамки единого стиля, ограничиваясь лишь цветом, размерами и расположением элементов.

Если это работа одного архитектора, то он (или она), изумительно одаренный мастер, подумал Слант. Немного встречалось ему столь же красивых городов, даже на Древней Земле.

Ни Силнер, ни случайные прохожие, иногда попадавшиеся им навстречу, не выказывали никаких признаков восхищения городом. Без сомнения, все это великолепие казалось им чем-то само собой разумеющимся.

Примерно через километр от ворот они попали с широкой улицы на просторную площадь: квадрат, вымощенный по спирали камнем трех цветов, с фонтаном в центре. Силнер спешился, и Слант, последовав его примеру, спрыгнул на землю, только тут обнаружив, что тело его не просто затекло от долгого сидения в неудобной позе, но ноет и болит каждой косточкой.

Проделав несколько упражнений для расслабления и растяжки мускулов, которым его обучили на Марсе, он почувствовал себя много лучше.

И только тут заметил, как уставился на него Силнер. Лицо молодого воина выражало такое неприязненное изумление, что Слант решил не повторять гимнастику.

Убедившись, что привлек внимание чужака, Силнер круто повернулся и, не оглядываясь более, зашагал к красивому зданию внушительного вида на дальней стороне площади, занимавшему эту сторону почти целиком. Слант послушно следовал за ним, на ходу закинув на плечо автомат.

Мозаики здания были гораздо богаче всех остальных, и киборг догадался, что это и есть резиденция Совета, на заседание которого его привезли. Поднявшись вверх по широкой лестнице, Силнер, не останавливаясь, распахнул створки огромных черных дверей и через полутемный холл направился к освещаемому факелами коридору.

Ни о чем в особенности не задумываясь, Слант шел следом за ним, машинально отметив про себя, что свет факелов кажется особенно тусклым после яркого света снаружи.

Пока что он позволял событиям следовать своим чередом, предпочитая идти по пути наименьшего сопротивления, хотя отчетливо сознавал, что от киборга ожидается совсем иное, а потому не слишком удивился, когда компьютер заявил:

— Киборг вступает в здание, которое, предположительно, является вражеской цитаделью. Программа расценивает подобные действия как крайне рискованную операцию, невзирая на статус прикрытия. Все рискованные операции требуют полной собранности, и киборг обязан провести детальную разведку вражеской цитадели.

— Не могу я производить никакой разведки — ведь я, если ты помнишь, не один. Благодаря «легенде» лицо, идущее впереди, считает меня кем-то сродни себе, только с другой базы, и ведет к местным властям для получения разрешения на мое свободное перемещение в рамках данного центра. До получения подобного разрешения желательно полное сотрудничество...

Конечно, эта тирада нисколько не соответствовала истинному положению вещей. Сланту просто надоело выслушивать назойливую бессмыслицу помешавшегося на войне компьютера. Он уже склонялся к мысли, что нарушение «гравитационного поля» — скорее всего следствие каких-то неполадок в приборах корабля или ложной интерпретации компьютером природных данных планеты, поскольку совершенно не мог представить, как можно создать искусственно нечто подобное.

На ответ компьютеру понадобились две или три секунды, и Слант уже испугался, что тот поймал его на лжи. Тогда он, по всей вероятности, сочтет это предательством и прикончит его прямо здесь, на полпути в Совет.

Тем не менее, ожидая ответа, киборг продолжал спокойно шагать по коридору.

— Объяснение принято. Продолжать намеченные действия.

— Уф! — только тут Слант заметил, что все это время сдерживал дыхание.

Впрочем, компьютер не обошелся без дополнительного комментария:

— Киборг находится в центре скопления аномалий, представляющих собой результаты вражеских военных исследований, и приближается к месту максимальной их концентрации. Требуется предельная осторожность.

Это подтвердило подозрения Сланта, что именно в Тейшу и вел его компьютер. Вероятно, приборы корабля по ошибке зарегистрировали в городе как гравитационную аномалию что-нибудь совершенно безвредное, не опаснее масляной лампы или кухонной печи. Он понятия не имел, насколько обоснован подобный выверт со стороны компьютера, но по крайней мере, это бы все объяснило. Какова бы ни была сложившаяся ситуация, он все равно идет именно туда, где все встанет на место.

Коридор кончился тяжелыми деревянными дверями, куда Силнер трижды постучал. Сланту, отставшему от него на несколько шагов, пришлось остановиться.

Двери приоткрылись, и между створками показалась заросшая до глаз черной бородой физиономия:

— Привет, Силнер.

Человек был явно настроен поболтать, но шлем, выраставший чуть не из бороды, выдавал в нем охранника.

— Привет, Керрайдин. Боюсь, мне необходима аудиенция, и как можно скорее. Мы подобрали по дороге чужака, и Гуэррам решил, что Совету, возможно, стоит взглянуть на него.

— Нет проблем. Они как раз спорят по поводу какой-то новой системы обучения. Подожди здесь пару минут.

Голова исчезла, и двери снова закрылись. Слант и Силнер молча ждали.

Не прошло и нескольких минут, как двери широко распахнулись, и чернобородый страж громко, раскатисто объявил:

— Силнер из Тейши, тебе дарована аудиенция!

Залом заседаний оказалась обширная круглая комната, может быть, метров двадцати в диаметре; из купола, заменяющего обычный потолок, лились потоки света, с которым смешивался свет ярких светильников, вделанных в мраморные стены. Комнату опоясывали деревянные скамьи, а в центре, вокруг огромного белого мраморного стола, сидели семеро, облаченные в черные мантии. Все они обернулись взглянуть на вновь пришедших.

Силнер остановился в двух-трех метрах от стола и опустился на одно колено, жестом повелев Сланту сделать то же самое. После минутного промедления Слант подчинился.

С минуту они неловко стояли на коленях, потом заговорил один из одетых в черные мантии — высокий старик с длинной белой бородой:

— Итак, Силнер, объяснись перед Советом. Я думал, мы послали тебя в Орну вместе с отрядом Гуэррама.

По контрасту с его преклонным возрастом голос длиннобородого старца оказался неожиданно мощным и звучным.

— Да, советник, — Силнер поднялся с колен и сделал шаг вперед. — Вы послали меня с Гуэррамом, но он отослал меня назад, в город, сопровождать чужеземца, которого мы встретили по дороге и который зовет себя Слантом.

— Построение фразы указывает на возможные сомнения в аутентичности личности киборга. Обман может быть обнаружен.

Слант проигнорировал заявление компьютера. Он слушал белобородого советника, заговорившего вновь:

— Что ж, если Гуэррам послал его к нам, пусть чужеземец сам расскажет о себе членам Совета.

Сделав шаг вперед — стоять на одном колене было довольно нелегко, и он незаметно для всех переменил позу — и оказавшись рядом с Силнером, Слант начал свои объяснения:

— Меня зовут Слант из Тора, селения по ту сторону Праунса. Я — безвредный бродяга, никому не чинящий вреда. По дороге я случайно столкнулся с вашим посольским отрядом, и меня по решению Гуэррама привели сюда.

8
{"b":"28600","o":1}