ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мне без разницы, — возразил Думери. — Главное, чтобы были драконы.

— Значит, тебе нравятся драконы?

Думери помедлил с ответом. Он-то имел в виду другое. Куда больше драконов его интересовала драконья кровь и деньги, которые выкладывали за нее чародеи.

С другой стороны, его тянуло и к драконам.

— Да, очень нравятся, — ответил он.

— Когда я вошел, ты наблюдал за ними из окна, не так ли?

Думери кивнул.

— Как по-твоему, ты уже набрался сил и можешь выйти наружу? Если хочешь, мы можем подойти к ним поближе.

— С удовольствием, — ответил Думери.

В конце концов, если ему придется выращивать драконов, а он твердо верил, что найдет способ уговорить Кеншера оставить его на ферме, чем быстрее он начнет знакомиться с их повадками, тем лучше. Кроме того, ему хотелось расположить к себе Кеншера. Начал он не с той ноты, рассердив его своими глупыми угрозами, а теперь надо попытаться загладить свою вину.

Пять минут спустя, закутавшись в плащ на меху, который одолжил ему Корун сын Кеншера, Думери вслед за Кеншером выходил через дверь черного хода.

Ледяной ветер ударил ему в лицо, щеки сразу покраснели, на глазах выступили слезы.

— Холодно, — выдохнул он. Зубы его начали выбивать дробь. Кеншер удивленно посмотрел на него.

— Немного. Для этого времени года. Но не такой уж и мороз. Просто ты слишком много времени пробыл в доме.

Думери крепко сжал зубы, чтобы они не стучали, и не ответил.

— Разумеется, ты из Этшара. — Кеншер через двор шагал к первой площадке-клетке. — Там мороза не бывает. Не то что здесь, в Алдагморе.

— Нет, — выдавил из себя Думери, — не бывает.

Он-то всегда думал, что зимой в Этшаре-на-Пряностях холодно, иной раз выпадает снег, но не в разгаре весны, когда даже дождь и тот теплый. А ветер с Залива всегда наполнен влагой. Видно, в горах совсем другой климат.

При мысли о том, каково здесь будет зимой, по его телу пробежала дрожь.

Но Думери отогнал ее и сосредоточил свое внимание на драконах.

Они стояли у первой площадки-клетки, забранной мелкоячеистой сеткой из толстой проволоки, закрепленной на металлических столбах толщиной в фут. Размеры площадки не впечатляли: прямоугольник тридцать на пятнадцать футов. Высота ограждения не превышала десяти футов, та же сетка накрывала площадку и сверху.

Из клетки на людей таращилась дюжина маленьких дракончиков.

Думери не мог оторвать от них глаз.

— Птенцы, — пояснил Кеншер. — Вылупились из яиц шестиночье назад, когда я был в Этшаре. Дело это ответственное, моя помощь пришлась бы кстати, но я не успел вернуться. В этом году у нас были только две кладки. Обычно больше.

Ближе всех сидел самый большой дракончик, черный, с желтыми глазами. Длиной от кончика хвоста до носа в четыре или пять футов, большая часть которых приходилась на хвост. Каждая из четырех костистых лап заканчивалась пятью белыми блестящими когтями. Длинная, узкая голова, торчащие уши. Желтые глаза с узкими, как у кошки, зрачками.

Когда дракон понял, что Думери смотрит на него, он разинул пасть и зашипел. Думери заметил узкий желтовато-красный язычок, окруженный сотнями мелких белых зубов. Как ему показалось, очень острых.

По бокам дракончика свисали крылья, черные, кожистые, как у летучей мыши.

— Крылья... — указал Думери.

Кеншер отвел руку мальчика подальше от сетки.

— Они кусаются.

Думери шумно глотнул и посмотрел на указательный палец, побывавший в ячейке сетки, дабы убедиться, что он на месте.

— Перебиты, — добавил Кеншер.

— Что? — повернулся к нему Думери.

— Крылья перебиты, — повторил Кеншер. — Нам приходится это делать, чтобы они не улетели. В окрестных лесах нам не нужна стая летающих драконов.

— Понятно. — Думери вновь посмотрел на черного дракончика. — Но сверху натянута сетка.

— Да, конечно, но... — Кеншер помолчал. Вероятно, думал, как получше объяснить новичку, что к чему. — Видишь ли, с летающими драконами управляться куда сложнее. Когда ты входишь в клетку, они могут сбить тебя с ног и вырваться на свободу. А уж летающего дракона поймать невозможно. Этот черный весит тридцать или сорок фунтов, а он только вылупился из яйца. Через месяц он уже потянет фунтов на шестьдесят, через три — на все сто. Со стофунтовым летающим драконом шутки плохи. Даже с теми, что не летают, совладать нелегко, можешь мне поверить.

За большим черным дракончиком сгрудились штук шесть зеленых, поменьше. Красно-желтый вышагивал в одном углу. Два сине-зеленых и один красный спали, прижавшись друг к другу.

Думери отметил, что крылья перебиты у всех.

— Значит, драконы действительно могут летать.

— Да, конечно, — кивнул Кеншер. — Большинство может. У некоторых крылья атрофированы или недоразвиты, но остальные могут летать. Во всяком случае, когда они молодые.

— А есть среди них огнедышащие?

Кеншер скривился.

— Здесь нет. Есть и такие драконы, во время войны их тут выращивали, но кровь у них точно такая же, что и у обычных драконов, они были не нужны, поэтому кто-то из моих прапрапрадедушек их уничтожил. Слишком уж опасные твари. Моим предкам приходилось надевать броню, чтобы подойти к их клеткам, да и то кое-кого они поджарили. Иной раз у нас рождается огнедышащий дракон, этот наследственный признак никуда не делся, но таких мы уничтожаем сразу же.

— Значит, эти, — Думери указал на дракончиков, — огнем не дышат?

— Нет. Мы выясняем это быстро. У них из пасти начинают лететь искры.

— Понятно. — Думери отступил на шаг.

— Пошли посмотрим на годовалых драконов, — позвал его Кеншер.

Думери последовал за ним, обходя площадку для птенцов справа.

Следующая площадка была в несколько раз больше. Думери даже не стал прикидывать ее размеры. Сетку заменила кованая металлическая решетка. За ней Думери увидел четырех драконов, двух зеленых, двух золотисто-желтых, каждый длиной от десяти до двенадцати футов. Из клетки шел сильный неприятный запах. Думери даже захотелось зажать нос. Он заметил в углу кучу дерьма, от которого и шла вонь.

Все четыре дракона сгрудились вокруг остатков теленка. Один искоса глянул на людей, а затем продолжил трапезу.

Все драконы были с перебитыми крыльями.

— Им всего по году? — изумился Думери, с почтением поглядывая на когти — каждый длиннее, чем его пальцы.

— Совершенно верно.

Думери заметил, как поднялось золотистое крыло.

— А крылья не заживают?

— Разумеется, заживают, — подтвердил его догадку Кеншер. — Поэтому нам приходится ломать их каждый год.

— И вы ломаете?

— Конечно. Посмотри на этих красавцев по четыре сотни фунтов. Мы не можем вырвать им когти и зубы, потому что тогда они не смогут есть. Но уж летать мы им не даем.

Зеленый дракон поднял окровавленную морду с куском мяса в пасти. Думери содрогнулся.

— И правильно делаете.

Экскурсия продолжалась. Они миновали еще две площадки с годовалыми драконами, затем дюжину громадных клеток для более зрелых чудовищ длиной от двенадцати до двадцати, а то и больше футов. Все злобно смотрели на людей, иной раз возмущенно ревели, и Думери приходилось затыкать уши, чтобы не оглохнуть.

Все площадки окружала мощная изгородь. Кеншер заметил, что Думери то и дело поглядывает на нее.

— Иногда они выбираются из клеток, — пояснил он. — Мы не знаем, как им это удается, но такое случается. Драконы — хитрые и ловкие твари. Наружная изгородь их останавливает.

— А бывало, что они вырывались на свободу? — спросил Думери.

— Да, — с неохотой признал Кеншер.

Думери посмотрел на леса, лежащие ниже плато.

— Значит, там могут водиться дикие драконы?

— Наверное. Впрочем, я не уверен, что они выживали. Все-таки они не привыкли охотиться, еду приносили им в клетки, дичи в здешних краях немного, а летать они не могут. Скорее всего они передохли от голода.

Думери, однако, слова Кеншера не успокоили. Он вспомнил, как шел по лесу в одиночестве, беззащитный, даже не подозревая о том, что его может съесть голодный дикий дракон.

33
{"b":"28601","o":1}