ЛитМир - Электронная Библиотека

Прошел не один час, прежде чем далеко впереди, у самого горизонта, Думери заметил слабое свечение.

Его удивило это. Неужели так быстро наступил рассвет? И когда они успели повернуть на восток?

Еще через какое-то время он посмотрел вниз и увидел огни, слабенькие, разделенные большими расстояниями, но огни — костры, фонари, факелы. Лес остался позади, теперь они летели над освоенными землями.

А вскоре они пролетели над движущимися огнями. Думери догадался, что он видит фонари, горящие на судах, которые плыли по Великой реке.

Свечение на горизонте все усиливалось.

Этшар — наконец-то дошло до него. Светился город, Этшар-на-Пряностях, светился тысячами факелов, фонарей, ламп, горящих на улицах, во дворах, в окнах.

Он дома!

До Этшара оставалось не больше лиги.

— Отрок! — услышал он голос Алдагон, — Впереди, до самого города, одна вода. Где же большак?

Думери еще сильнее ухватился за уши, вновь уперся в челюсть соскользнувшей правой ногой.

— На западе! — прокричал он в ухо драконше. — Впереди Восточный залив. Нам надо на запад.

Он никак не мог понять, как она отличала воду от суши: внизу-то царила тьма.

Алдагон описала широкий полукруг, одновременно снижаясь. Они пролетели над зданием с горящим факелом у двери, и Думери подумал, что это, должно быть, гостиница, в конюшне которой он провел первую ночь вне города.

Они уже летели над большаком, направляясь к городу.

А когда свечение распространилось по всему восточному горизонту, Алдагон коснулась земли.

— Смотри, вон сторожевые башни и ворота!

Думери всмотрелся в темноту, но различил какие-то смутные силуэты. Вероятно, Алдагон обладала куда более острым зрением. Громадная голова драконши легла на землю. Думери перекинул ногу через шею, спрыгнул на большак.

Огляделся. Свечение на востоке и темнота вокруг. Ветерок шелестел то ли травою, то ли всходами пшеницы.

Он ничего не видел. А слышал лишь дыхание драконши. Даже цикады и те молчали.

— Мне кажется, — громовой голос Алдагон так испугал Думери, что он отпрыгнул в сторону, потерял равновесие и оказался в кювете, — что мы упустили одно важное обстоятельство.

Думери вылез на большак.

— Какое еще обстоятельство?

В темноте он не видел Алдагон. Лишь в отсвете города чуть поблескивали ее глаза.

— Средства общения, — объяснила Алдагон. — Когда ты все подготовишь, тебе придется вызвать меня или самому прийти ко мне. И как мы найдем друг друга?

— О-о-о, — протянул Думери.

Драконша права, они про это забыли.

Но он тут же нашелся с ответом:

— Во время моего отсутствия родители дважды связывались со мной с помощью чародея, который посылал мне магический сон. Драконам снятся сны?

— Да, разумеется!

— Что ж, когда я все подготовлю, я найму чародея и пошлю вам сон.

— Разве для этого тебе не обязательно знать, где я нахожусь?

— Нет... только ваше истинное имя. Э... Алдагон, не так ли?

Драконша долго молчала.

— Правильно я его произнес? — спросил Думери.

— Скажи мне, отрок, что есть истинное имя?

— Истинное? Ну... это... — Когда он пытался поступить в ученики к чародеям, да и раньше, случайно он слышал их толкование истинного имени.

— Я, конечно, не уверен, но истинным называется самое первое имя, которое ты признаешь своим и начинаешь на него откликаться.

Алдагон вздохнула, язык пламени вырвался из ее пасти, осветив кювет, пыльную дорогу, зеленые побеги пшеницы на соседнем поле.

— Этого-то я и боялась.

Думери раскрыл было рот, чтобы спросить, чего именно боялась драконша, но передумал, решив дожидаться продолжения.

— Боюсь, отрок, я должна признаться, что Алдагон не является моим первым именем, хотя я и родилась более четырех веков тому назад. До того, как я научилась говорить, меня звали другим именем, и я откликалась на него.

— Ясно, — кивнул Думери. — И каким же?

— Ты должен понимать, что тогда я была не более чем животным, состоящим на службе в армии Этшара.

— Я понимаю, — покивал Думери. Вновь последовала долгая пауза.

— Меня звали Желтопузик. Желтопузик из третьей роты первого полка Передовой Бригады.

— Его легко запомнить, — попытался утешить драконшу Думери.

— Да, конечно, — ответила Алдагон.

Они помолчали.

— Тогда я пошел, — первым заговорил Думери.

— Разумеется. Никуда не сворачивай с большака, и ты доберешься до городских ворот, а уж оттуда найдешь дорогу домой. Когда у тебя все будет готово, вызови меня через магический сон, и я прилечу, куда ты скажешь. Прилечу с радостью. Мы разорим эту семейку, убивающую моих братьев и сестер, и при этом разбогатеем сами!

— Вы абсолютно правы! — с жаром воскликнул Думери.

— Удачи тебе, Думери-из-Гавани!

Ответ Думери затерялся в громе рассекших воздух крыльев драконши. Алдагон растворилась в черноте неба.

Когда ветер, поднятый ее крыльями, стих, Думери повернулся и зашагал по большаку к городским воротам.

Он уже знал, что следующие несколько лет ему придется попотеть. Он решил, что последует совету отца и станет учеником у какого-нибудь преуспевающего купца. Научится покупать и продавать, перевозить товары на большие расстояния. В пятнадцать лет, если ему повезет и он выкажет завидное усердие, он станет подмастерьем. В восемнадцать — наверняка.

До той поры никогда и никому не скажет, каким товаром он намеревается торговать. И будет откладывать заработанные деньги.

И в конце концов придет день, когда он сможет связаться с Алдагон. В пятнадцать лет, восемнадцать, может, в двадцать один, если возникнут непредвиденные трудности, но такой день наступит.

А потом он откроет свое дело. Думери-Дракон, Поставщик Чародеев. Он разорит Кеншера и его клан, положит конец жестоким убийствам драконов. Пусть Тетеран и прочие чародеи злятся, в конце концов им все равно придется согласиться на условия Думери. Он будет посылать скот Алдагон, получая взамен драконью кровь, и со временем станет очень богатым.

Поначалу он прикинется охотником на драконов, думал он, когда споткнулся и с трудом удержался на ногах. И лишь наладив поставки крови, откроет свой секрет, покажет всем, что подружился с драконами, вместо того чтобы охотиться или убивать этих благородных существ. Конкуренции он мог не опасаться: где еще найти такого дракона, как Алдагон? А если кто и найдет его, сможет ли подружиться с таким чудищем? Ему на удивление повезло. Попади он в гнездо, когда, кроме Алдагон, там никого не было, она бы убила его. А если б она не прилетела, его сожрали бы молодые драконы. Если б он был вооружен не игрушечным кинжалом, а настоящим оружием, если б птенец не оказался под рукой...

Он сомневался, что у него появятся конкуренты, даже если все узнают, каким образом ему удалось разбогатеть.

За раздумьями он и не заметил, как подошел к открытым воротам, ярко освещенным факелами и фонарями Рынка. Жаль, конечно, что Алдагон не приземлилась прямо на площади. Подумать только, какое впечатление произвело бы его триумфальное возвращение в Этшар. Стофутовый дракон и его наездник, Думери-из-Гавани, Думери-Дракон. Чудо! Вот о чем судачили бы не один год!

В этот раз он, естественно, на такое не решился.

Но со временем...

Со временем, пообещал он себе, когда драконью кровь можно будет купить только у него, он обязательно прилетит в Этшар!

48
{"b":"28601","o":1}